Теория снов
Александра ЯКШИНА, ИГУРЭ, преподаватель

Чудовище напало внезапно. Огромная черная тварь с жуткими жвалами, кислотной слизью и другими достоинствами спикировала из-за угла на маленькую фигурку героя, обвешанного странными приспособлениями, тем не менее, являвшимися оружием. Нескольких движений хва-тило, чтобы чудище окрасилось алым и перестало двигаться. Победа выглядела неубедительно, но Дмитрия это совершенно не смущало.

Он ткнул на панель «сохранение игры» и, удовлетворенно потягиваясь, снял с руки «кошку». Очередная порция гролгов была повержена, и стоило заняться другими делами.
- Буба, есть последняя лекция по кинематике? – в двери появилось заспанное лицо соседа по комнате.
- Не, – Дмитрий, он же Буба, про себя усмехнулся. Последним факультативом он выбрал историю. Сосед же увлекался более точными науками, и часто забывал, что из всей группы их та-ких трое – он сам и две девчонки.

Лицо исчезло. «Больше не полезет», - решил Дмитрий и начал собираться. Сегодня с утра был экзамен по той самой истории, а после обеда предстояло выбрать новый предмет на следую-щий месяц.

аведение, где обучался Дмитрий, представляло собой результат довольно смелого экспе-римента, каким-то чудом пропущенного руководством страны. Однажды несколько студентов – энтузиастов, выступавших против обучения по программе, принятой десятилетия назад, организовали свой «университет», который стал в прямом смысле универсальным. Идея заклю-чалась в том, что будущий студент сам определял, какие предметы будет изучать, разумеется, из списка предложенных, но, поскольку этот список был огромен, то создавалось ощущение полной свободы выбора, чего основатели и добивались. В дипломе же на первом месте стояли предметы, которые студент сдал, а уж потом стояла специальность, которой эти предметы соответствовали. Впрочем, иногда диплом ограничивался просто перечнем дисциплин, и уже мучиться предлагалось работодателю, решающему для себя, нужен ему такой специалист или нет. Еще одним пунктом свободы выбора было отсутствие фиксированного срока обучения, то есть студент решал сам, сколько ему учиться – год или десять лет. И часто можно было наблюдать двух выпускников, обладающих дипломами разной толщины – от пары листиков до внушительного талмуда.
Вторым чудом стал тот факт, что данный «университет» довольно быстро стал престиж-ным, его дипломы котировались во многих странах мира, что способствовало еще и большой по-пулярности данного заведения.

Дмитрия все это полностью устраивало. Насчет своего будущего он не слишком беспоко-ился, сейчас его интересовала по большей части «веселая жизнь студента», потому и предметы он выбирал несложные, чтобы не мешали наслаждаться такой жизнью, благо, что родители оплатили ему обучение на три года вперед.

После обеда довольный собой Дмитрий направился в деканат. По пути он остановился около информационного терминала и нашел список предметов. Предстояло сделать выбор. Он уставился в ровные строчки и стал прикидывать, что из этого стоит его внимания. Внезапно кто-то остановился рядом. Дмитрий повернул голову и увидел Лариску, соседку в общежитии.
- Выбрала чего-нибудь? – поинтересовался он.
- Ага. Высшая математика, основы шестого измерения. Ну и то, что сейчас, – сказала Лари-ска. – А ты?
- Не знаю пока. Но только не математику, – Дмитрий скривился.
- Зато принимают почти везде.
- Разве что в космическом проектном бюро.
– Так я туда и пойду. Я там на стажировке, а потом и постоянно устроюсь.
– Понятно.

