Что наш язык? Игра!

Какая все-таки загадочная вещь – наш язык! В нем, допустим, встречаются свои НЛО («неопознанные лингвистические объекты») и ещё многое, что у рядового носителя родного языка вызвало бы недоумение… Но, как мне кажется, некоторые доклады Всероссийского научного семинара, посвященного изучению языковой игры как явления (семинар прошел на базе СФУ в начале июня) вызвали бы интерес и у этих самых рядовых носителей, а не только у специалистов. Ведь язык – отражение жизни, своего рода искусство, – подобно живописи, скульптуре, музыке…


На фото: идет пленарное заседание - проф. А.П. Сковородников, проф. Смоленского гос. ун-та Э.М. Береговская, проф. Л.В. Куликова; за кафедрой - проф. Лесосибирского института Б.Я. Шарифуллин.

«А есть ещё юмор словесной игры. Эквилибристика. Тут надо обладать особым даром к переворачиванию смыслов», – писала в одной из своих книг Дина Рубина. Общеизвестно, что явление, которое филологи именуют языковой игрой, зачастую – находка писателей или журналистов. Люди, профессионально работающие со словом, дают интересный и неожиданный материал для исследований. Однако играют со словом не только мастера писательского, журналистского цехов, но и все мы. Масштабы всенародной языковой игры особенно заметны в такой сфере русского коммуникативного пространства, как прозвища. Их поле широко и многообразно. Русский словообразовательный механизм прямо-таки создан для игры…

Доклад, посвященный анализу прозвищ современных политиков и управленцев высшего звена с позиций теории языковой игры, представленный на семинаре д.ф.н., профессором Института филологии и языковой коммуникации СФУ Ольгой Викторовной Фельде, вызвал у гостей и участников семинара всплеск эмоциональных откликов и был вознагражден аплодисментами. Позволю и себе остановиться на нем подробнее.

В принципе, само заявление подобной темы – определенная гражданская смелость, и, если хотите, барометр демократизации общества. Конечно, сейчас на дворе не 30-е годы XX века, но тем не менее: под лингвистическим прицелом оказались не только политики прошлого (Горбачев, Ельцин и их окружение), но и действующие – Путин, Жириновский, губернаторы некоторых регионов, депутаты.
В процессе работы над темой О.В. Фельде выявила из самых разных источников 104 прозвища. Рекордсменами по их числу оказались Путин (31) и Лужков (30). С некоторым отрывом от них идут: Жириновский (25), Зюганов (18), Ельцин (11). По нескольку прозвищ имеют: Черномырдин, Чубайс, а также некоторые политики ближнего зарубежья: А. Лукашенко, Ю. Тимошенко и др. В акте языковой игры проявляются не только креативные возможности народа, но и особенности национального характера. Одной из черт русского народа является эмоциональность, легкая психологическая возбудимость, а по выражению одной американской исследовательницы, даже некая эпилептоидность. Возбудимость находит выражение в языке и определяет его высокую эмоциональную температуру, которая повышается, когда наступает период экономической и политической нестабильности. В свете глобального кризиса Россия, по всей видимости, сейчас температурит и ещё неизвестно во что это выльется … словесно.

Честно скажу, только из доклада О.В. Фельде я узнала, что у нас в стране издан Большой словарь русских прозвищ. Однако Ольга Викторовна этим материалом не ограничилась, выстроив исследование, в том числе, и на богатом региональном материале. – У меня были информанты из Законодательного собрания, Правительства края, журналисты и даже коллеги – преподаватели вузов края, – приоткрывает секреты своей творческой кухни О.В. Фельде. – В дальнейшем надо будет проследить частоту употребления прозвищ по публикациям. Конечно, традиция давать прозвища известным особам существовала издревле, но лишь в 20-21 веках они стали не только предметом характеристики политиков, выделения их, но и средством социального высмеивания. Обыгрыванию подлежат фамилии, имена, отчества, внешность, род занятий. Например, прозвища, где обыгрываются фамилии: «Примус» (Е. Примаков), «Лужок» (Ю. Лужков), «Килькин» (депутат Госдумы И. Рыбкин) и другие. Есть прозвища, в которых обыгрывается всё сразу: имена и отчества, их части. «Кучер» (К.У. Черненко) «ЕБН» (Б.Н. Ельцин). Обыгрываются национальные особенности внешности «Япона мать», «Самурайка» (И. Хакамада); яркие особенности внешности – «Мачо» (Б. Немцов), «Челентано» (депутат ЗС Красноярского края А. Быков). Прозвища мэра Москвы: «Кепка», «Большая кепка», «Кепконосец» и т.д. Бывает, что обыгрывается информация о каких-либо способностях, например, бывшего первого зама губернатора нашего края Л. Кузнецова называли «Пентиум» за то, что он обладает феноменальной памятью и завидной скоростью мышления. В прозвищах политиков мы видим осознанное и целенаправленное манипулирование экспрессивными ресурсами языка. Например, к слову присоединяется его искаженный двойник и получается: Горби, Пути, Гризли. Прозвища представляют собой картину узкого социального мира, нарисованного остро отточенным языковым пером. Чаще всего – беспощадно сатирическим или шутливо ироническим. Прозвища – яркое свидетельство народного мнения о людях, которые стремятся или уже пришли к власти. Они свидетельствуют о достаточно высокой степени свободы языкового сознания. Прозвища поучают, социально принижают недостойно возвысившихся, они отражают исторически сложившуюся оппозицию: мы – талантливый, добрый, замечательный во всех отношениях народ, и они – недостойные нас правители.

