Работать со смыслами
Концепции и метафоры VIII биеннале

Художники и арт-критики Восьмой красноярской биеннале объединили свои усилия в попытке осмыслить глубину категории «Даль». Куратор музейной биеннале Сергей Леонидович Ковалевский рассказал нашему корреспонденту об особенностях проекта–2009.

– Сергей Леонидович, популярны ли биеннале в сегодняшнем мире?

– Чрезвычайно! Среди наиболее рейтинговых регулярных событий –Венецианская биеннале и Документа в Германии, которая проходит один раз в четыре года. За право присутствия на биеннальной арт-карте мира борются такие города, как Стамбул, Сан-Паулу, Лион, Кванчжу, Сидней, Ливерпуль, Шанхай и другие. И это нормальная тенденция, так как биеннале является, с одной стороны, инструментом развития локальной ситуации, а с другой, вносит вклад в развитие глобальной художественной сети.

– У VIII Красноярской биеннале есть отличительные черты?

– Отличия, прежде всего, в теме. Красноярская биеннале очень заинтересована в раскрытии феномена пространства, его содержания. Это вообще одна из существенных категорий для визуальной культуры. Площадка Красноярского музейного центра – очень форматная, архитектоническая – предлагает для раскрытия темы редкие возможности. Наше здание – развертка плоскостей снаружи и внутри, здесь много своеобразных коридоров, зигзагов. Поэтому когда сюда попадает художник, он привносит в свою работу что-то от особенностей конструкции места. Это и придает уникальность: здание – не унылые экспозиционно-выставочные цеха, где всё сводится к боксовой системе. Здесь всегда нужно принимать решение, исходя из особенностей предоставленного пространства.

С другой стороны, в этом году мы как никогда раньше вышли далеко в наружные просторы. Подобного массового присутствия арт-объектов в городской среде Красноярска еще не было.

На площадках вокруг музея представлены паблик-арт-работы Турник, Желтый стул, Каркасный куб (на стене музея), Знак бесконечности (на острове в 500 метрах от музея). В усадьбе Сурикова также представлены проекты молодых художников. Наконец, на Дзержинского, 12 (неподалеку от кинотеатра «Луч») мы впервые получили объект для архитектурной инсталляции, когда берётся здание и с ним производятся существенные преобразования. Изнутри было убрано всё, даже перегородки, и сконструирован совершенно новый тип пространства. За данный проект Марьян Тиювен получила Гран-при. Для нас это тоже знаковое событие, которое означает, что проект биеннале внедрился в пространство города.

– Руководствуетесь ли вы при отборе работ для биеннале определенным соотношением отечественных и иностранных участников?

– Нет. Да иностранных участников по финансовым причинам пока и не может быть много. Но тех, кого приглашаем, мы тщательно выбираем. Например, в этом году впервые в России нам удалось представить две работы звезды британской арт-сцены Корнелии Паркер, «профессора» современного концептуализма.

– Некоторые критики считают, что биеннале по своему формату способствует созданию площадки, на которой будут представлены иностранные проекты, в то время как самобытная тема сотрется. Обоснованно ли данное опасение?

– По-моему, это странное опасение. Система современного искусства – интернациональный феномен. Процессу культурного обмена лучше не вредить. К тому же, когда современный иностранный художник приезжает на твою территорию и делает site-specific project (проект для конкретного места), место от этого только выигрывает. Его активы и потенциал возрастают, и о вашей площадке узнают люди из Англии, Словении, Америки, Австралии. Насчет размытия идентичности приезжающими людьми – никто не мешает в зеркале мира рисовать собственные изображения. Пока наша задача заключается в том, чтобы, используя инструменты современной глобальной культуры, такие как биеннале, подтянуть местный контекст до определенного уровня мышления. Это главная проблема. Идентичность должна состояться в диалоге с лучшим из того, что есть сейчас в мире. Наша культура постоянно взаимодействует с цивилизацией. Это нужно признать, а не просто воспроизводить уже написанный кем-то набор скрижалей.

Работа Виктора Сачивко «Во сне»

– То есть биеннале призвана изменить общественное сознание?