Одна строка привлекла внимание Дмитрия.
- Теория снов. Обучение 3 месяца. Интересно, зачем это нужно? – Дмитрий задумался. Предмет выглядел достаточно безобидно.
- Хочешь изучать сны? - Лариса хмыкнула. – Эту ерунду берут редко.
- Сдавать легко и ладно, – Дмитрий посмотрел на собеседницу. – Мне тут еще три года пахать.
- А у меня денег хватит только на год. Вот и взяла себе восемь предметов. Опять на стиму-ляторах экзамены сдавать с одной попытки, –

Лариса поморщилась.
- Почему?
- Так у меня самый поздний экзамен в последний день оплаты. И сдать надо, иначе плакала моя работа. Вот кому из нас пахать придется, так это мне.
Дмитрий промолчал. Хочет корячиться на стимуляторах, после которых восстанавливаются полгода, а некоторые вообще с ума сходят – ее дело.
- А эта твоя теория снов.… Твое дело, конечно, но я бы туда ни за что не пошла. Я слышала, ее ведет какой-то дед – полный псих.
- Валит, что ли?
- Нет, но я предпочитаю сдавать нормальным преподавателям, которые нормально разговаривают, нормально выглядят и не страдают галлюцинациями.
- Чего?! Как же его в преподаватели допустили?
- Не знаю. Ой, мне пора, пока, – и Лариска, увидев кого-то, торопливо ринулась в сторону деканата. Дмитрий немного поразмышлял над ее словами. В принципе, преподаватели бывают разные, у каждого свои тараканы, да и слухи могут преувеличивать. Не убивает же этот дед студентов втихаря, а уж просто странных личностей в студенческом городке всегда хватает. И Дмитрий решил – в следующем месяце он будет изучать эту теорию снов.

***
В помещении было просторно и пустынно. Из людей было только трое – сам Дмитрий и двое мужчин средних лет. Огромное пространство зала было занято лишь десятком приборов в рост человека, напоминавших трубу, закрытую с двух сторон крышками. Половина «труб» находилась в горизонтальном положении, и, судя по небольшим огонькам на поверхности, использовалась по непонятному назначению.
В зале стояла тишина, нарушаемая лишь дыханием присутствующих и шорохом их одежды. Мужчины стояли каждый сам по себе, не разговаривали, и, казалось, вообще не замечали ни-кого вокруг. Дмитрий уже начинал скучать. Он зашел сюда пятнадцать минут назад, опоздав на полчаса, но картина за это время не поменялась. Даже попытки расспросов ни к чему не привели.

Внезапно один из мужиков словно очнулся и посмотрел вглубь зала. Дмитрий последовал его примеру и тоже уставился туда. Напрасно – там никого не было. На мгновение мелькнула мысль – не зря ли он пришел сюда и вообще выбрал эту теорию снов – тут, похоже, не только преподаватель псих, а и вообще все, изучающие этот предмет. Тихое хихиканье, напоминающее металлическое, только усугубило это впечатление. Звук шел как раз оттуда, куда смотрел Дмитрий, и через несколько секунд он рассмотрел фигуру, направляющуюся к ним. Подойдя поближе, фигура оказалась стариком весьма колоритной внешности. Честно говоря, Дмитрий даже не предполагал, что существуют настолько старые люди, и даже удивился, как из этого деда только песок не сыпется. Косматые белоснежные брови, сморщенная кожа и трясущиеся губы соседствовали с голым черепом, испещренным пигментными пятнами. Мягко облегающий балахон только подчеркивал худобу тела. На ногах были белые тапочки. Шею опоясывала какая-то трубка с отверстием, откуда и шел тот самый хихикающий звук. Дед внимательно посмотрел на присутствующих, затем медленно что-то повернул на трубке, и звук пропал.
- Приветствую, - сказал дед. – Вы пришли на теорию снов.

Ему никто не ответил. Дмитрий рассматривал деда, мужики просто стояли.
- Сон – это отражение жизни. Если вы поймете отражение, вы приблизитесь к пониманию оригинала. Если вы поймете свой сон, то вы узнаете, как понимаете жизнь.
Сказав это, дед развернулся и похромал обратно. «И это все?!» - подумал Дмитрий и спросил в спину деда:
- А вещие сны?
- Тебе снился хоть один вещий сон? – дед и не подумал оборачиваться и сбавлять темп.
- Мне вообще сны не снятся.
- Чего ж ты тогда пришел?
- Хочу узнать, зачем все это нужно,- Дмитрия уже начал раздражать этот странный дед. Ведет себя как гуру какой-то, мудрец выискался, открывает тут то, что и так понятно.

