Ау, человечище-2
29 сентября Вениамину Сергеевичу Соколову исполняется 75 лет

ДОСЬЕ
Вениамин Сергеевич Соколов
>> Закончил МФТИ. Доктор физико-математических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, академик РАО, почётный доктор экономики Санкт-Петербургской горной Академии. Основные научные труды в области электроэнергетики, надёжности геостационарных спутников, физики Солнца, образования и экономики. Лауреат премии правительства РФ в области образования.
>> С 1975 по 1988 годы — ректор Красноярского госуниверситета, с 1988 по 1990 гг. — второй секретарь Красноярского крайкома КПСС, с июля 1990 г. — член Верховного Совета России — председатель комиссии по бюджету, затем — председатель Совета республики. На 10-м, внеочередном и последнем съезде народных депутатов России выступил за смещение Хасбулатова с поста председателя Верховного Совета, от имени съезда участвовал в переговорах между «Белым домом» и Кремлем с целью предотвращения кровопролития. Осенью 1993 года оставался в «Белом доме» вместе с его защитниками. Впоследствии — академик-секретарь РАО, аудитор Счетной палаты РФ. Ныне — советник ректора СФУ.
>> Две дочери. Евгения — экономист, Ольга — филолог, преподаватель русского языка. Четверо внуков, правнучка.
>> Не знает, что такое болезни, каждое утро обливается холодной водой, делает зарядку. В свои 75 всё нынешнее лето строил на даче баню.

– Вениамин Сергеевич, даже не верится, что ваша биография – это жизненный путь одного человека. Всё здесь есть: наука, педагогика, экономика, политика. Помнится, задолго до перестройки «Комсомольская правда» опубликовала вашу статью «Ау, человечище…», что в ту пору Вы хотели донести до общественности?

– Статья была написана по спецзаказу «Комсомольской правды». В середине августа позвонил зам. главного редактора газеты Данилин. Он попросил подготовить обращение – своеобразную актовую лекцию перед началом учебного года, а в КГУ уже накопилось немало наблюдений в области образования и кое-что было сделано, так что статья созрела довольно быстро. Статья не осталась незамеченной. Да, если говорить в целом, то многое из того, что в ней написано, было реализовано здесь, в Красноярском крае. В КГУ был создан психолого-педагогический факультет, до сих пор нигде не повторенный, возникли летняя школа, школа-гимназия «Универс», школа космонавтики, в течение многих лет в КГУ работала обязательная для всех студентов восьмисеместровая программа культурно-эстетического образования, в состав университета был включен Лесосибирский пединститут, в1989 году началась реализация уникальной целевой краевой программы «Учитель». В качестве своего рода итога этой деятельности можно указать на то, что в нынешнем составе Российской Академии Образования шесть выходцев из КГУ, а первый декан ППФ В.А. Болотов – вице-президент РАО. Так что без всяких оговорок можно говорить о красноярской научно-педагогической школе.

В публикации речь идет о человеческой сущности и роли образования. Она была обращена даже не к молодёжи, а к педагогической среде, к государству. В ней показано, что традиционную педагогику надо переделывать, что устоявшаяся система образования ведет страну и общество в тупик, в никуда ( что в конце концов к сожалению так и случилось). В царской России 75% населения читать не умело. Школа имела одну социальную функцию: научить детей элементарной грамотности. Эта система сравнивалась с тайгой: нормальный лес, нормальные деревья …и вдруг – могучее дерево, так и в жизни. Человека делала не школа, а среда, жизнь. И появлялись из глубин народных Шаляпины, Горькие, Жуковы, Ильюшины, Чкаловы, Калашниковы …. В позднее советское время массовая школа все больше напоминала унылые плановые, промышленные лесопосадки - будь как все, не высовывайся! Думающих, озабоченных судьбой страны людей - это никак не устраивало, мириться с подобным положением было нельзя, а что делать? Назад, к тайге? И тогда появилась аналогия с парками: педагог должен работать с детьми, как садовник. Каждому дереву - возможность расти так, как определила природа, но при этом целенаправленно создается некий ансамбль, где, с одной стороны, каждое дерево, каждый человек раскрывается в силу своих природных возможностей, а с другой – возникает нечто качественно новое, гармоничное сочетание интересов отдельного человека и общества в целом…

– А что, по-вашему, имеем в образовании сейчас?

