Вторая производственная
О практике студентов-архитекторов

Можете представить себе, каково это — гулять по набережной, к оформлению которой ты приложил свою руку? Обнаруживать в постоянно меняющемся лице города созданные твоей фантазией детали? Буквально собственными ногами мерить то, что зарождалось как плоский бумажный чертёж, и объяснять друзьям-знакомым, почему ты выбрал именно такое решение для реконструкции кинотеатра, куда вы спешите на сеанс?

Почувствовать себя со-творцом архитектурного образа разных городов края студентам Института архитектуры и дизайна позволяет так называемая вторая производственная практика, проводящаяся по окончании четвёртого курса. Рассказать о том, как будущие архитекторы, градостроители и дизайнеры постигают сущность профессии и пробуют себя в условиях работы с реальными объектами, мы попросили главного архитектора СФУ, доцента кафедры архитектурного проектирования, куратора производственных студенческих практик В.А. СТАСЮКА.

— Владимир Адамович, охарактеризуйте, пожалуйста, что из себя представляет именно производственная практика и чем она отличается, скажем, от преддипломной?

В.С.: Первая производственная практика подразумевает, что студенты трудятся для целей института, вторая — это первые шаги, связанные непосредственно с будущей профессией наших старшекурсников. Преддипломная практика «ограняет» уже полученные знания выпускника, показывает, насколько свободно он владеет профессией.

Моя задача как куратора — договориться с организациями, фирмами, архитектурными и проектными бюро, устроить туда студентов. Как вы понимаете, это негосударственные предприятия — успех переговоров во многом зависит от готовности руководителей сотрудничать с университетом.

— В процессе практики руководитель фирмы может проводить рекрутинг и присматривать специалистов для долгосрочного сотрудничества.

В.С.: Может, но это скорее «бонус», приятный, но необязательный. Штат организации пополняется далеко не каждый год, студент должен очень уж поразить потенциального работодателя, чтобы обрести работу после практики.
Существует договор СФУ с ОАО «ТГИ Красноярскгражданпроект», однако, например, в период кризиса туда вообще нереально было устроить студентов — сокращали даже сотрудников, в практикантах не было никакой заинтересованности.
В настоящее время с наибольшим удовольствием фирмы принимают на практику конструкторов: если архитектор или дизайнер всё же чрезвычайно зависимы от творческого вдохновения и не всегда показывают во время практики впечатляющий результат, то грамотного конструктора видно сразу и издалека.

— У вас на столе громоздится целая башня цветных папок с отчётами — так много студентов трудилось на практике этим летом?

В.С.: Представьте себе. Четверокурсники — это раз, а ещё к ним добавились бакалавры — эти проходят аналогичную вторую производственную практику после третьего курса. Каждому нужно найти место, а проектных фирм у нас не так уж много. Хотя многие студенты подыскивают себе распределение самостоятельно, и СФУ заключает с предложенными фирмами договор на основании предоставленного гарантийного письма.

Кстати, отбор практикантов начинается уже на этапе договорённости: представители принимающей организации назначают собеседование нескольким претендентам и берут на практику того, кто может принести больше пользы даже за этот короткий временной период.

— Что студенты получают в процессе практики помимо перспективы трудоустройства?

В.С.: На специальном собрании я объясняю им: можете принести пользу организации, в которой будете работать — хорошо, но главное — почувствовать специфику профессии. Понять, что значит быть архитектором в процессе проектирования, выпуска рабочей документации, создании эскизного предложения и т.д. Это как конструктор «Лего» — архитектор должен уметь встраиваться в совместное действие, работать в комплексной бригаде с другими сотрудниками: генпланистами, конструкторами, специалистами по водоснабжению и водоотведению, по вентиляции, освещению, сигнализации и пожаротушению. Даже самый одарённый студент, умеющий ориентироваться в типологии зданий, владеющий профессиональным инструментарием навыков (черчения, рисунка и пр.), — ничто без умения работать в команде и чётко отрабатывать свои функции в этом механизме.

Мы засчитываем своим студентам в качестве квалификационных работ вот эти красивые листы, на которых изображены некие архитектурные образы на предпроектной стадии. Но создать нормальный «рабочий» проект, по которому затем можно выстроить реальное здание, — это совершенно другое. Это в известном смысле рутина, то, чем выпускники будут заниматься, окончив институт, и чем станут зарабатывать.

— Судя по отчётам, студенты занимались уже строящимися в Красноярске, Ачинске и других городах объектами...

В.С.: Каждое архитектурное бюро заинтересовано в практической пользе от практикантов. Наши студенты владеют технологией 3D-визуализации, они могут построить модели, сделать хорошие иллюстрации.

Ирина ГОЛУБЕВА, 5 курс ИАиД СФУ:

— Я была в команде, которая занималась реконструкцией участка набережной реки Енисей от Железнодорожного моста до здания Медицинского университета имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого. Конечный результат — эскизный проект — подразумевал создание комфортной среды для отдыхающих горожан. Мы работали с сотрудниками архитектурной группы «Первая линия», с выпускниками ИАиД. Эскизировали, создавали графические схемы и композиции, визуализировали образы. Больше всего запомнилась именно командная работа, было весело и шумно, постоянный обмен идеями! Знаете, это как понять всю «кухню» изнутри. Общение с профессионалами, с представителями среды, в которой мне хотелось бы работать — вот это важно. Кстати, общение не было официальным, работа строилась по принципу workshop — сотворчества, где все в равных условиях и сообща хотят добиться необычного, классного результата.