Дед обернулся.
- Мысль – самая быстрая из всего, что нам известно. Сон же – это пространство мыслей. С помощью сна можно связаться с тем, кто находится на очень далеком расстоянии, но, что более важно, там, где недоступны никакие другие способы передачи информации, например, свет, звук, радиосвязь и так далее. «Основы теории снов», введение, первый абзац. Список литературы был вам выдан в деканате, молодой человек.

Дмитрий разозлился. Какой дурак читает учебники перед первым занятием?!
- А практика будет или ограничимся только теорией? – нагло поинтересовался он.
- А вам нужна практика?
- Очень, – Дмитрий зло улыбнулся. После ночных гулянок утром жутко хотелось спать, а если занятия будут так же рано, как сегодня, можно спокойно выспаться, и никто не будет нудить под ухом «не отвлекайтесь от темы урока».
- Тогда на следующем занятии через месяц в это же время, – дед сделал несколько шагов и скрылся за прибором. За спиной Дмитрия раздались шаги, и хлопнула дверь. Парень обернулся. В помещении остался он один.

***
Через месяц Дмитрий снова был в этом же помещении. Здесь практически ничего не изменилось, только вместо пяти работающих приборов осталось четыре. Перед «практикой» Дмитрий подготовился, даже посмотрел учебники. В них была всякая ерунда насчет того, что во время сна работает подсознание, поэтому логика функционирует редко или неправильно, что за это время мозг обрабатывает информацию и может приходить к совершенно неожиданным выводам и тому подобное. Но парень собирался просто поспать без всяких выкрутасов. Сны ему вообще не снились, а если и снились, он их быстро забывал и не придавал особого значения.
- Надевайте костюм и залезайте в гипнокамеру, – дед появился бесшумно. – И помните – своим сном можно управлять.

Дмитрий хмыкнул, но надел просторный костюм из блестящего материала, затем подошел к вертикальной трубе, на которую ему указал дед, залез и стал молча ждать. Труба, подчиняясь манипуляциям деда около стенда, подстроилась под рост своего «клиента» и стала заполняться каким-то газом. Дмитрий закрыл глаза и почувствовал, как труба начинает мягко покачиваться. «Еще колыбельную спойте», - подумал он. Когда труба повернулась в горизонтальное положение, он уже не почувствовал.
Дмитрий открыл глаза и увидел коридор. Где-то через тридцать метров коридор поворачивал налево. За спиной оказалась стена. «То есть я в тупике», - сообразил Дмитрий и направился вперед. За поворотом снова был тот же коридор с поворотом налево через тридцать метров. Дмитрий обернулся. Сзади снова была стена. «То ли дело «Повелитель гролгов», - подумал Дмитрий, вспомнив игрушку, которой посвящал дни и даже выиграл турнир среди студенческого городка. Представил себе гролгов, которых накануне замочил, особенно потрудиться пришлось над последним из них, очень уж был мерзким. Коридор никуда не делся. «Тоже мне, виртуальная реальность».
Через четыре поворота налево Дмитрий задумался. Ходить так ему уже надоело.
- Может, уже следующий уровень загрузим? Или выход? – громко спросил вслух парень. Через следующие два поворота налево он увидел большой зал, очень похожий на тот, куда он пришел сегодня на занятие, только совершенно пустой. На противоположной стороне виднелась большая дверь.