– Если говорить в целом о семинаре, то я доволен, – подвел итог д.ф.н. профессор Александр Петрович Сковородников. – Мы впервые устраиваем мероприятие, связанное с изучением языковой игры (во всем мире её исследуют уже очень давно). Явление настолько многогранное, что мне кажется – ещё на сотни лет хватит. Наша кафедра занимается проблемами речевого воздействия, а речевая игра – один из способов такого воздействия. Что касается докладов, то это достаточно высокий уровень, который позволит нам выпустить очень презентабельный сборник, посвященный проблеме языковой игры.


На фото: профессор А.П. Сковородников, профессор Л.В. Куликова, доцент Г.А. Копнина
– Мне вначале показалось, что слишком пестрый состав у нас, – поделилась впечатлениями от работы семинара к.ф.н., доцент Ада Александровна Бернацкая. – Лингвисты и литературоведы так далеко ушли друг от друга в своем развитии, что не всегда легко достичь взаимопонимания, хотя объект изучения один и тот же — текст. Подчас мы говорили о языковой игре на разных языках. Ну, думаю, не получится разговора… Но на второй день, прослушав доклады, я свое мнение изменила. В этой общности – большой плюс, поскольку игра, как понятие родовое – очень сложное, многоаспектное явление, и все нюансы нужно знать, чтобы отграничить лингвистическое понятие языковой игры от всех остальных. Я считаю, что семинар прошел продуктивно.

– Признаюсь, не ожидала, что услышу здесь доклад из области медицины, – говорила по окончании семинара д.ф.н., профессор Смоленского госуниверситета Эда Моисеевна Береговская. – Его прочитал д.м.н., профессор В.А. Руднев. Он рассказал о собственной практике работы по восстановлению речи при органических поражениях мозга. Оказывается, возможно речевое донорство. Любопытно и то, что легче восстановить речь тем пациентам, которые в здоровом состоянии употребляли нецензурные выражения. Мы далеки от физиологии и математических расчетов в области медицины, но благодаря тому, что встретились с представителем медицины в одной точке – расширили свой кругозор.

– Мой доклад был посвящен изучению онтологического статуса языковой игры в романе В.В. Набокова «Под знаком незаконнорожденных», – рассказывает к.ф.н., докторант Томского государственного университета Елена Васильевна Антошина. – Для меня семинар интересен, безусловно, потому что языковая игра и Набоков – темы очень близкие. Я для себя открывала много нового в теоретическом смысле. У лингвистов свое понимание игры, а у нас, литературоведов, немножечко свое, поэтому происходит расширение поля – термины друг друга дополняют и углубляют. Все услышанное интересно и полезно. Очень понравилась организация этого семинара, уезжаю с чувством, что самый гостеприимный город – это Красноярск!

Вера КИРИЧЕНКО

Участниками семинара языковая игра была рассмотрена:
>> в разных стилях и жанрах речи;
>> в печатных и электронных СМИ;
>> в отношении к типам речевой культуры;
>> в контексте художественного творчества;
>> как элемент городского быта;
>> как педагогическая технология и пр.
Вот некоторые темы прозвучавших сообщений:
>> «Игра точкой зрения в романе Л. Леонова «Пирамида»,
>> «Детское словосочинительство и языковой игре»,
>> «Языковая игра в газетных заголовках на основе трансформации прецедентных феноменов (на материале газеты «Московский комсомолец»)»,
>> «Жанровые игры в «эпоху излишка» (на материале рекламы)»,
>> «Каламбуры Г. Гейне в психоанализе З. Фрейда»,
>> «Роль семейного речевого дискурса и речевых интенций в теории и практике речевого донорства при реабилитации афазии».
В целом на семинар было прислано более 60 докладов.
Институт филологии и языковой коммуникации СФУ принимал гостей из из разных вузов России - Южного федерального университета, Иркутского государственного лингвистического университета, Смоленского, Алтайского госуниверситетов и др.

Средняя оценка: 4.5 (проголосовало: 15)