– Страна пришла к прямо противоположному результату, к какой-то жуткой смеси дикой тайги (эгоцентризм, каждый сам за себя и против всех) и попыток «построить» всё-таки людей. Выдающиеся личности всё равно пробиваются, но у них нет поля деятельности, потому что российская действительность такова: главное деньги, личное обогащение! А это не может вдохновить настоящего человека.

Недавно мною подготовлена ещё одна статья по проблемам образования. Там речь идет о том, что реформаторы периода перестройки сделали ставку на частную собственность, дескать, только тогда таланты разовьются. Как мы убедились, за 20 лет ничего подобного не произошло. А мировой опыт показывает, что эффективность экономики определяется не формой собственности, а качеством управления. Эту формулу я услышал в 1991 году в Англии, куда в составе делегации депутатов Верховного Совета ездил изучать опыт приватизации, поскольку премьер-министр Великобритании М.Тэтчер приватизацию начала на 10 лет раньше Чубайса. Там была огромная доля государственной собственности, и благодаря умной политике удалось поднять заметно эффективность экономики.

– Если верить данным одного социологического опроса российской молодёжи, то «поколению нулевых» свойственен конформизм, стремление проникнуть в органы государственной и муниципальной власти с целью личного обогащения…

– Система такого воспитания была задана командой Ельцина: общество, мол, это ерунда - каждый человек сам за себя должен отвечать. Более того, в начале 90-х был издан Указ Ельцина, запрещающий заниматься политикой в учебных заведениях. Но одновременно декларировалось построение гражданского общества. Это же взаимоисключающие вещи! Если студенчеству запретить думать о проблемах развития общества, нацеливать только на личное первенство в жизненных рейтингах, то какое будущее нас ждёт?

Сейчас начинается аккуратный отход назад. В своём докладе на заседании Госсовета 31 августа 2010 года министр образования РФ А.А. Фурсенко, наконец, сказал буквально следующее: «… образование не может оставаться только услугой, удовлетворяющей текущие запросы, и даже не может пассивно откликаться на запросы будущего. Оно обязано быть инициатором изменений, в том числе в бизнес-среде и в общественном сознании». Это как раз то, что сейчас начисто из вузов вымыто.

Когда этот тезис пробьёт себе дорогу?! Кстати, вы читали «Всемирную декларацию о высшем образовании для 21 века»? В нашей российской образовательной среде практически нет людей, кто бы о ней знал. Там, в частности, написано: «…в конечном счете, целью высшего образования должно быть создание нового общества, не знающего насилия и эксплуатации, члены которого высоко и нравственно развиты, полны энтузиазма, руководствуются любовью к человеку и мудростью». Разве у человека, воспитанного в духе эгоцентризма, может возникнуть мысль, что надо создавать общество без эксплуатации? Мне кажется, подобные цитаты должны быть на стенах университета, прямо на входе!

– Как думаете, почему некогда лучшая в мире система образования так деградировала?

– Вектор регресса был задан в середине 50-х годов, когда официально было объявлено – «ведущей силой советского общества является рабочий класс, производящий материальные ценности преимущественно физическим трудом». Это же антинаучный бред, но до самой кончины КПСС он выдавался за наивысшее достижение «марксизма- ленинизма». (В кавычках, т.к. ни у Ленина, ни у Маркса даже намека на подобный бред нельзя найти! Более того, Маркс писал, что с развитием науки человек вместо того, чтобы оставаться главным агентом в производстве, в конечном счете встанет рядом с производством в качестве управляющего и регулировщика). Конечно это немедленно сказалось на всей политике в области образования и науки, и прежде всего в политике заработной платы.

Если до Хрущёва средняя зарплата учителя в школе равнялась средней зарплате по стране, то с его приходом ее относительный уровень стал резко уменьшаться. Поначалу из школы исчезли мужчины, затем наиболее активные и грамотные женщины. Сам глава государства Н.С. Хрущёв имел образование два класса церковно-приходской школы и один год рабфака. Человек талантливый, но абсолютно невежественный, поэтому с него начался жуткий регресс всей системы образования и высшей школы в том числе, и этот процесс продолжается до сих пор. В 2000 году уровень зарплаты в сфере образования составлял 55,8% от средней по стране, сейчас – 67%. Да хоть 75% будет - всё равно принципиально ничего не изменится. О модернизации всерьез можно будет говорить, когда зарплата в образовании сравняется или станет выше средней, а пока, по признанию Президента РФ, наша система образования слабо конкурентоспособна.