Дмитрий подошел к ней. Дверь была белой, с множеством пустых квадратиков. Самый большой находился в центре, он подсвечивался кремовым цветом. Парень, недолго думая, надавил на него – очень уж хотелось завершить весь этот фарс. Квадратик переменил цвет на белый, и приятный женский голос произнес:
- Введите пароль.
«Опачки!» - подумал Дмитрий. Какой еще пароль? Что за бред идиота?
- Нет у меня пароля, – произнес он.
- Введите собственный пароль, – женский голос оставался таким же приятным.
«Вот тупая железяка! Торчу тут как дурак!» - подумал Дмитрий и спросил:
- А цифры принимаешь?
- Введите собственный пароль.
- Ладно, ввожу, – Дмитрий хмыкнул. – Сегодня я победил тысяча сто двадцать седьмого гролга. В одиночку, - неизвестно зачем похвастался он.- Вот и набираю: один, один, два, семь, - и ткнул пальцем в четыре клеточки.
- Пропускай.
- Ожидается подтверждение пароля.
- Я ж говорю – тысяча сто двадцать семь гролгов прибил. Сам, - Дмитрий и сам не знал, на кой ему эти гролги, но раз уж выбрал их число паролем, решил держаться до конца. – Введен уже пароль, открывай давай!
- Ожидается подтверждение пароля.
- Зараза, - выругался Дмитрий и стал думать, что делать дальше. Сзади послышалось какое-то клацанье, он обернулся и увидел, что к нему приближается гролг. «Что за?» - успел подумать Дмитрий, и чудовище накинулось на него. Парень отпрыгнул, но тварь не отступала.

«Да меня же сейчас убьют!» - промелькнула очень простая мысль. «Надо самому его при-бить!» - последовала за ней вторая. Но чем?! Зал совершенно пуст, даже палки какой, и то нет. А тварь уже нависала над головой. Дмитрий упал навзничь, подальше от жутких жвал, и подумал, так вот как они все-таки выглядят, эти гролги, намного отвратительнее, чем в игре. С гролга упала капля слизи прямо на одежду, зашипела, но одежда осталась невредимой. Тогда гролг ударил лапой, Дмитрий постарался увернуться, но не успел, и лапа пришпилила одежду к полу. Впрочем, хотя бы не задела самого парня. Дмитрий зажмурился и представил себе вилы, которые он вонзает в проклятую тварь. Гролг все не трогал его, парень открыл глаза, чтобы узнать, в чем дело, и увидел, как чудовище каким-то образом оказалось на здоровенных вилах, упирающихся нижним концом в пол. Лапы скребли по полу, жвалы плевались, слизь капала, но тут Дмитрий поднялся с пола, разбежался и прыгнул сзади гролгу на спину. Тот еще сильнее прижался к вилам, что-то хрустнуло, и на пол хлынула алая кровь. Через несколько минут гролг валялся без движения.
Дмитрий дрожащей рукой вытер лоб и выдохнул. «Ничего себе приколы», - подумал он. Посмотрел на гролга, потом туда, откуда тот пришел. И увидел, как на него бежит еще один гролг.

***
…После пяти поверженных гролгов Дмитрия шатало, руки тряслись, ноги подгибались, усталость была такая, что хотелось просто упасть и не шевелиться. Но времени на это не было. К парню приближался шестой гролг.

***
… Во время агонии шестого гролга Дмитрий посмотрел на дверь. Та оставалась заперта.
- Да открывайся же ты! – взмолился он.
- Ожидается подтверждение пароля.
- Но я же ввел пароль!
- Пароль подтвержден на 0,53%.
- Как это?!
- Вами лично убито шесть гролгов, что составляет 0,53 % от первоначального пароля, - женский голос переставал казаться таким приятным. – Ожидается подтверждение пароля.
- То есть мне надо прибить всех этих гролгов?! – и Дмитрий вспомнил, что он сказал в качестве пароля. Что он прибил один 1127 гролгов. И подтвердил это сейчас шестью убитыми. Что составляет 0,53 %. Дмитрию стало плохо.
- Хорошо они все по одному подходят. Было б их минимум два, я б не выдержал, - шепотом произнес Дмитрий.
Вдалеке послышалось клацанье. Дмитрий поднял голову и увидел, как к нему приближаются пятеро гролгов. И вот тогда ему стало по-настоящему страшно.

