История о том, как поссорились Нокиян и Юля-растеряша и о новогоднем чуде
Юлия ПОПОВА, ИФиЯК, гр.Ф-33

Его маленький ослабленный организм подхватил вирус. Иммунитет никак не хотел вызывать на бой вредоносных паразитов. Болезнь была запущена до такого состояния, что он уже не мог ни разговаривать, ни петь. Я тщетно пыталась отыскать его карту амбулаторного больного.

- Да где же она может быть? – не раз задавалась я себе этим вопросом и на всякий случай заглянула под кровать, но там кроме серых комнатных перекати-поле ничего не нашла.

Ситуацию усугубил переезд, который хоть и случился полгода назад, возможно, внёс в эту историю свой след.

Вот уже несколько месяцев мой больной на карантине, берегу его, как зеницу ока, а он слушаться не хочет, вредничает. Отказали динамики, вибрация не работает, эти постоянные списки пропущенных вызовов продолжали делать своё подлое дельце. Мой Нокиян совсем перестал меня понимать, и я в порыве гнева отвесила ему самых настоящих тумаков.

Поиски гарантийного талона продолжались в течение трёх месяцев, при этом удача явно отвернулась от нас лицом к стенке и продолжала свои капризы. Нокиян из мобильного телефона стал превращаться в мини-печатную машинку.

Однажды мы с папой отправились по спецзаданию – приобрести лесную красавицу. Среди молодых, зелёных, тоненьких моделей нам приглянулась одна. Вечером 27 декабря мы стали наряжать ёлку. Я бережно и осторожно нападаю на коробку с новогодними игрушками, с неподдельной радостью начинаю доставать оттуда шары и прочую мишуру. И вдруг среди всего этого праздничного богатства, как парусник из тумана, выплывает коробка с документами на телефон.

- В надежном же месте она нашла себе укрытие! – смеюсь я.

Только зачем она мне теперь, подумалось мне, ведь гарантия наверняка уже давным-давно вышла. И чтобы убедиться в своей правоте, достаю эту самую долгожданную гарантию – спасательный круг для моего Нокияна. Трататата, пробегаю глазами лист и останавливаюсь на сроках: у нас есть еще два дня, чтобы отправить телефончик в санаторий, и добрый дядя хирург, наконец-таки, вылечит Нокияну голосовые связки.

На следующий день мы, как оголтелые, спешили в отделение телефонной реанимации, и спустя два дня Нокиян уже во всю горланил свои любимые песни. Мы снова с ним неразлучны.
Эта маленькая история – самое настоящее новогоднее чудо. А самое главное, Нокиян цел и невредим, теперь он будит меня по утрам романсами без металлической примеси.

Средняя оценка: 3.8 (проголосовало: 4)