– Если говорить о задачах, которые стоят сегодня перед высшей школой, то что, на ваш взгляд, первоочередное?

– С моей точки зрения, положительным моментом является двухуровневое высшее образование. И не только потому, что мировой опыт таков – мой личный опыт тоже это подтверждает. Я окончил Московский физико-технический институт, тогда у нас не было таких понятий, как бакалавр, магистр, но действовала двухступенчатая система – первые 3-4 года нам давали общеобразовательную фундаментальную подготовку, потом шла узкая профессионализация, и диплом получали специалисты высшего класса!

Двухуровневая система позволяет не в течение 5-6 лет готовить специалиста, а в течение двух. Очень гибко. Другое дело, что в стране у нас никто к этому не готов. Парадокс, но современная промышленность не нуждается в инновациях. Экономистами давно установлена мировая закономерность – в случае устойчиво длительного извлечения сверхприбыли инвестиции в какое-либо усовершенствование производства прекращаются. Психологически этот феномен вполне объясним. Действительно, зачем реконструировать старый нефтеперегонный завод с целью повышения глубины переработки нефти с 63% до 96%, затрачивая на это десяток миллиардов долларов, когда эти миллиарды можно спокойно класть в карман без всякого риска в обозримой перспективе. Поэтому и приходится президенту лично заниматься проблемой Сколково. Чтобы создать в стране хоть какой-то образец единения образования, науки и техники, кстати - без всякой серьезной перспективы при нынешних российских экономических правилах.

– Вениамин Сергеевич, похоже, что вы и ваше поколение живёте с ощущением: всё не так, ребята?

– И так, и не так. Реальные процессы почти никогда не укладываются в заданную схему. Но в целом развитие общества подчиняется вполне определенным законам. И то, что у нас в стране все не так - понимание этого возникло не в 1991 году, а значительно раньше. В конце 70-х годов, будучи ректором КГУ, пришлось всерьез заняться вопросами конкретной и политической экономии. А подтолкнул к этому шагу Госплан, в частности, в связи с абсурдной практикой распределения выпускников и не менее абсурдной политикой зарплаты. Получалась «пила»: например, в прошлом году нужно 95% физиков отправить в школу, а в этом – всего 5%. Как можно такой «план» выполнять? Для работы в школе нужна многолетняя профессиональная и психологическая подготовка. А здесь получалась ситуация, когда один год это востребовано, а в другой – нет. Как строить в этой ситуации учебный план, работу со студентами. Где здравый смысл и почему так получается? Конечно, в КГУ мы такие планы просто игнорировали, но искали пути решения действительно государственных задач.

До середины 50-х годов Советский Союз почти в четыре раза превосходил США по относительному уровню вложений в высшую школу и науку, что и позволило нам, по признанию самих американцев, выиграть на том этапе научно-техническую гонку. Так продолжалось до момента, когда пришёл к власти Н.С. Хрущев. С середины 50-х относительный уровень вложений в образование и, в частности, в высшую школу резко (почти в десять раз) снизился. Вот и ответ. Через пятнадцать лет (естественный сдвиг по времени) с 70-х годов началось неуклонное падение эффективности советской экономики. Я показывал соответствующие графики руководителям разного уровня, в основном членам ЦК КПСС – адекватной реакции не было… Можно сказать, что уже в 80-ом году стало ясно, что к 90-му — наступит крах. И я предупреждал, что одна из причин – работа высшей школы: мы перестали готовить специалистов. В апреле 1990 года в «Правде» была опубликована моя статья «Кризис компетентности». Сейчас впору писать о катастрофе компетентности.

