Бамбук на свежем ветру…

Бордово-алые полураскрытые цветочные бутоны пламенеют на хрусткой белизне бумажного листа. Медленно колышутся усики кузнечика – придворного советника в травянисто-зелёных и золотистых одеждах; зубчатые ножки выгибаются изящными коленцами, совершенно в такт коленчатым побегам бамбука, розоватым в лучах заходящего солнца... Это – волшебный сад, на краткий миг расцветший среди снежной красноярской зимы волей пекинской художницы Ван Сюлин.

Два часа в просторной светлой аудитории архитектурного факультета ИГУРЭ длился мастер-класс Ван Сюлин; шелестели, разворачиваясь, свитки бумаги сюаньчжи, изготовленные из размолотых стеблей бамбука и камыша, шуршали длинные кисти, погружавшиеся в густую коричневато-чёрную китайскую тушь, рокотал голос переводчика.

Ван Сюлин – художница с мировым именем, её произведения хранятся в музеях Японии, Южной Кореи, США. Обилие титулов придаёт восточной гостье ореол настоящей принцессы китайского искусства, однако это не мешает госпоже Ван активно развиваться в качестве мастера и делиться своими секретами со всеми желающими.

20 лет художница постигала каноничные приёмы и сюжеты гохуа – «китайской живописи» (термин появился в конце XIX – начале XX века как противопоставление сиянхуа – произведениям, выполненным в западной, «заморской», «масляной» технике). Начиная с 90-х годов стала выезжать с выставками за рубеж и проводить наглядные уроки в музеях, галереях, художественных вузах. Красноярский мастер-класс прошёл, по выражению очевидцев, «на одном дыхании» – в буквальном смысле: китаянка творила в состоянии медитации, практикуя особую дыхательную технику. Ван Сюлин задерживает дыхание – и проходит двухметровый свиток по вертикали одним непрерывным движением мягкой кисти. На бумаге появляется гладкий стебель бамбука с непременными ритмичными «узелками» сочленений и редкой листвой. Выдох мастера – и восхищённый вздох зрителей. Так художница создала пять картин-свитков, которые затем передала в дар принимающей стороне.

Сюжеты картин традиционные: цветущие вишня и слива, букеты пионов, играющие животные и птицы, побеги бамбука, красавицы в национальных одеждах. Цветовая гамма обусловлена «природной» палитрой водорастворимых красок на основе минеральных и растительных пигментов. Каждая работа пишется «набело» – здесь и сейчас, раз и навсегда; исправить неудавшийся фрагмент попросту невозможно, бумага требует абсолютной осознанности каждого штриха. Обязательный завершающий шаг – каллиграфическая надпись, включающая название работы и место ее исполнения, и пара оттисков авторских печатей (одна из печатей подтверждает подлинность произведения и удостоверяет подпись автора, другая, в духе китайской этики, содержит пожелание счастья).

С.М. Геращенко, декан архитектурного факультета ИГУРЭ:
– Больше всего поразила скорость, с которой создавались эти работы: раз – и готово, и вот уже перед тобой этот излюбленный китайскими мастерами бамбук, и всё это в тишине, абсолютной сосредоточенности. Кажущаяся простота, за которой годы напряжённого труда. Конечно, одно дело изучать искусство Китая по книгам, совсем иное – увидеть процесс создания картины носителем культурной традиции.

В.П. Вотякова, доцент кафедры РЖиС:
– Каждый взмах кисти – часть ритуала. Рисунок исполнен музыкального ритма, пустОты белого листа столь же значимы, как участки, заполненные цветом. У этой живописи особое философское основание: китайский народ считает себя частью природы, а вовсе не её хозяином. Это совсем не то искусство, к которому мы привыкли и в которое погружаются наши студенты. Хотя техника батика, в которой студенты практикуются, в чём-то очень близка к тому, что было показано на мастер-классе. Китайская художница искренне восхищалась образцами, которые мы ей демонстрировали, и увезла с собой на память о встрече со студентами СФУ расписанный платок.

Татьяна МОРДВИНОВА


Фото из буклета, подаренного факультету

КСТАТИ. Ван Сюлин – единственная современная китайская художница, которой было позволено сделать копию национальной святыни – свитка «87 небожителей» Даоцзы (мастера эпохи Тан, 8 в.). Над этим многометровым полотном (в котором более 100 тысяч штрихов) Ван Сюлин работала более года.
Средняя оценка: 4.5 (проголосовало: 15)