Тот новый год я должна была встречать одна
Наталия ГУРТЯКОВА, ИФиЯК, Ф-33

Веселая штука – билеты на 30-е и даже на 31-е были уже раскуплены, не постаралась заранее. И вот вечером я вышла из съемной квартиры, чтобы прогуляться, подышать воздухом, да просто посмотреть на людей, увлечься, забыться, отвлечься от грустных мыслей. Большие и не очень, но всегда веселые компании разбредались по дворам, неся в руках огромные пакеты с торчащими из боков горлышками бутылок и багета, и все время что-то активно и громко обсуждая, шутя. Наверное, каждый из них заинтриговывал друзей, желая увеличить эффект от скорого исполнения им их желания. Но моим единственным исполненным желанием мог стать лишь ветер, если бы он перестал дуть прямо мне в лицо и тем самым дал бы мне просто насладиться прогулкой. Ведь наслаждаться больше было нечем.

Конечно, я понимала, что буквально через день я буду дома, что родители и друзья, если я того захочу, с удовольствием встретят Новый год еще раз, со мной. Но это будет уже не то. Это будет уже 3 января.

Я шла медленно, перебрасывая снег с ботинка на ботинок. Он, казалось, тоже никуда не торопился. Было странным увидеть еще одного человека, похожего на тебя уже тем, что он просто никуда не спешил, не суетился, не бежал. Он постоянно оборачивался, надеясь, быть может, встретить чей-то такой же спокойный взгляд. Встретил мой.

- Скоро ведь Новый год, или у вас отстают часы? – спросил меня этот молодой человек. Бутылка шампанского в его руке дала мне понять, что у него всё же есть какие-то планы на ближайшую праздничную ночь. Это меня немного расстроило.

Улыбнувшись столь неожиданному приветствию, я не стала ничего выдумывать и ответила, что Новый год приходит для тех, кто его встречает. Я же просто не могу уехать домой и поэтому вынуждена смириться с его приходом. Не вовремя. Почему-то в этот момент мне совсем не хотелось язвить, острить, избегать разговора. Я видела этого человека в первый раз, но, казалось, искала в нём сочувствия, как будто он был мне близок.

- Я могу встретить его вместе с вами. Ведь так не должно быть, чтобы куранты били, а человек в это время грустил и, что хуже, не загадывал желание! Пойдём!

Он взял меня за руку, и мы пошли вниз по улице, с каждым разом всё прибавляя и прибавляя шаг, как будто сливаясь с теми, кто рядом с нами тоже бежал, торопился, несся куда-то, только чтобы не опоздать. Стрелки часов в такие минуты способны управлять миром. Чем ближе они к 12, тем быстрее становится пульс, шаг, суетливее действия. Так и мы все быстрее спускались к парку, в котором уже собралась толпа детей, юношей, девушек, мужчин, женщин в костюмах дедов морозов и снегурочек, в новогодних колпачках, клоунских носах. Ёлка, огни, горки, крики, звон бокалов, специально принесенных из дома, блеск гирлянд, петард и фейерверков, запах бомбочек. А он всё держал меня за руку. И всё вокруг закручивалось в это рукопожатие. Становилось тепло, будто ветер и впрямь исполнил моё желание. Он отпустил меня, достал единственный лежавший у него в кармане пластмассовый фужер, предназначавшийся для него самого, и начал взбалтывать бутылку Советского. Шампанское фонтаном выпрыгнуло наружу и приземлилось на лёд. Он налил мне, оставив у себя в руке вместо бокала всё ту же бутылку.

Курантов не было слышно, да и крики счастливых людей в парке не были для меня главным оповещением Нового года. Он подошел ближе и сказал: «Теперь можешь загадывать».

То моё новогоднее желание исполнилось. Ведь и не могло быть иначе.

Средняя оценка: 3 (проголосовало: 2)