– Если посмотреть на упомянутые Вами графики, то и к гадалке ходить не надо: после 2010 года ситуация в образовании и экономике далеко не оптимистичная…

– Почему она должна улучшаться, если в среднем по стране на студента в год наше общество тратит 56 тыс. рублей (около 2 тыс. долларов), а американцы в среднем - 22 тыс. долларов! Причем у них есть несколько десятков избранных университетов, где 150-250 тыс. долларов в год на студента. Кстати сопоставление в абсолютных числах не просто не корректно, в большинстве случаев даже антинаучно. Сравнивать надо относительные, так называемые безразмерные величины. Например, соотнести расходы на одного обучаемого и валовой внутренний продукт на одного жителя страны. У нас эта величина равна 0,2 , в США – больше 0,5, в СССР до 50-х годов эта величина была более 1,6, затем к 70-м годам упала до нынешнего уровня 0,2.

А посмотрите на нынешнее состояние науки в России. Оно же катастрофическое! Чубайс как-то выдал откровение: «У России на такую роскошь как наука денег нет, а на образование почти нет»! Финансирование РАН из госбюджета в этом году – 50 млрд рублей, что эквивалентно 0,012% ВВП; финансирование науки в вузах таково, что она на грани исчезновения – только 16% преподавателей «вовлечено» в научные исследования, соответственно доля студентов - не более 5%. Судя по планам правительства и реально предпринимаемым мерам, ничего кардинального в состоянии российской науки в ближайшие годы не произойдет. В то время как во многих странах в течение десятилетий объемы финансирования науки составляют 2-4 % ВВП.

– Вениамин Сергеевич, какой период своей жизни считаете наиболее продуктивным?

– В созидательном плане – до 1988 года, а потом пришлось бороться, чтобы не допустить дальнейшего развала страны, и до сих пор этот этап продолжается.

– Вы живёте без оглядки?..

– Если понимать Ваш вопрос, как – без страха, то похоже – да. Задолго до Горбачева я сознательно встал на путь противодействия разрушительным процессам, хотя прекрасно понимал, что на карту ставится… жизнь. Поэтому в ноябре 1988 году я сознательно оставил пост ректора и пошел во власть - стал вторым секретарем крайкома КПСС. Но болезнь и партии, и страны оказалась столь глубокой и запущенной, что изменить уже ничего было нельзя. Пришлось испить эту чашу до конца, вплоть до расстрельных событий 4 октября 1993 года.

С детства Вениамин Сергеевич увлекается фотографией.
На многих фото из его архива — родные, любимые лица;
много пейзажей, на которых сибирская широта природы.

На фото: небо над Белё

– Не жалеете, что политика, подчас, мешала Вашей научной деятельности. А ведь могли бы…

– Не жалею, а с другой стороны, я не только мог, но и немало сделал. Например, я соавтор открытия нового физического явления, занимался солнечными вспышками, физикой космоса. Но, по существу я никогда не прекращал научную работу. Да, физика ушла на второй план, но появились не менее значимые занятия.

Кстати, многие люди, когда узнавали, что я физик, очень удивлялись: «Как, ты разве не доктор экономических наук?». В Академию образования РФ меня избрали ведь не за то, что я ректором когда-то был… В МФТИ я получил качественное фундаментальное образование, которое открыло массу возможностей…

– Вениамин Сергеевич, если отойти от всех треволнений, связанных с политикой, экономикой, педагогикой, – что Вас в жизни согревает?

– С детства увлекаюсь фотографией Природу, людей – всё люблю снимать! Вообще очень люблю физический труд. Отпуск стараюсь проводить в Курагинском районе, где мы семьей купили домишко на берегу горной речки. Этим летом я там весь август строил баню – с утра и до позднего вечера топором и лопатой махал. И ещё согревает то, что у меня великолепная семья – правнучке уже три года, и всегда были и есть соратники и единомышленники. Через мою жизнь прошла масса выдающихся людей – ученых, политиков, музыкантов, художников, литераторов и просто людей, талантливых в своей человеческой сущности. Многим им обязан, очень и очень им признателен.

– Не хотите ли в свои 75 лет написать воспоминания о прожитом?

– Просто воспоминания – не интересно. Кто только их не пишет! Если и надумаю писать, то попытаюсь взять пример с известного академика, инженера-кораблестроителя Крылова. Он умер в 1943 году, но оставил такие захватывающие «Мои воспоминания»! Сумел так описать свою жизнь, что видно всё, происходившее в стране. Вот так интересно!