***
Бывший космический спасатель, обладатель четырех наград «Орден Мира», уникальный специалист с огромным послужным списком и безнадежно больной человек сидел в кабинете ректора и слушал. Сам ректор находился здесь же и выплескивал на слушателя ведра, реки, моря красноречия.

- Поймите же вы, - повторял он, - поймите, подобные случаи плохо сказываются на престиже нашего заведения, я уже устал отмалчиваться от вопросов, куда подевались все ваши студенты, и почему они столько времени сдают ваш предмет! Более того, время, проведенное больше положенного по плану, приходится оплачивать нам, и в суде скоро заведут огромный шкаф по делам, относящимся опять же к вашему предмету! Почему студенты вместо положенных трех проводят в гипнокамерах по четыре и более месяцев?! Например, сейчас, этот… (ректор сверился со списком) Дмитрий Бубанов, уже шесть месяцев торчит в этой камере, родители в панике, и мне же их приходится успокаивать! Что мне им сказать?! Что их сын теперь спящий красавец, срочно ищите принцессу? Скажите же что-нибудь!
- Почему не были выполнены мои требования? – человек с голым черепом, косматыми бровями, в балахоне и белых тапках поднял голову и сверкнул глазами на ректора.
- Что?!

- Я просил вас, я требовал, чтобы теория снов не включалась в общедоступный список. Это узкоспециализированный предмет, и для неподготовленных он просто опасен. Я твержу это каждый год, и все равно ко мне приходят молодые оболтусы, которым что сны, что завязки для ботинок – одинаково. Я требовал писать рядом с названием «опасно для психики», но и это не было выполнено. А сейчас, когда последствия вашего выбора вам не нравятся – вы обвиняете в этом меня!
- Ну, знаете! Написать рядом с предметом, что от него можно сойти с ума! Кто же в своем уме туда пойдет?
- Будь моя воля, вообще бы никого не пускал. А этот Бубанов.… В заявке было три человека. Откуда я мог знать, что это обычный студент, а не специалист восьмого разряда психологии, как было заявлено?
Ректор грузно опустился в кресло. Вздохнул.
- В деканате перепутали. По ошибке записали не туда. А теории снов давно нет в списке для студентов, только для организаций. Я выяснил, тот терминал, которым пользовался Бубанов, на следующий день был списан как устаревший.

Оба собеседника молчали.
- Неужели ничего нельзя сделать?
- Не знаю. Просто отключить гипнокамеру нельзя – парень впадет в кому. Он и так нахо-дится в состоянии, близком к ней. Сам он по каким-то причинам выйти не может. Я смотрел ауру – ему страшно и больно. Иногда наступают перерывы. Потом все заново. Если б можно было за-глянуть к нему в сон… - старик опустил голову, чтобы ректор не увидел в его глазах глухую тос-ку.
- А почему нельзя заглянуть в сон?
- Парень сказал, что не видит снов. Его разум настолько глубоко погружен, что обычный сноходец не достает. Не может проникнуть.
- А необычный? Неужели нет специалистов высокого класса?
- Почему же, есть. Или будут. Со временем обычные станут высококлассными. Но у нас нет времени.
- А как же вы?
- А что я? Вы же читали мое дело. Я уже никак не могу. – Старик резко поднялся. – Мне нужно на процедуры. Больше откладывать не могу, - и, прихрамывая, вышел.

