Грамотность — дело добровольное

В нашем университете прошёл Тотальный диктант. Хочется подвести приятные и важные итоги.

Во-первых, он всё-таки прошёл. Старания немногих людей и нескольких служб в СФУ, красноярцев и СМИ, которые нас поддержали, увенчались хорошей и вполне массовой акцией, которая конкурировала со Страстной субботой, отличной погодой, дачами и природой, просто выходным днём. К нам пришли 217 человек со всего Красноярска, которых с трудом вместили две потоковые аудитории в «пирамиде».
Мы были не одни и даже не главные. Главные события разворачивались в Новосибирске, где писали диктант уже 2700 человек.

Второе и самое важное. Тотальный диктант состоялся благодаря доброй воле всех его участников. Новосибирские коллеги, инициаторы и координаторы проекта, взялись за это дело, выполняя своё филологическое предназначение преподавателей русского языка. Наш университет добровольно открыл свои двери для желающих проверить свою языковую культуру, закупил призы для самых грамотных.

Более десятка преподавателей отделения филологии ИФиЯК два выходных дня проверяли написанные от руки тексты. (Отмечу несколько работ, исполненных просто каллиграфическим почерком.) Ощущалось особое приподнятое настроение, в котором осуществлялась эта в общем-то рутинная процедура проверки.

И наконец, слава и почёт людям, которые пришли к нам писать диктант, невзирая на выходной.

О чём говорит непосредственное, искреннее и совершенно бескорыстное желание одних людей бегать и решать проблемы, других собирать информацию в Интернете и в виде интервью, третьих сидеть и писать в душном зале ручкой (кто-то прямо удивлялся, как давно он не брал ручку в руки), четвёртых до позднего вечера разбирать чужой почерк?

Говорит это о бескорыстной любви красноярцев и, в частности, нас с вами, студентов и преподавателей нашего университета, к русскому языку, к его культуре, в которой орфография с пунктуацией занимают почётное место пусть формальных, но дисциплинирующих и объединяющих требований.

В заключение некоторые факты.

>> Поставлены 3 «пятёрки», 30 «четвёрок», 63 «тройки», 121 «двойка».

>> В акции приняли участие: сенатор Совета Федерации Вера Оськина, пресс-секретарь губернатора Игорь Астапов, писатель Михаил Успенский, телеведущая Анна Прохорова, известный красноярский блогер Василий Дамов.

>> Оценку отлично получили: Наталья Кобец, журналист «Юнитмедиа»; Любовь Федорук, учитель гимназии № 7; Сергей Харитонов (в анкете указано только «среднее образование»).

>> Призы получат:
— отличники;
— другие участники, написавшие диктант с минимальным количеством ошибок;
— самый юный участник акции — от газеты «Комсомольская правда»;
— самые опытные участники диктанта.

>> Результаты участников диктанта, получивших положительную оценку, опубликованы на официальном сайте проекта www.totaldict.ru.
Информация о месте и времени торжественной церемонии награждения будет сообщена дополнительно на странице сайта www.totaldict.ru/orginfo/krasnoyarsk.

И.Е. Ким, организатор акции «Тотальный диктант» в Красноярске

Дмитрий Быков.

Орфография как закон природы

Вопрос о том, зачем нужна грамотность, обсуждается широко и пристрастно. Казалось бы, сегодня, когда даже компьютерная программа способна выправить не только орфографию, но и смысл, от среднестатистического россиянина не требуется знания бесчисленных и порой бессмысленных тонкостей родного правописания. Я уж не говорю про запятые, которым не повезло дважды. Сначала, в либеральные девяностые, их ставили где попало или игнорировали вовсе, утверждая, что это авторский знак. Школьники до сих пор широко пользуются неписаным правилом: «Не знаешь, что ставить, — ставь тире». Не зря его так и называют — «знак отчаяния». Потом, в стабильные нулевые, люди начали испуганно перестраховываться и ставить запятые там, где они вообще не нужны. Правда, вся эта путаница со знаками никак не влияет на смысл сообщения. Зачем же тогда писать грамотно?

Думаю, это нечто вроде тех необходимых условностей, которые заменяют нам специфическое собачье чутье при обнюхивании. Сколько-нибудь развитый собеседник, получив электронное сообщение, идентифицирует автора по тысяче мелочей: почерка, конечно, он не видит, если только послание пришло не в бутылке, но письмо от филолога, содержащее орфографические ошибки, можно стирать, не дочитывая.
Известно, что в конце войны немцы, использовавшие русскую рабочую силу, угрозами вымогали у славянских рабов специальную расписку: «Такой-то обращался со мной замечательно и заслуживает снисхождения». Солдаты-освободители, заняв один из пригородов Берлина, прочли гордо предъявленное хозяином письмо с десятком грубейших ошибок, подписанное студенткой Московского университета.

Степень искренности автора стала им очевидна сразу, и обыватель-рабовладелец поплатился за свою подлую предусмотрительность.
У нас сегодня почти нет шансов быстро понять, кто перед нами: способы маскировки хитры и многочисленны. Можно сымитировать ум, коммуникабельность, даже, пожалуй, интеллигентность. Невозможно сыграть только грамотность — утонченную форму вежливости, последний опознавательный знак смиренных и памятливых людей, чтущих законы языка как высшую форму законов природы.