Точки большого маршрута

В том, что общественная популярность Димы бесспорна, убедилась на недавнем традиционном празднике Дня геолога. Одно из шутливых заданий — закамуфлированное фото: попробуй, узнай! Но уже с третьей попытки по каким-то неведомым деталям зал определил: «Муронец!» Приятная неожиданность для него, победные очки его команде...

— Можно итожить: ты известен всему институту и своему горно-геологическому факультету тем более. А есть моменты, о которых ты сожалеешь — не сумел, не добился, не сделал?..

— Даже не припомню такого. Старался быть везде: на 2-3 курсе — председатель профсоюзной организации; в общежитии возглавлял студенческий совет; старостой группы до сих пор являюсь. Я активист по натуре. Можно, конечно, по-разному интерпретировать, даже «в каждой бочке затычка». Но мне общественная жизнь интересна!

— А ведь геологи — почти отшельники...

— Ещё про них говорят: странные, ищут то, что не теряли... Между тем, это сильные духом, образованные люди. Знаете, я усвоил для себя, что человек, который получил профессию геолога, может быть спокойным за свою жизнь: она поможет приспособиться к разным условиям, да к целому миру! А настоящим геологом, по словам наших преподавателей, можно стать только лет через 10 активной работы. Я им верю, потому что у нас уникальный преподавательский состав: зрелые, заслуженные, опытные люди, есть и молодые — настоящие новаторы, признающие, а главное понимающие новые технологии. Коллектив очень разнообразный, тем интереснее было нам, студентам.

— Всегда мечтал стать геологом?

— Никогда, но я воспитывался мамой-романтиком. Она была поваром на корабле Дальневосточного флота, и потому всегда хотела, чтобы я «был дома»... А я решил стать военным, но не прошёл врачебную комиссию. Подавал документы на физический факультет тогда ещё КГУ, о нём очень интересно рассказывал друг — физик-ядерщик. И Политехнический был в планах. В результате оказался здесь. На «геологию нефти и газа» мне не хватило одного балла, поэтому как альтернативу мне предложили «твёрдые полезные ископаемые».

Конечно, осознанно на эту специальность идут только дети геологов — они с детства «в теме», но мы, остальные, то есть 70 процентов, попадаем в профессию случайно. Потому отсев большой: учебный процесс не самый простой. Одна терминология чего стоит. Как говорят нам наши профессора, геология по этой части на втором месте после медицины. Только после третьего курса, а точнее, после первой производственной практики, делается окончательный выбор.

Я очень рад, что всё так сложилось. Я встретил замечательных людей, мне кажется, эта дружба — на всю жизнь. А в том, что студенческие годы — самые лучшие, я убедился на сто процентов. Особенно сплачивают практики: мы ходим вместе в маршруты, живём в палатках, готовим друг другу кушать, и с преподавателями уже совсем другие отношения — мы становимся просто близкими людьми.

За эти годы где мы только ни были и как только ни отдыхали! Помню, после второго курса, почти два месяца провели на оз. Иткуль в Хакасии, у нас там была учебная практика. Жили всем потоком, а это 60 человек студентов и преподаватели. Утром все идём в маршруты, а вечером — на пляж, на дискотеку. Замечательное время!

— Твои студенческие годы совпали с экономическим кризисом в стране. Отразился он на судьбе, на учёбе?

— Самым прямым, но не самым плохим образом. Дело в том, что ещё раньше прошёл кризис в самой геологии, но как раз в последнее время стали понимать, что развитие страны и горнодобывающей промышленности — абсолютно взаимосвязано. Наша специальность играет колоссальную роль, на геологах, как бы это ни звучало пафосно, завязывается вся российская экономика — добывающая отрасль создаёт основу для всего социального и экономического. На уроки кризиса я могу ответить ещё одним: одновременно с основным, я буду защищать диплом второго высшего образования по специальности «Экономика и управление на предприятии (горной промышленности)»... Вообще геологи сегодня пользуются большим спросом — мы ещё не защитились, а уже все определились с будущим местом работы. Нас ждут. Я, например, еду на Север, на «Соврудник». Две производственные практики там прошёл и диплом защищаю именно по этому золотодобывающему предприятию — «Геология и проект на эксплуатационную разведку месторождения Эльдорадо». В основе — реальный карьер и конкретная задача: 7 тонн золота за два года у меня должно отойти.

— Какой совет, выстраданный за эти пять лет, ты бы дал будущим первокурсникам?

— Только один: доводить начатое дело до конца. Если проблема не решается, а ты к этому спокойно относишься, это ненормально. Но надо быть и реалистом: молниеносного успеха практически не бывает. Самоорганизация должна быть на первом месте: спланировать день, настроить себя и плодотворно поработать. Это как точки большого маршрута.

Любовь ГАБЕРБУШ
Средняя оценка: 4.3 (проголосовало: 6)