Жизнь на орбите

– С Фатеевым про ГЛОНАСС говорили?
– Да только про это и говорили…

С ведущим российским учёным, профессором кафедры радиоэлектроники ПИ СФУ Юрием Леонидовичем Фатеевым беседовать на тему, не касающуюся его работы, – бесполезно. Нет ни нормального отпуска, ни любимого чтива, ни хобби… В год – по шесть, а то и более командировок. Психологи сразу поставили бы диагноз: типичный трудоголик. И тут же отчасти оправдали бы «пациента»: для доктора технических наук это не фатально…

ГЛОНАСС под «углом»

Юрий Леонидович протягивает мне макет своего изобретения – металлическую рамку треугольной формы. Ого, говорю, тяжеловато, и куда «это» можно приспособить? Руководствуясь, видимо, правилом, что лучше один раз показать, Фатеев раскладывает на столе снимки, сделанные на полигоне Ашулук, в учебном и научно-исследовательском центре боевого применения зенитных ракетных войск ПВО.
Угломерная навигационная аппаратура (образец я держала в руках), например МРК-32, используется здесь довольно широко.
– Радиолокационные станции, зенитные комплексы, станции связи снабжены нашей аппаратурой, которая помогает определять пространственную ориентацию объектов, – поясняет профессор. – Большинство этих разработок изготавливает ФГУП «НПП «Радиосвязь». В их числе и станция спутниковой связи Р-439-МД1. Устанавливают такой прибор, например, на БТР или на грузовой автомобиль – и в путь! А в это время антенна стоит и смотрит строго на спутник, при любых маневрах.
– Как же раньше военные обходились без таких чудо-аппаратов?
– Приезжали на «точку», брали теодолиты и начинали ориентироваться – на всё про всё уходило не менее получаса. С нашим прибором на «точку» приезжать не надо: он позволяет ориентироваться в движении. Такое высокочувствительное оборудование установлено на президентском катере в Сочи. Налажено и серийное производство. А вот ещё одна наша гордость – высокоточная навигационная аппаратура МРК-33.
– А на вид ничего особенного – плоская металлическая коробочка…
– Это только внешне, а внутри – высокий интеллект. Он позволяет измерять текущие навигационные параметры и обеспечивать непрерывный мониторинг навигационного поля, чтобы сохранить целостность сигналов, идущих от модернизированной ГЛОНАСС. Сейчас наша кафедра совместно с радиозаводом и ООО «Информационные спутниковые системы» им. академика М.Ф. Решетнёва» участвует в создании сети беззапросных измерительных систем. До появления этого новшества использовалась такая схема: мы посылаем сигнал на спутник, получаем ответ и от данной точки измеряем дальность с помощью лазерных дальномеров. Но эти приборы имеют большой минус – работают только в условиях ясной ночи, к тому же сильно физически и морально устарели. А беззапросная аппаратура сама получает сигналы, которые излучает спутник, и выдает высокоточные результаты измерений. В сигналах ГЛОНАСС есть военный и гражданский коды, и новая аппаратура круглосуточно измеряет параметры всех сигналов.

Сдвиг по фазе

– Юрий Леонидович, вы рассказываете о технике, как о чем-то живом. Откуда это у вас?
– Не наследственное – точно. Я и в школе-то когда учился, о будущей профессии серьезно не задумывался – ветер в голове гулял, но техника нравилась всегда… Поэтому сразу после 8-го класса поступил в радиотехнический техникум в Красноярске. Первый спецпредмет у меня вела педагог от бога – Валентина Борисовна Лыкова. Она сейчас преподает в нашем университете. Именно тогда я и определился с выбором, но впереди была армия. После службы пошел работать на завод в г. Красноярск-45 и поступил на заочное отделение в Политехнический институт, когда мне уже исполнилось 25. Получается, что институт я закончил в 30 лет.
– Но зато с отличием закончили, а потом ещё и в науку ушли…
– В то время в институте работал доктор технических наук, профессор, заслуженный изобретатель России М.К. Чмых. Он создал при Политехническом научную лабораторию цифровой фазометрии, которая занималась созданием отечественных цифровых фазоизмерительных приборов. Михаил Кириллович пригласил меня к участию в этой работе и стал моим первым научным руководителем. Выпущенные по нашим разработкам приборы могли смело конкурировать с продукцией фирмы Hewlett Packard. М.К. Чмых посвятил цифровой фазометрии более 300 научных публикаций!
– Так это отсюда в нашу речь вошло выражение «сдвиг по фазе»?..
– Кто его знает… Одна из публикаций, например, так и называлась «Цифровые методы измерения сдвига фаз». В конце 80-х был создан Государственный эталон фазы, и мы переключились на глобальную навигационную спутниковую систему (ГЛОНАСС). Самая первая тема: создание многоцелевого радионавигационного комплекса – отсюда, кстати, и пошла аббревиатура МРК. Когда начинали работу – получали стабильное государственное финансирование и успели до того, как грянул кризис, изготовить два самых первых приемника ГЛОНАСС. Опытные образцы принимали сигналы спутников. Но нам этого было мало – предстояло разработать угломерный прибор, который бы не только точку на карте определял, а мог бы «увидеть», куда развернут объект…
В настоящее время работа с НПО прикладной механики им. М.Ф. Решетнева по поддержке самой системы ГЛОНАСС продолжается. Сейчас на орбите 17 спутников, а к концу года их должно быть 20. Чтобы они представляли собой систему, надо точно, до сантиметров, знать их орбиты. Для этого нашими приемниками оснащаются измерительные пункты в разных точках России, и вполне вероятно, что очень скоро они появятся за рубежом. Все это крайне важно для развития космической отрасли вообще.

