Вперёд!
Валентина ГОЕРЦ, Институт филологии и языковой коммуникации, отделение журналистики, 1 курс

Он осторожно, почти неощутимо обнял меня сзади, над левым ухом я почувствовала его дыхание. Тихо, так что даже я еле уловила, он шепнул: «Вперед»! Я резко обернулась, в надежде хоть раз его увидеть, опять не успела. Исчез. Расскажи кому, скажут, крыша съехала, всю жизнь голос чей-то слышать. Но он сказал мне вперед. Значит страх убрать, спину выпрямить, голос настроить, и на сцену, сейчас объявят победителей…

Вечером, сидя на ступеньках нескончаемой лестницы парадного входа, наблюдая ,как ветер привязался к подолу моего платья в надежде познакомиться и провести незабываемо вечер, я перебирала в голове память, чемодан за чемоданом, доставая все моменты, когда слышала его. Вот мне семь лет, я хочу прыгнуть с ветки на тарзанке, вдруг кто-то нежно взял меня за руку и сказал: не надо; я испугалась, прыгнула, веревка лопнула, шрам на коленке в подтверждение моей памяти заскулил. Или вот тут, мне десять, мой первый взрослый велосипед! Я отважный гонщик по непреодолимым покровским улицам, сейчас покажу этому задире Петьке, кто из нас титулованный, старт Часовня, та самая, что на десятке, финиш - третья улица после. Ой, несусь! Страшно! Кочки! Кочки! А педали все быстрее и быстрее! И опять его голос: «Там налево, там налево!». Завернула… Прямая дорога, разумеется, первая пришла. А в двенадцать он мне школу посоветовал прогулять, пока гуляла, пожар случился. В тринадцать фразой: «Щас порву!» ручку от сумки мне отвинтил, все рассыпалось, а мальчик, который мне так нравился, помог собрать всё, я еще долго горевала, что не при параде тогда была, но с мальчиком тем поцеловалась всё равно в первый раз. Четырнадцать. Отговорил делать тату, до сих пор не понимаю зачем, ничего же не случилось… Он часто появлялся, с поводом и без, я всегда хотела его увидеть, рассказать о своей жизни зачем-то. Обо всём-всём -всём, об успехах в спорте, мечтах, о том, что будет и чего не было, о маме и папе, который ушел от нас, обо всей той боли, что накопилась, и всём том счастье. Я всегда хотела его увидеть, но он был неуловим, но я знала, что он реальный, существует.

А затем… Летним днем, как бывает в обычных романах, я случайно забрела в сквер краеведческого музея, знакомые, большая толпа. И словно через всю эту массу ко мне протянулась рука: «Здравствуй, меня зовут Дима!». И эта фраза, эти слова, и этот человек. И наши отношения. Я говорила ему всё-всё-всё, в ответ получала ещеё больше. Я ловила в его глазах себя, вечно в делах, стремительную, которую только он мог взять за руку и сказать: «Постой». И я стояла. А он шёл.

«Ты выйдешь за меня замуж?», - Дима стоял передо мной, как принц на одном колене, в снегу, посреди улицы Мира, люди оборачивались, останавливались, ждали моего ответа. Вот это да, сотни людей, и всё внимание только на меня, цирк, а я клоун, которого заперли даже не в золотой, платиновой клетке. Три года заточения, я не могу уйти, любовь переросла в страх. Горло запершило, оно вспомнило стандарт снотворного от отчаянья, шрамы на руках пронзительно завопили: «Стоп!!!». Я побежала… Голос, где ты, слышишь, скажи мне!!! Он молчал, он молчал всё то время, что мы были вместе.

Я не могла сидеть и переживать всё в себе, на следующий день уже была на тренировке, боль перерастала в злобу, непонимание случившегося, я неслась на прямой доске со склона, побивая свой лучший результат. Удар. Я помню небо. Снег. Я поняла, что свободна. Темнота.

Первый раз в себя пришла в скорой, жуткая сирена. Опять провал. Затем потолочные огни больницы. БСПМ, нейрохирургическое отделение. Диагноз: частичная амнезия, сотрясение, пережаты сосуды. Не знаю, сколько прошло времени, я знала, что будет операция, я не помнила почти ничего и почему-то не хотела помнить. Компьютерная томография головного мозга не показала хорошего. Врач сказал строго: «Со спортом всё!».

Меня сбили на склоне два лыжника, проехали наперерез, я подлетела, ударила голову о снег, в тот день я была без защиты. Впервые.
Я лежала вторую неделю, ждала второй КТ, решающей в вопросе об операции. Я не знала, зачем меня держат тут, я могла с таким же успехом быть дома. Не было ни процедур, ни лечения. Телефон презренно пропускал смс и звонки, память, с каждым днём всё больше и больше, зачем? Осталось только хорошее, и вот опять... Приговор врача, что со спортом всё, что делать, куда идти?
Медсестра спросила меня, хочу ли я видеть молодого человека, он просил не называть своего имени, я не помнила ещё всего, но я поняла, что это был Дима. Ответ был чёткий: нет! Не для того я вернулась в жизнь.

27 декабря 2008 года, меня повели на КТ, я считала медные вставки в полу и зачем-то верила в то, что до Нового года выйду отсюда. Легла на кушетку, закрыла глаза. Надо мной зашуршала машина. Я уснула. Спала и вспоминала. Я чувствовала слезы. Я была счастлива за свою жизнь, поблагодарила и отпустила всё плохое. «Эй! Эй! Слышишь! Проснись! Мы обязательно выберемся!» - «Где - ты, где - ты? - я лихорадочно искала его глазами. - Я так многое хочу тебе рассказать»!

Врачи, вы сделали слишком быстрый вывод о моём здоровье, не надо мне ваших операций, я слишком для них крепкая! Мой лечащий врач до сих пор меня вспоминает, еще три КТ, чтоб удостовериться, что у меня осталось только сотрясение, которое почти сошло на нет. Новый год я все-таки отпраздновала в грустных стенах палаты, но с великолепным настроением, я была вместо ёлки, светилась даже сильней.
Меня выписали первого января. Второго я уехала на сборы. Не могу я не бороться за себя и опускать руки тоже. Опасно. Но так я живу.
И вот на ступеньках я вспомнила всё и ждала его... Сколько мне ждать? В очередной раз он дал мне уверенность, помог, я получила награду за активное участие и что-то там ещё, всё равно, на те три секунды это было важно, я хотела слышать его. А его всё нет, встала, пошла. Всё равно счастливая.

Ноябрь. 2009 год. Учеба, спорт, всё стало лучше, чем было. Я иду на огромных каблуках по забавным сугробам. Немного устала. Красная площадь. Огромная стела вверх устремила себя. Меня дернуло. Я опустила глаза от неба. Под стелой стоял парень. «Привет, я Валя», - подошла к нему. «Привет. Леша», - и я услышала ЕГО.

P.S. Блондин, голубые глаза и на белом… форде. А вы говорите принцев не бывает. В этот Новый год я скажу искренне: «Люблю!»

Средняя оценка: 4.3 (проголосовало: 11)