История одного ангела
Елена БУТЕНКО, ГИ, факультет искусствоведения и культурологии, группа И-29

Привет. Да, я действительно ангел. Белые светлые крылья за спиной, легкие платиновые, как паутинка, волосы, похожие на поток света. Да, я ангел.

Меня зовут Варг. Странное имя для ангела, правда? Совершенно не подходящее, даже пугаю-щее. Моя история очень странная. И грустная. Но времени в моем распоряжении теперь достаточно, и я расскажу её всем, кто захочет слушать.

Его звали Линель, или Лин, как он просил его называть, это имя раньше принадлежало ангелу, такому же как я. Лин сказал, что убил его, и имя досталось ему как трофей, ведь бесы не имеют своих имен. Ах да, забыл рассказать, Лин – демон, просто так сложно было в это поверить.

Я, тогда еще ничего не подозревающий, сидел на горячем шифере, сверкавшем на солнце, словно покрытым алмазной крошкой, и смотрел на летящую жизнь людей внизу, под девятиэтаж-кой. Он появился в облаке, пахнущем серой, расстроенный и сбивающий пламя с черного балахона, что был на нем, больше похожий на наказанного ребенка, чем на тех чудовищ, которые иногда показывал мне Учитель.

Я тогда еще боялся. Рожки, маленький хвостик, чертенок напугал меня. А я, кажется, напугал его, крылья, нимб... Мы не знали, что делать, только завороженно глядели друг на друга, хотя, скорее как враг на врага.
Но оказалось, он был не таким плохим, а может, я не был слишком хорошим. Весь мир смешал-ся. Учитель иногда грустно посмеивался: демократия...

У Лина был ворон, он показал мне его, такого забавного и слишком солидного для птицы, а я позволил потрогать ему перо своего крыла, Лину понравился мой нимб, хотя и ему было больно смотреть на его свечение, а мне – его рожки, казавшиеся отполированными и смешными, но бывшие такими смертоносными.

Мы сдружились всего за несколько минут, как умеют находить согласие дети, но мы детьми ведь не были, мы были стары, почти как мир, среди своих мы считались просто недостаточно муд-рыми. Но мы не говорили об этом. Мир под нами был гораздо интереснее, люди – они странные. Они похожи на нас. И на них. Иногда одновременно, что приводило порой в замешательство, я видел темные стороны, Линель указывал мне на светлые, а ворон, разомлевший на солнце, иногда вставлял свое «Кру» в наш спор или смех.

Солнце закатилось незаметно, мне было жалко с ним расставаться. И он сказал, что знает спо-соб превратить мои крылья в рога, Лин предложил мне стать одним из них, и тогда я закричал. На-верное глупо, так не должны себя вести ангелы – злиться и кричать. А он, он был прав, что ушел. И я остался один, на той же самой крыше, куда меня прогнал учитель, чтобы я учился мудрости. Вот и все.
А что такое мудрость? Я не знал. Просто сидел, смотрел на звезды и молчал. Что значит быть не умным, а мудрым? Что?
Мы должны уметь прощать. Должны верить, надеяться и любить, чтобы не быть такими одино-кими и холодными, как звезды. Мудрость – это умиротворение и созерцание, это знать свое место в жизни, свою цель, и исполнять ее. Мудрость, она прощении.

Тишина. Здесь, на высоте, всегда тишина. Без Лина было странно и грустно, я так быстро при-вык к озорному блеску его глаз, беспечной улыбке и задорному личику, увенчанному парой рожек, и хотя мне не нравилось, как он предложил мне стать одним из них, я скучал. Лин словно забрал часть этого дня с собой, и он уже больше не был таким замечательным. Я был один.

–Знаешь, я солгал. – Голос позади был так тих, что я сначала не понял, что это не просто шорох. – Он был такой... – Его обладатель затих, словно погрузившись в воспоминания, а потом тихо про-должил. – Такой красивый... этот ангел. И умирал. А я просто случайно оказался рядом, мне было жаль его, очень, но я ничего не мог сделать. Он увидел меня, улыбнулся так мягко... И он назвал мне своё имя, ангел дал мне название... У вас есть сострадание. – Лин вышел из тени, он и не покидал этого места, кажется.

–Я тоже не сказал всей правды. – Вздохнул я. – Учитель ничего не говорил о моем возвраще-нии обратно, меня оставили здесь.
–Прости, что предложил тебе... ну, ты знаешь. – Я видел, что Лин смущен.
–И ты прости, что я накричал, Линель. – Улыбнулся я.

Средняя оценка: 3.3 (проголосовало: 4)