В системе земных и небесных координат

– В 2004 году, когда Вы защитили докторскую диссертацию как раз по угловым измерителям, появилось ли чувство удовлетворения, что выполнена программа максимум?

– Нет, постоянно приходится что-то дорабатывать, совершенствовать… Угловые алгоритмы коллектив нашей кафедры додумывает до сих пор. У нас около 10 патентов на изобретения в этой области. Сейчас активно работаем с нижегородским НИИ радиотехники – это ведущий разработчик радиолокационных приборов. Наши аппараты располагаются прямо на их антенной системе, она вращается, и мы можем определить отклонение оси вращения от вертикали с высокой точностью. Сотрудничаем также с головным предприятием по разработке зенитно-ракетных комплексов – концерном ПВО «Алмаз-Антей». Укомплектовали своей аппаратурой зенитный ракетный комплекс «Печора-2м» и С-300. В настоящее время разрабатываем пилотажный навигационный комплекс по спецзаказу заслуженного летчика-испытателя, Героя России Анатолия Квочура.
– Сейчас много говорят о необходимости эффективного использования спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС гражданскими потребителями. Вы уже почувствовали оживление спроса?
– Вот пример из области народного хозяйства. Губернатор Красноярского края А.Г. Хлопонин предложил наладить в Красноярске на радиозаводе серийный выпуск навигационной аппаратуры для оснащения муниципального транспорта и специальных служб, например, скорой помощи. Сейчас наш коллектив разрабатывает малогабаритный навигационный приемник (чуть больше пятирублевой монеты), он предназначен для гражданского использования, совмещен с GSM- каналом. В любой момент диспетчер может узнать местоположение всех автобусов или машин скорой помощи. Ещё пример: не так давно мы помогли иркутскому Сибирскому научно-исследовательскому институту авиации. Есть такой летательный аппарат, типа мелкого вертолета – автожир.

Мне он напоминает велосипед с пропеллером (смеется). Конструкция разработки 20-х годов прошлого века, но есть ряд преимуществ: очень легкий, может летать на сверхнизких высотах с малой скоростью. Иркутяне в процессе испытания «малютки» столкнулись с проблемой: имеющиеся у них измерительные приборы оказались слишком тяжелыми, громоздкими и потребляли столько энергии, что автожиру – не потянуть. Кстати, такие же проблемы возникают и при испытаниях легких самолетов. Мы предоставили институту легкий и компактный угломер, и они с его помощью впервые измерили параметры плоского штопора легкого самолета. К нам обращались и железнодорожники с предложением использовать ГЛОНАСС для системы автоматического управления торможением. Мы разработали для них новую технологию, провели эксперименты с аппаратурой САУТ (Москва), которая вызывала у них серьёзные нарекания. Наши навигационные системы уже и геологам пригодились – по их заказу пришлось лететь в командировку в Богучаны.
– Недра помогли из космоса фотографировать?
– Да нет, мы им сейсморазведку ускорили. Представьте: сейсмопушка на плавучем комплексе производит геосъемку в движении, регулярно «выстреливает», а мы с помощью приборов выдаем точное время и координаты. Если бы не наша техника, пришлось бы геологам останавливаться, стучать, «привязывать точку», и так – снова и снова….
– Юрий Леонидович, но ведь нельзя все время думать только о работе… Бывают же у Вас минуты отдыха, отпуск…
– Отпуск? Может быть… Вот опять скоро в Капустин Яр должны вызвать на госиспытания.
Думала, пошутил мой собеседник насчет Капустина Яра. Оказалось, есть такой полигон в Астраханской области. И Фатеев туда обязательно полетит.

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 4.3 (проголосовало: 16)