Смех и страхи на ИФиЯК

Ольга Борисовна Лебедева – лауреат Государственной премии РФ, доктор филологических наук, профессор Томского государственного университета. 10-15 ноября она прочла филологам спецкурс на тему «Феноменология смеха и поэтика русской высокой комедии (Грибоедов, Фонвизин, Гоголь)».

Студенты узнали много нового – о природе смеха, его конкретных проявлениях (от юмора Фонвизина до приема «торт в лицо» в американских комедиях), о карнавальной культуре и темах, которые она затрагивает – рождения и смерти, брани, иерархии, насилия. Когда Ольга Борисовна рассказывала о связи смеха и тоталитарного общества, студенты заслушались до такой крайней степени, что забыли про святое – перерыв.

Как выяснилось, смех – мощное оружие борьбы со страхом. В тоталитарном обществе он упраздняет иерархию и становится способом сопротивления. Расцвет жанра политического анекдота – признак социального неблагополучия общества. Смех борется и с идеей конца, смерти. Во время второго путча на баррикадах возле «Белого дома» писались шутливые надписи, а показ таких надписей по ТВ психологически смягчал сложную ситуацию. Ведь смешное не может быть страшным.

После очередной лекции Ольга Борисовна дала нам небольшое интервью. Изучением смеха она занимается больше 20 лет, эта тема выросла из ее увлечения драматургией и приемом повтора.
– Ольга Борисовна, и все-таки: для чего нужен смех?
– Для всего. А у нас смеховые жанры являются маргинальным объектом изучения. В основном, исследовательская тенденция связана с литературным процессом на его высокой, серьезной поверхности. Рудименты страха перед смехом и неприязни к смеху – это, безусловно, наследие сталинской эпохи. А между тем даже у нашего классика Жуковского все творческое наследие разделяется на два ряда: так называемая «домашняя поэзия», галиматья, нонсенс, бессмыслица – с одной стороны, и с другой стороны – те тексты, которые публиковались при его жизни, становились достоянием и фактом литературного процесса. Но без смеховых, домашних текстов Жуковского не было бы как поэта. В них рождается язык. Смех обладает познавательным потенциалом.
– Как Вы относитесь к мнению о том, что пародия возникает тогда, когда автору не хватает таланта?
– Это не правда. Пародия – особый литературный дар. Человек, который пишет паро-
дии, наделен острым чувством соотношения содержания и формы. Он вполне может не быть оригинальным поэтом, но, как правило, пародисты – великолепные версификаторы: они очень хорошо владеют техникой стиха. Я бы сказала, что дар пародиста сродни дару переводчика, с одной стороны, и литературного критика – с другой. Это тоже талант. По абсолютной величине, он может быть ничуть не меньше креативного таланта, но направлен на другое.
– Вы можете назвать какую-то одну любимую книгу?
– Нет, не могу. У меня библиотека любимых книг!
– А какую книгу Вы могли бы посоветовать прочитать всем студентам?
– «Евгений Онегин» – для меня это эквивалент русской ментальности, а Пушкин – это эквивалент русских представлений о гении. Меня этот роман сопровождает со школьных лет. Удивительным образом я его не возненавидела в процессе обучения в школе, он остался со мной навсегда. Это – то, без чего современную русскую культуру во всех ее проявлениях представить просто невозможно.
К слову, во время одной из лекций на вопрос Ольги Борисовны о том, в какое время года у Татьяны Лариной был день рождения, аудитория многозначительно промолчала…

Регина Баймухаметова
Средняя оценка: 4.5 (проголосовало: 10)