Царство Веры

Глава 1. До-Верие

Новый корпус СФУ, мастерская архитектурного факультета на третьем этаже, приоткрытая дверь. За ней – много света, стойкий запах краски, переливчатые скрутки «запаренного» шелка на дальнем столе, видеоаппаратура, притулившаяся к голой стене, кисти, выглядывающие из крохотных баночек от детского питания, пыльный подрамник, прикорнувший в углу рядом с гипсовым ликом Аполлона, на подоконнике — пятнисто-рыжий вязаный кот, счастливо сжимающий в лапах сосиски, ниспосланные игрушечным Провидением… Вера Петровна Вотякова, доцент кафедры рисунка живописи и скульптуры (РЖиС), приглашает войти внутрь. Она выглядит уютно, говорит степенно, и кажется, что у такой женщины должны получаться отличные пироги. Отказаться от приглашения невозможно.

Глава 2. Ведунья

Какое оно, твоё дерево? Сильное, слабое, скрученное, тяжёлое, изящное, светлое, вязкое, тянущееся куда-то — к чему-то? Должно быть настроение, черта, создающая, нанизывающая весь этот образ, понимаешь?», — Вера Петровна беседует с дипломницей, склонившейся над эскизами будущего произведения. Деревья в мастерской повсюду (это излюбленный мотив, воплощаемый студентами); они распускают свои ветви из нитей, кусочков кожи, меха и фольги, «плодоносят» блестящими бусинами, дают прибежище миниатюрным скульптурным «жителям». Десятки работ, выполненных в технике нитяной графики, хранятся в комнатке по соседству, в местных «запасниках», некоторые, не нашедшие места на полках, обживают стены, и – нет, не «художественный беспорядок», но атмосфера рукотворного сада вокруг.

«
Курс «Основы декоративно-прикладного искусства» для Веры Петровны относительно новый: «Взялась за это благодаря Елене Евгеньевне (преподаватель кафедры РЖиС и по счастливой неслучайности невестка), мой творческий «конёк» всё-таки батик – роспись по ткани. Хотя ДПИ всегда интересно, даже за счёт разнообразия материалов, к тому же я оказалась «с руками»: ведь мы и вязать, и вышивать, и валять из шерсти должны научить». Действительно, всего за полгода студенты специальности «Изобразительное искусство» осваивают разнообразные техники вышивки, плетения (макраме), вязания (на спицах и крючком), учатся ткать гобелены, создают уникальные изделия из кожи (браслет «Лето», к примеру, способен украсить собой и страницу модного журнала, и любую женскую ручку). «И парни вышивают, плетут
и вяжут?» — моё недоумение. «Конечно! Им достаточно один раз объяснить, схватывают моментально, даже быстрее девушек», — улыбается Вера Петровна.

Переплетение нитей, махровые краешки вышивок (по белому полю — осторожные пунктиры «крестиков» и спокойная лоснящаяся «гладь»), струящиеся ткани, лохматые кусочки животных шкурок, холсты, специальные крючки, воск — есть в этом нечто исконное, архетипическое, обрядовое. А в центре действа — Она: хозяйка, хранительница традиций, умелица, ведающая и ведущая (ниточка — за иглой, ученики —
за наставницей).

Глава 3. Царевна-Вера

На пальце у Веры Петровны необычный перстень — крупная лягушка поблёскивает серебряной шкуркой, жмурит нефритовые глазки. Присмотревшись, обнаруживаю секрет драгоценного земноводного — во рту у лягушки крохотная стрела. Выходит, Царевна.
«Видимо, во мне всегда была эта тяга к искусству, к красоте. С 9 лет читала все книги о художниках и о музеях, которые водились дома и в библиотеке, потом стала собирать открытки с репродукциями картин русских художников (первыми в «коллекции» были малоизвестные акварели конца 19 века), — вспоминает Вера Петровна. — Родилась я в селе Краснотуранск (до Революции — Абаканское) — старинное, прекрасное село; детский сад, школа, кино — всё это располагалось в купеческих особняках эпохи модерна, что само по себе впечатляло. А если добавить, что все два этажа нашей школы были оформлены большими репродукциями полотен Третьяковской галереи, и я, вместо того, чтобы носиться за мальчишками, бродила вдоль стен на каждой перемене и смотрела, и любовалась, и запоминала… К 8 классу я стала школьным «знатоком» — учителя приглашали провести классный час, рассказать о творчестве В.Г. Перова, И.Е. Репина. Помню, один случай задел за живое: принесла в класс книгу об античной скульптуре, а учительница усмотрела в изображении богов и героев нечто стыдное, аморальное. Для меня это была безусловная красота. Для неё — скандал».

Веру Петровну не прочили в художницы – она рано вышла замуж, родила сына, до поры до времени существовала «в шкурке» технической работницы красноярской «Сибцветметавтоматики», как вдруг кто-то приметливый отрядил «необычную девушку» в помощь художнику
Н.И. Захарову, оформлять детский утренник. А дальше — по рекомендации мастера — была учёба в вечерней художественной школе, окончание художественного училища, 6 лет обучения специальности «искусствовед» в Уральском государственном университете. С 1984 года В.П. Вотякова – одна из ведущих преподавателей кафедры РЖиС под руководством О.К. Ампилогова: помимо «коронной» практической техники батика ведёт авторские курсы «Теория искусства» и «История искусства», устраивает совместные с сотрудниками кафедры выставки на площадках СФУ, в вузах и музеях Красноярска.

Глава 4. Ген творчества

Соприкасаясь с семьёй Веры Петровны, сложно удержаться от искусствоведческих сравнений. В далёкой Англии был образец такого «духовного братства», соединённого, в том числе, пониманием красоты предметного окружения. Очень уж по-прерафаэлитски выглядит увлечение мужа Евгения Ивановича (заведующего лабораторией моделирования рекламы) — дизайном книги (студенты «разрабатывают» книгу целиком — от обложки до текстового наполнения и иллюстраций). Талант невестки — Елены Евгеньевны — проявляется и в декоративном оформлении спектаклей детской театральной студии. Внук Василий, по выражению Веры Петровны, «прирождённый график» — наделён редким чувством формы, перспективы, художественным чутьём. Именно он зачастую «выносит приговор» творениям мамы и бабушки, безошибочно определяя, когда работа «поёт», а когда, увы, безмолвствует.

Глава 5. «Быт» значит «быть»

«Картиночки», «браслетики», игрушки в исполнении Веры Петровны и её учеников – совсем не баловство в стенах «серьёзного» вуза. Это чудесная осмысленная рукотворная среда, задающая тональность человеческих будней. Вышивки, гобелены, живописные платки почти физически спасают своих обладателей от затягивающей «бытовухи» — очень явно и ярко в них сквозит истинное Бытие. Каждый студент, работающий в мастерской, — художник-ремесленник, в его силах буквально сделать наполненный цветом и радостью комфортный интерьер, одежду, утварь, упорядочить через это себя и окружающий мир.

Эпилог

Студенты любят занятия у Веры Петровны. Считают её строгой, но «умеющей найти свой ключик к каждому». Что характерно, у этой преподавательницы нет прозвища — ни сатирического, ни свойского. И я ухожу — по-веренная, накормленная не пирогами, но вареньем. Из яблок, естественно. Тех, что растут не только на изящных и светлых характерных деревьях на третьем этаже, в царстве Веры, но и в её настоящем саду.

Татьяна МОРДВИНОВА
Средняя оценка: 4.7 (проголосовало: 26)