– Культурный институт должен работать со смыслами. Смысл – чрезвычайно тонкая субстанция. Его природа – постоянно ускользать. Непрерывный процесс поиска смысла ты и преподносишь аудитории как ценность. Только войдя в этот процесс скольжения, человек становится развитой личностью, персоной. Публика же, на мой взгляд, помимо сенсорной раскрытости, должна производить дополнительные усилия. Ведь все мы смотрим на происходящее через слова, обусловленные нашими традициями, образованием, прошлым опытом. Эти невидимые очки, через которые мы воспринимаем мир, иногда нужно снять. Российская публика в большинстве своем до сих пор смотрит на мир искусства через очки Шишкина. Сегодня мы имеем разнообразие очков, и их смена убыстрилась. Каждый стремится изобрести новую оптику. Но на самом деле этих оптик не так много.

– Каковы тенденции современного искусства? Какие из них были представлены на биеннале в этом году?

– Преобладающая художественная характеристика Красноярской выставки – концептуальный жест. В нашей биеннале очень много таких явных и четких мыслительных метафор. Например, стул, выросший рядом с музейным центром. Это ещё Кэрролловская история с трансформациями Алисы в Стране чудес. Или произведение искусства на другом берегу Енисея. Вообще, мне кажется, наш плакат, который специально разработал знаменитый дизайнер Владимир Чайка, – удачный символ нынешнего тренда. Эти буквы в небе указывают на то, что слово и образ живут в одном пространстве и времени. Чувственное и информационное объединяются в возвышенном визуальном опыте.

Екатерина КОСТЕРИНА

Арт-объект Владимира Селезнева (Екатеринбург) «Место для углубленного самосозерцания» на площади возле музея

Экспозиционная программа VIII Красноярской биеннале открыта для посетителей до 8 ноября.

История биеннале

География проведения биеннале – художественных выставок, организуемых раз в два года – очень широка: Венеция, Ливерпуль, Стамбул, Москва и т.д. Венецианская биеннале, существующая с 1895 года, общепризнанно считается главной в мире. Любой художник мечтает представлять современное искусство своей страны именно на Венецианской биеннале. Биеннале остальных городов старательно соперничают друг с другом за звание лучшей: по масштабам распространения биеннальских проектов в городском пространстве, по количеству звездных художников, представляющих свои работы и т.д.

Красноярская музейная биеннале существует с 1993 года. Это одна из первых биеннале в России. К примеру, Московская биеннале стартовала с 2004 года. При этом история Красноярской биеннале извилиста: она начиналась как конкурс между музеями нашего края, на котором каждый музей старался продемонстрировать наиболее новаторские решения экспонирования музейных предметов. В последнее время стратегия проведения биеннале изменилась, был взят курс на современное искусство, но музейная составляющая никуда не исчезла: теперь музеи работают в сотрудничестве с современными художниками.

Призовые проекты VIII Красноярской музейной биеннале

1 место – Алёна Кирцова (г. Москва) «Небо. Река. Берег». Во многом дизайнерская работа – роспись фойе Красноярского музейного центра, в которой абстрактными цветовыми полосами изображен окружающий пейзаж. Выбор этой работы в качестве призовой вызвал множество споров и непонимания – настолько она органично слилась с фойе музея, что многие приняли ее за праздничное оформление.

2 место – Виктор Сачивко (г. Красноярск) «Во сне». Прошлый биеннальский проект Виктора Сачивко получил Гран-при VII Красноярской биеннале и мировое признание на выставке «Арт-Москва», а также был представлен в кафедральном соборе французского города Лиль. Теперь он вернулся на родину – в музей деревни Хайдак. На нынешней биеннале художник визуализировал человеческие сны в поистине сновидческом пространстве – темной комнате, в которой на кровати развернулись и драматические сцены расстрела, и веселящие цирковые представления, составленные из небольших фигурок, окрашенных флюорисцентыми красками.

3 место – Илья Гапонов и Кирилл Котешов (г. Санкт-Петербург). Проект «Терриконовая долина».

Саша СЕМЕНОВА
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 3)