Вкратце идея сводилась к тому, чтобы набережная могла использоваться не только летом, когда функционируют многочисленные кафе, но и в другие сезоны. Мы хотели интегрировать технические изобретения в природный ландшафт, сохранив его, дополнив новыми лесными массивами. Эта территория отличается интересным рельефом — вот мы и старались «вписать» всевозможные транспортные и пешеходные структуры — сеть велодорожек, электромобилей, подъёмников и т.д. — в сложный ландшафт участков набережной.

— И что же вы как руководитель практики оцениваете на выходе? Какие студенческие результаты?

В.С.: Для меня важно понять, состоялось ли сотрудничество с другими специалистами проектировочного процесса. Поняли ли они, что такое архитектор в этой цепочке. Для этих целей в отчёте есть пункты, предусматривающие описание структуры организации, форм взаимодействия специалистов и т.д. Я прошу, чтобы в каждый отчёт студенты вкладывали свои предложения относительно того, в чём они участвовали.

— Ваши пожелания и предложения относительно летних производственных практик?

В.С.: Основное пожелание — уверенность в том, что всех студентов получится устроить в соответствующие организации. Хотелось бы, чтобы с университетом охотнее шли на сотрудничество, и все партнёры выполняли свои обязательства. Без практики полноценного результата нашего обучения не получится.

Около половины выпускников устраиваются по специальности, некоторые продолжают обучение за границей — в Чехии, в Китае. Тут многое зависит и от самого студента, от его личности, но мне хотелось бы подготовить выпускников как можно лучше, чтобы они не выходили из института беспомощными идеалистами в розовых очках.

Сейчас экономически благополучный период, множество заказов — город строится, меняется ежедневно. Это вам не «бумажная» архитектура, как в кризисные периоды, когда практикантам предлагали всего лишь «нарисовать что-нибудь эдакое». Сейчас студент может на практике осуществить задел на всю жизнь — и гулять потом с семьёй и друзьями мимо здания, в появлении которого участвовал непосредственно. Даже если там не будет таблички с его именем — самооценка явно повысится.

А ещё практика позволяет понять, создан ли ты для этой профессии. С третьего курса иногда уходят, не потянув… Настоящий архитектор — это сплав врождённого таланта и приобретённых практически умений. Так что без качественной производственной практики — никуда.

Наталья ВАЛЕНТИНОВИЧ и Дмитрий ЩЕРБАКОВ, 5 курс ИАиД СФУ, участники летней производственной практики:

— МЫ участвовали в реконструкции набережной от Красноярского завода комбайнов до Медицинского университета, результатом практики стал альбом концептуальных решений. Это конкурсный проект реконструкции, работу мы выполняли под руководством главного архитектора ландшафтной мастерской «Сады Семирамиды» Ольги Фёдоровны СМИРНОВОЙ. Запроектировали детские площадки, площадки для игр, зоны отдыха, транспортную систему, велосипедные дорожки и схему зимнего использования набережной. Ориентировались в основном на себя: искали такое решение, которое было бы интересно молодым — чтобы и спортом можно было заниматься, и было, где отдохнуть в выходные всей семьёй, особенно с маленькими детьми. При этом старались не забывать о стариках и инвалидах: запроектировали тихие зоны для спокойного отдыха.

Мы рассмотрели набережную в региональном аспекте, следуя тезису: «Енисей — место силы». У нас мощная, уникальная река, обладающая способностью наполнять энергией — многие горожане забыли об этом.

Сейчас популярна идея «разгрузить» центр города от пробок, в том числе, разветвив дорожную сеть ул. Дубровинского за счёт территории набережной. Набережная города — это место, которое по своим природным качествам предназначено для восстановления здоровья как горожан, так и всего города. Поэтому транспортные проблемы не стоит решать за счёт набережной. Но стоящие в пробке автомобили не менее опасны, чем интенсивное движение, поэтому мы пошли на компромисс — предложили объезд, пожертвовав «разрезанным» по диагонали от Дворца бракосочетания газоном, ради того, чтобы снизить риск для здоровья у жителей окрестных домов. Это ведь только кажется, что прибрежная территория престижна во всех смыслах — статистически там проживает больше астматиков, чем в любом другом микрорайоне города. Выхлопные газы, ежедневно образующиеся из-за пробок, смешиваются с водной взвесью — получается ядовитый «аэрозоль», который вдыхают жители центра. В целом, проект реконструкции ориентирован на здоровье — мы заложили в план преимущественно велосипедные дорожки. Ну не должно быть возле Енисея столько автомобилей!

Мы очень довольны практикой, что называется — «всё совпало». Повезло с проектом, с руководителем. А самое главное — мы получили колоссальный опыт проектирования.

Материал подготовила Татьяна МОРДВИНОВА
Средняя оценка: 4.6 (проголосовало: 10)