***
Дмитрий в очередной раз открыл глаза и увидел коридор с поворотом налево. Иногда коридор поворачивал направо, но от этого ничего не менялось. Зал. Дверь. Подтвердите пароль. Гролги. Много гролгов. Травмы, несовместимые с жизнью. Смерть.
По крайней мере, он считал, что чернота – это смерть. Но через некоторое время он вновь открывал глаза, и все начиналось сначала. После первой смерти, когда снова пришел в зал с две-рью, подумал, что теперь убивать придется меньше. Ничего подобного. Счет каждый раз начинал-ся с нуля. Женский голос казался сволочным и злорадным. Гролги – наглыми и неторопливыми. Но Дмитрий все равно проигрывал. Он пытался повторить свой успех с вилами, представлял себе крутое оружие, но получалось либо ничего, либо безобидные пукалки, которые не причиняли тварям никакого вреда.
В последнее время чернота задерживалась подольше. Он был даже рад. Хоть какое-то разнообразие.
Дмитрий вздохнул и направился в зал.

***
Старик стоял около гипнокамеры и наблюдал за огоньками. Опять одно и то же. Считывание ауры показывало страх, боль, потом ничего. И снова. И снова. Замкнутый круг. Старик знал такие ловушки разума. Задаешь условие, которое требуется выполнить, чтобы получить доступ к тому, что опять же задал условием. Знал и как выбраться из этого. Но все его знание не стоило ровным счетом ничего. Не он метался в этой ловушке. Не он сражался с порождениями кошмара. А как донести это знание…

***
Изначально в такую возможность не верил никто. Заснуть, встретиться с нужным человеком, передать требуемое, да чтобы твой респондент тебе ответил… Ерунда. Это невозможно, по-тому что невозможно. Но потом по миру прокатилась волна невероятных совпадений, когда один и тот же человек снился президентам и королям и задавал вопрос, ответ на который передавал другому, да еще и привлек в это дело прессу различных стран, в общем, создал потрясающее шоу из своих способностей, которые тренировал годами, и в мире поднялась паника. Поднимались вопросы о приватности личной жизни (а сон – это тоже личная жизнь), о моральном праве и других нормах, о наглости и порядочности и так далее. Закончилось все это тем, что сноходца (так его обозвали) привлекли на службу. Тот поставил свои условия, говорят, даже прибегал к шантажу, но был вынужден удовлетвориться учреждением особого отдела при космических коммуникациях.
Сноходец завел себе учеников, те своих учеников, все они подписывали расписки о неразглашении, наказании и тому подобном, но платили им огромные суммы денег, чем повысили популярность профессии и несколько понизили враждебность к ней. Сейчас же к сноходцам относились по принципу: вы к нам не лезете – и мы вас не трогаем, хотя находились истерички, утверждавшие, что их периодически во сне подвергают насилию, правда, непонятно зачем и кто именно.

Он подавал большие надежды. В каждом деле требуется талант, и там, где другие добывали знания потом и кровью, ему доставалось все достаточно просто. В двадцать лет он возглавил от-дел, тот самый, учрежденный первым учителем. Он принимал участие во всех мало-мальски значимых операциях в космосе и на земле, где требовался его талант, а он требовался практически везде, потому что не всякий мог пройти там, где ходил он. Пятнадцать лет он работал на благо страны, мира и космоса. Никогда не был женат, хотя и имел такую возможность. Не красавец, но и не урод. Очень, очень обеспеченный. И одинокий.

А потом отправился в очередной отпуск. На родину, разумеется. А там произошла беда. Без вести пропала дочь одного из руководителей страны. И, конечно, его отозвали из отпуска и попросили связаться с ней, чтобы она указала свое местонахождение. Но накладки бывают в любой профессии. Девушка действительно попала в серьезную беду и сошла с ума. Ее нашли. Но после этого он четыре года восстанавливал свою психику, а заодно и тело, потому что во время приступов нанес себе травмы, трудно совместимые с жизнью. Разумеется, его оживили. Но теперь у него тело девяностолетнего старца, и почему так получилось, не знал никто. Казалось, он рассыплется на следующем шаге. Но он жил. И одним из последствий травм психики стала полная бессонница. Талант остался при нем, но он не мог им пользоваться. А снотворные приносили кошмары и безумие. И сейчас ему было сорок три года.

