Символы настоящего и прошлого
Не знать их – опасно

Знаете ли вы, что дом нельзя строить там, где проходила дорога, но лучше выбирать для него место, заранее облюбованное муравьями или… коровой? Что в срубе можно делать не более трех окон, а уже из построенной избы ни при каких обстоятельствах нельзя выносить сор через порог? Как, впрочем, и передавать через него хоть что-то, и разговаривать, и даже глядеть друг на друга?

Не удивляет ли вас, что до 15 лет одеждой мальчиков и девочек у восточных славян могли быть только рубаха и пояс, а волосы их подстригали только после года, чтобы, не дай бог, не отстричь ум? Или, может быть, вы не понаслышке знакомы с обычаями «проглатывания книги и … счастливого билетика», «поедания пуда соли», «запивания любовного приговора», когда в стремлении освоить некое знание человек в буквальном смысле готов поглотить его физически? Тогда вы прямые последователи крестьян позапрошлого века, которые, получая рецепт от уездного врача, соскребали написанное им и выпивали как готовое лекарство.

Обо всём этом и ещё о многом чрезвычайно интересном, связанном со славянской культурой, историей, фольклором и лингвистикой рассказывал в течение всей прошедшей недели Альберт Кашфуллович Байбурин. При поддержке Фонда культурных инициатив М. Прохорова он, почетный доктор Сорбонны, автор более 200 научных работ и ученик Ю.М. Лотмана, приезжал в СФУ (ИФиЯК) из Петербурга, и послушать его могли все «жаждущие знаний».

Лично я во всём услышанном нашла для себя лишнее подтверждение того, что мир, который нас окружает и в котором мы непрерывно движемся, действуем, общаемся друг с другом, с предметами и вещами, – перенасыщен тысячами символов и образов. Не знать их опасно, а знать – интересно и полезно, ведь именно они часто помогают разобраться в человеке и ситуации, а в общем формируют то естественное национальное чувство, которого нам, как говорят многие, сегодня так не хватает.

В заключение, и для размышления, приведу еще одну идею, высказанную уважаемым лектором.

Высокая мода, да и мода вообще, умирает на Западе и в Америке: одежда там стала доступной всем и с большой скоростью лишается своей символичности, перестает, например, обозначать богатство или бедность, статус или привычки своего владельца. Именно поэтому для граждан США джинсы и мятые белые футболки превратились в униформу, а офис-менеджер может спокойно прогуливаться по центру Вашингтона в строгом английском костюме и кроссовках только потому, что так удобно. В развивающихся же странах одежда до сих пор в первую очередь знак и только во вторую – способ прикрыть наготу: граждан не перестаёт волновать вопрос «Как я выгляжу?» именно потому, что «По одежке встречают…». В общем, мода кочует на Восток, и её будущее – за нами.
Честно говоря, у меня по этому поводу некое противоречивое чувство: не знаю, радоваться или сокрушаться. А у вас?

Елена Осетрова, доцент кафедры русского языка
Если вы не успели побывать на Байбурине – завтра еще можете сходить на завершающую лекцию Евгения Александровича Добренко, который также приехал в наш город благодаря Фонду Прохорова. Курс профессора Шеффилдского университета (Великобритания) Е.А. Добренко, преподававшего в университетах США, Англии, Германии и Италии, посвящен эстетике сталинизма. В завершающей лекции 16 октября в 12.00 (пр. Свободный, 82, 2-23) речь пойдет об эстетике пространства.
Средняя оценка: 4 (проголосовало: 4)