Первые лица

В новогоднем выпуске газеты мы предложили ректору и Президенту Сибирского федерального университета ответить на серьёзные и не очень вопросы.

Ректор СФУ Евгений ВАГАНОВ

В России проводились Год молодёжи, Год семьи, Год учителя. Каким, на ваш взгляд, должен быть 2011-й, чтобы самые острые проблемы были решены?

Надо спокойно и профессионально заниматься решением всех актуальных проблем и делать это постоянно. 2011-й год должен быть продуктивным, успешным (персонально для каждого человека и коллектива в целом) и здоровым годом!

Что для вас является показателем качества жизни россиянина?

Собственный дом, сад (дерево) и трое детишек в семье, не испытывающей нужду.

Когда вы сменили руководство научным институтом (Институтом леса) на руководство первым в стране федеральным университетом – насколько это изменило вашу жизнь, вас самого и ваши взгляды на окружающий мир?

Жизнь изменилась существенно, круг решаемых вопросов увеличился кратно, как и ответственных решений. Время проходит в разъездах — 25-30 перелётов ежегодно. Значительно увеличился «сектор общения», и как результат — очень сильно сократилось время для реальных научных работ. Здесь меня аспиранты и мои ученики выручают — и обсуждением тем работ, и конкретными новыми результатами и публикациями.

Изменился ли я сам? Тут могу сослаться только на жену, которая говорит, что что-то во мне изменилось (а я ей верю), но что именно — умалчивает. Возможно, не хочет меня расстраивать. Если какие-то мои взгляды и изменились, то только на профессиональную бюрократию, которая считает, как и раньше, что мы для неё, а не она для нас. К сожалению, таких людей уже чрезмерно много в наших структурах. А ведь они должны нам помогать легче жить.

Что оставило в вас «сладкое» и «горькое» послевкусие в минувшем году?

«Горькое» — когда люди занимаются тем делом, в котором ничего не понимают и которое не любят. «Сладкое» — ввод новых зданий университета: библиотеки и корпуса Института нефти и газа. Согласен ежегодно «съедать свою шляпу», лишь бы такой темп строительства университета сохранился.

Президент СФУ Александр УСС

Какие компетенции вы бы внесли во все без исключения образовательные стандарты третьего поколения (т.е. что должны уметь все люди с высшим образованием)?

Я бы очень осторожно отнёсся к такому роду унификации стандартов. Зачем, например, выпускнику художественной академии знать специфику программирования, которая к тому же меняется каждый день? Точно так же, как конструктор ракет или физик-ядерщик разве что для общего развития должны знать различие между ямбом и хореем. Если же говорить об общечеловеческих стандартах, то они прописаны две тысячи лет назад, в десяти заповедях. Я бы, перефразируя и в порядке нарастания значимости, пожалуй, назвал три.

Первое — умение мыслить. Не на вопросы тестов отвечать, не лезть по каждому поводу в Интернет в поисках истины, а анализировать, ставить самому себе вопросы и отвечать на них, может быть, даже ошибаться при этом, но идти своим путём в мыслительном процессе. Второе — нести ответственность. За себя и свои поступки. За благополучие и душевный мир близких людей. По большому счёту — за свою страну. И третье — уметь любить и принимать любовь. Можно это прописать в стандартах, пусть даже и третьего поколения? Лично я не возьмусь, а вы — попробуйте.

Если бы вы были студентом, что бы вы попросили у ректора (президента)?

Президент СФУ и ректор, увы, не Деды Морозы. Но могут многое, это правда. А вот будь я студентом, я бы, пожалуй, — только не удивляйтесь, — попросил вернуться к практике распределения после окончания университета. Не для всех, конечно (кто-то уже сейчас определился с местом работы), а для тех, кому сложно в силу разных причин найти работу по специальности. Потрачено много времени, сил, средств — большинству ребят хочется реализовать свои знания на практике, зарабатывая при этом приемлемые деньги. Хотя понимаю, что для того, чтобы вернуться к распределению, нужны колоссальные изменения — начиная от планирования учебных мест в соответствии с потребностями экономики, продолжая изменением учебных программ и заканчивая государственным регулированием отношений предприятия и молодого специалиста… Ещё бы, пожалуй, попросил стажировку в хорошем вузе за границей — чтоб мир посмотреть, себя показать (безусловно, применительно к выбранной специальности!). И на десерт — пригласить в СФУ музыканта уровня Евгения Кисина, чтобы насладиться звуками знаменитого рояля. Или Тухманова. Кстати, такие планы у меня есть.

Как вы думаете, почему детское и взрослое восприятие праздника так отличается?

А вы уверены, что оно так уж отличается? Детская вера в сказку быстро переходит в юношеский цинизм свержения авторитетов, среди которых первым стоит несчастный Дед Мороз. Но, уверяю вас, это быстро проходит. Как только человек начинает мыслить, отвечать за близких ему людей и поднимается к вершинам любви (см.п.1), вера в чудеса возвращается. Конечно, мы уже не ищем под ёлкой шоколадку с замиранием сердца, но в душе ждём поддержки свыше в наших делах, в нашей жизни. И она всегда приходит, поверьте.

Какой новогодний подарок в детстве вам наиболее запомнился?

Как-то раз накануне Нового года отец привёз домой ящик, полный яблок. Они лежали в белой, наверное, рисовой, стружке — большие, красивые. Нам с братом каждый день выдавали по одному. Для неизбалованных деревенских мальчишек эти заграничные яблоки казались настоящим чудом. Потом мне дарили много подарков, много я дарил сам. Но до сих пор помню тот запах и ощущение счастья, когда запустишь руку в уже почти пустой ящик, под пальцами шуршит стружка, и вдруг — вот оно, ещё одно яблоко!