Искусство как дипломатия
Ведущая рубрики — Саша СЕМЕНОВА

Как можно устанавливать международные отношения? Экономическим сотрудничеством? Политическими переговорами? Мисаки Андо – художник из Осаки – занимается такой дипломатической деятельностью с помощью искусства.

В рамках XIV музейной ночи в КИЦе он создал экспозицию, сближающую Красноярск и Японию: из местных деревьев, растений, травы и камней он создал в музее небольшой красноярский лес, в котором расположил собственные живописные работы, привезенные из Японии –«Весенняя сакура» и «Журавли». В итоге экспозиция представляла собой большую икебану – все-таки и на «красноярском» лесу чувствовался отпечаток японского мастерства. Кроме того, в экспозиции разместились каллиграфические работы Мисаки – двухзначные иероглифы, означающие времена года и соответствующее природное явление: Весна – Сакура, Лето – Птицы, Осень – Луна, Зима – Журавли.

Японский художник провел для красноярцев мастер-класс по каллиграфии, где рассказал о том, что в Японии существует четыре различных типа письма: азбука, иероглифы с двойным значением, иероглифы с тройным значением и транслитерации японских слов на латиницу. В тексте японцы могут смешивать все четыре типа письма одновременно. Также вместе со своей помощницей Маной Такэя организовал чайную церемонию: с авторскими чайными чашками (Мисаки занимается не только живописью и каллиграфией, но также скульптурой и стеклоделием), бамбуковыми взбивалочками, порошкообразным зеленым чаем и традиционными японскими сладостями в виде листьев сакуры.

Профессиональным художником Мисаки становился самостоятельно, проводя долгое время в музеях Парижа и Лондона, сопротивляясь правилам японского образования, ориентированного, прежде всего, на изучение национальных художественных традиций. Оказалось, в Красноярске также есть музей, в котором стоит учиться: Мисаки давно интересовался искусством В.И. Сурикова,
талант которого он сопоставляет с талантом Пикассо и Шагала. А посещение дома-усадьбы Сурикова стало для него открытием: эскизы красноярского художника позволили Мисаки наконец-то понять манеру мышления Сурикова, что ему никогда не удавалось сделать, изучая его большие полотна.

Не только пообщаться с мэтром, но и попрактиковаться в языке пришли студенты-японисты нашего факультета современных иностранных языков. А будущие архитекторы и графики, студенты ИГУиРЭ, помогали мастеру создавать экспозицию: на берегу Енисея они вместе с Мисаки собирали природные материалы.
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 2)