***
…Донести знание. Так просто и так невыполнимо. Ты можешь говорить о тайнах мира, но если собеседник тебя не понял, ты как будто промолчал. Еще одна задача теории снов. И кто мо-жет решить ее, кроме тебя, обладающего и знаниями, и опытом?
Что ж… Старик закрыл глаза. Что такое сон? Измененное состояние сознания. Но разве нет других состояний, при которых сознание изменяется? Разумеется, это будет не то. Так можно всю жизнь пытаться пройти туда, куда невозможно пройти в принципе. Но никто же не мешает попытаться.

***
Дмитрий опирался на дверь и наблюдал за агонией очередного гролга. Как же это все на-доело! Тут он почувствовал, как на спине что-то зашевелилось. Он отпрыгнул от двери и увидел, как один из пустых квадратиков приобрел очертания лица, грубого, карикатурного, но все же это было лицо. И оно пыталось что-то сказать. Дмитрий пытался разобрать, но вдалеке послышалось клацанье, и он повернулся, чтобы вновь сразиться за свободу.

***
С каждой новой попыткой становилось легче. Словно растаптывать новую тропу. Но это было только начало.

***
С каждым разом Дмитрий встречал лицо на двери. Иногда оно было четким, иногда нет, но парень все равно не понимал, что ему хотят сказать. Во время очередного сеанса общения Дмитрий обнаружил, что если он говорит вслух, лицо его понимает. Тогда он рассказал про пароль, гролгов и свою глупость. И спросил у двери, сколько ему осталось. Но вместо привычного женского голоса ему ответил какой-то модулированный мужской:

- Это твой сон. Измени его!
- Как?! – Дмитрий был готов зареветь. – Ничего не получается! И оружие менял, и себя, и зал, и дверь – ничего!
- Кто такие эти гролги? – голос звучал тише.
- Из игрушки. Была моей любимой. Теперь нет.
- Придурок! – голос постепенно падал до писка. – Это мхоборы! А гролги маленькие и без-обидные!
- Не может быть! Я ж их в игрушке видел!

- Это тебе только приснилось! – голос совсем пропал.
- Но я ж турнир выиграл! Не мог я перепутать, - но ему уже никто не ответил.
Дмитрий задумался. Может, и турнир ему приснился. Честно говоря, он уже не мог сказать, что на самом деле правда, а что нет. Но если это и правда не гролги.… Если это мхоборы… Значит… ЕГО ОБМАНУЛИ!
Вдали раздалось клацанье. Приближалась тварь. Но Дмитрий уже не обращал на это внимания, а развернулся к двери и заорал:
- Ты, зараза! Я говорил про гролгов, а ты кого подсунула?! Гролги маленькие и безобидные! А ну выпускай меня отсюда!
Дверь неуверенно поколебалась, потом замерла.
- Ожидание подтверждения пароля.
Но Дмитрию показалось, что голос прозвучал как-то неуверенно. Он кинулся к двери и на-чал молотить ее кулаками, пинать ногами, в общем, делать то же самое, что и прежде, но теперь у него была абсолютная уверенность в собственной правоте. Створки немного разошлись, и Дмитрий, обдирая себе все, что можно, протиснулся в эту щель, прыгнул в свет за дверью…
И открыл глаза.

***
Старик медленно хромал по улице. Было темно, и он не привлекал особого внимания. Про-ходя мимо следующего дома, он остановился передохнуть. Рядом с домом сидела компания. Молодые люди разговаривали и смеялись. Одна девчонка спросила своего соседа:
- Буба, говорят, ты теорию снов сдал. Как, сильно сложно?
Все притихли. И лишь старик заметил, как парень слегка поежился, прежде чем ответить:
- Да ерунда. Только препод – полный псих. Так что лучше не связывайтесь.
Старик усмехнулся и пошел дальше.

Средняя оценка: 4.3 (проголосовало: 17)