Вера КИРИЧЕНКО

Александр Дмитриевич КАКУХИН, декан факультета физической культуры и спорта СФУ, профессор:

— Вениамин Сергеевич Соколов относится к личностям государственного масштаба, но я могу сказать о том, что он сделал для университета – ещё Красноярского государственного университета, на базе которого создавался СФУ.

Первое: именно по инициативе Соколова был пересмотрен проект и начато строительство новых корпусов КГУ. Если бы не это, университета «на горе» просто не было бы. Наверное, процесс всяких согласований и обсуждений так и оставался бы вялотекущим до самой перестройки.

Второе: его способность «поднять» коллектив на реализацию грандиозных планов, вплоть до «строительства вуза своими руками», когда ни финансовых средств, ни рабочих не хватало. Я лично в телогрейке участвовал в возведении нашего спортивного комплекса, а мастером у нас был преподаватель экономфака Валерий Михайлович Зубов, будущий губернатор края.

Третье: реформатор образовательного процесса. То, что делал он в Сибири, не делали нигде в стране. Например, именно он убедил секретариат крайкома в необходимости начать здесь подготовку экономистов. А как открывался психолого-педагогический факультет? Только благодаря его смелости. Всё, что он ни делал, было новаторским. Например, МГТУ проводил здесь набор самых талантливых абитуриентов. Соколов предложил организовать это в университете. В результате двое-трое поступали в Москву, а остальных по результатам сданных экзаменов зачисляли на физфак и матфак КГУ. Никаких проблем с набором тогда не было.

И наконец, личные качества Вениамина Сергеевича. Он заботился о своих людях, всегда отзывался на просьбу, особенно если целый коллектив ходатайствовал. Приходил на заседания профкома, чтобы помочь конкретному человеку. И умел находить людей хоть внутри коллектива, хоть где, — которые могли решать те задачи, что он ставил.

Соколов очень сильно опережал своё время, а может, опережает и сегодняшнее.

Наталья Петровна КОПЦЕВА, декан факультета искусствоведения и культурологии, профессор, доктор философских наук:

— Такие люди, как Вениамин Сергеевич Соколов, подобно комете Галлея, появляются на нашем горизонте один раз в сто лет. Видный ученый, активный политик, обладающий государственным мышлением и распространяющим принципы этого мышления на все виды деятельности, в которые погружала его жизнь.

Для Вениамина Сергеевича Соколова никогда не существовало противоречия между научным (естественнонаучным и техническим) мышлением и художественным. Обладая великолепным художественным вкусом и пониманием, что постижение шедевров мировой и отечественной художественной культуры – не прихоть отдельных людей, а жизненная необходимость, Соколов задумал, создал и приложил все силы, чтобы сохранить уникальную концепцию всеобщего эстетического образования в нашем университете. Он сумел заразить своей идеей людей, которых сегодня назвали бы «знаковыми фигурами» (среди них необходимо добрым словом вспомнить Евгения Андреевича Лозинского). В нашем университете высшее профессиональное образование в области различных наук стало возможным сочетать с развитием вкуса к высокому искусству: музыкальному, изобразительному, литературному, театральному. Будучи убежденным материалистом и атеистом, он прекрасно понимает необходимость изучения истории мировых религий, в которых сконцентрировался огромный объем культурного опыта человечества.

Вениамин Сергеевич Соколов – наш Учитель не только в науках и педагогических технологиях, но и в жизни. Встречая препятствия при воплощении своих замыслов, он не сдается, его силы крепнут в диспутах и дискуссиях. Возможно, не все удается осуществить в нашем университете, как мечтает об этом Вениамин Сергеевич. Возможно, что его идеи опережают наше время и значит – воплотятся в будущем.

Вениамин Сергеевич сегодня празднует свой юбилей. Хочется пожелать ему силы, здоровья, удачи, хочется, чтобы его близкие люди доставляли бы ему побольше повседневных радостей.

Имя Соколова навсегда соединено с именем нашего университета. И хочется вспомнить слова Александра Сергеевича Пушкина (о М.В. Ломоносове): «Он сам был нашим университетом». И в прошлом, и в настоящем, и в будущем Вениамин Сергеевич заботится о благе университета как центра нашего региона. Пусть на своем поприще он найдет удовлетворение и радость.

Средняя оценка: 3.9 (проголосовало: 12)