Сибирь спасётся

Как-то зацепила фраза по ТВ: «Сибирская платформа — одно из немногих мест на Земле, где в случае природного катаклизма люди смогут выжить». Может, всё дело в специфике геологического формирования нашей территории? С этим вопросом я пришла к заслуженному геологу Российской Федерации, доктору геолого-минералогических наук, профессору ИГДГиГ Ростиславу Алексеевичу ЦЫКИНУ.

— Лично я разделяю этот оптимистический прогноз. Когда-то, от миллиарда до примерно 500 миллионов лет тому назад, здесь был морской бассейн — Сибирский океан. Постепенно он закрывался, потому что происходило горообразование, так возникли структуры Восточного Саяна, на окраине которого мы находимся, другие горно-складчатые системы восточной части Алтая — Саянской области.

Прошло ещё несколько десятков миллионов лет, и появились прогибы — этому предшествовал, примерно 400 млн лет назад, интенсивный вулканизм. Начали отлагаться мелководные бассейновые и континентальные толщи, которые впоследствии сформировали девонcкую систему в окрестностях Красноярска. Поэтому, несмотря на то, что основная часть города расположена в своеобразной тектонической котловинке, возраст которой менее миллиона лет, вот на этой геологической карте она обозначена «спокойным» жёлтым цветом. А это, более «тёмное» окружение, — отроги Восточного Саяна. В их сложную граничную структуру входят долина Базаихи, Столбовский массив, Торгашинский хребет. На карте видно, как на них довольно полого, со спокойными геологическими элементами налегают девонские отложения. Идёт постепенное погружение их к северо-востоку.

ДОСЬЕ
Ростислав Алексеевич Цыкин в 1960 году окончил Днепропетровский горный институт с красным дипломом, поэтому будущее место работы выбрал сам — Сибирь, куда не раз ездил в пору студенческих практик. С геологическими экспедициями прошёл всю территорию в пределах Енисейского меридиана: от границ Монголии до Северного Таймыра, решая научные и практические задачи.

В прошедший День геолога его старший сын Сергей отметил 30-летие, а младший Олег — 20-летие выпуска в Красноярском институте цветных металлов и золота. Ростислав Алексеевич мечтает, чтобы геологи были и в третьем поколении Цыкиных.

— То есть, Николаевская сопка действительно бывший вулкан?

— Потухший вулкан, как и девонский палеовулкан Чёрная сопка в Берёзовском районе, его наземная часть размыта, а вот корневая часть в виде интрузии основного щелочного состава осталась.

— Кстати, почему «чёрная»?

— Здесь нет никаких аналогий, просто, если присмотреться в ясную погоду, можно заметить, что вершина имеет тёмный цвет (на фото). Больше того, она и разведана как месторождение прочного строительного камня.

— С чем связана сейсмическая активность Восточного Саяна?

— С естественными процессами горообразования. На этой территории оно происходило многократно, первый раз где-то примерно ближе к 500 млн лет тому назад. Потом горы разрушались, но за счёт тектонической активности возрождались снова. Последний раз миллионов 15-20 лет назад возникли уже те горные сооружения, которые мы наблюдаем сейчас. То есть у них относительно молодой геологический возраст. Поэтому серьёзные землетрясения происходят с периодичностью в 100-150 и более лет. В самой южной части края и в прилегающих административных территориях их сила может достигать 8 и даже в некоторых точках 9 баллов. Они возникают в глубинах земной коры в пределах от 10 до 30 км. Причём чем глубже, тем меньше сила землетрясения, достигшая поверхности. Сильными и разрушительными могут быть малоглубинные, но они быстрее и затухают. Красноярск же ощущает отдалённые последствия: в недрах энергия рассеивается, гасится, отражаясь от геологических тел — границ разломов и т.д. Поэтому самый пессимистический прогноз для Красноярска — 6 баллов и только из-за землетрясений с эпицентрами на удалении в 200-300 км.

Конечно, геология городской территории тоже неоднородная, есть какие-то участочки, где могут быть чуть больше колебания, но капитальные строения должны выдержать. Во всяком случае, возможный уровень сейсмической активности давно определён и пересматривать его нет оснований.

— Значит, и Красноярская ГЭС в районе Солгонского хребта, входящего в структуру Восточного Саяна, строилась без каких-либо сомнений?

— Да, она построена в интрузивном, более стойком Шумихинском массиве. Её проектная сейсмическая надёжность даже выше — до 7 баллов. Конечно, перед началом строительства были проведены детальные исследования территории. В частности, был обнаружен продольный разлом под дном Енисея, и строители вынуждены были бетонировать основание плотины намного глубже проектной отметки. Есть там и предположительно активная зона поперечного направления в долине рек Лиственной и Заречной Лиственной. Но всё в пределах предполагаемой 6-балльной силы.

Мне не раз приходилось бывать на ГЭС, спускался в так называемые потерны — специально оставленные для наблюдения за состоянием плотины подземные пространства. Ведь несмотря на 5-6-метровую толщу гидротехнического очень высокопрочного бетона, вода всё равно фильтруется и имеет давление примерно 5 атмосфер. За счёт этого происходит растворение цемента, образуются, как в пещерах, натечные отложения. Их скалывают, иначе все эти потерны просто зарастут.

А за деформацией самого тела плотины следят уровнемеры — горизонтальные пластмассовые трубы, почти прозрачные, в них вода; фиксируются буквально миллиметровые изменения уровня. Плотина исключительно массивная и в критическом случае не сможет сразу разрушиться на мелкие обломки. Повреждения будут, она может вытечь, но 100-метровой высоты волна, которой нередко пугают красноярцев, никогда не пойдёт.

— Ростислав Алексеевич, а есть опасность в связи с повышением уровня океана?

— Для нас нет, потому что наша территория выше его уровня более чем на 150 метров. Даже если этот процесс активизируется, а по столетним наблюдениям уровень океана повышается на 1,2 мм в год, сверхмощная волна нам не угрожает.

— Енисейский кряж, вы сказали, — средоточие нескольких разломов земной коры. Какие катаклизмы могут быть связаны с этим?

— Никакие. Вся земная кора разбита разломами, и большинство из них сейсмически малоактивны. Тем более вблизи Енисея, где горные, скальные сооружения переходят в равнинную часть. Енисейский кряж — как для России Урал, насыщен самыми разными месторождениями полезных ископаемых. Наиболее ценные из них отрабатываются, принося большую экономическую пользу.

— Ваш жизненный вывод как геолога?

— Геология кормит народ. Всё востребовано — не сегодня, так завтра. Как специалист по осадочным породам, я не случайно подготовил и издал монографию, где обобщил результаты своих исследований по фосфоритам — специально для нашей сельскохозяйственной отрасли. Землю надо кормить — это одно из условий цивилизованной формы землепользования.

На севере Енисейского кряжа изучал Порожинское месторождение марганца и сейчас подвожу итоги своих многолетних наблюдений. Вообще, более чем за полвека своей профессиональной деятельности наработал много полезного геологического материала. Надо систематизировать, обобщить, издать — для этого сегодня есть все условия.

Любовь ГАБЕРБУШ
Средняя оценка: 4.8 (проголосовало: 20)