Алгоритмы успеха

Премии ректора СФУ «За наставничество» ежегодно удостаиваются 3 научных руководителя из числа профессорско-преподавательского состава за высокие показатели в области подготовки высококвалифицированных кадров — докторов и кандидатов наук — по основным научным направлениям. За 2011 год премию получили:
>> Лев Васильевич ЕНДЖИЕВСКИЙ, д. техн. наук, профессор кафедры строительных конструкций и управляемых систем Инженерно-строительного института;
>> Михаил Валерианович НОСКОВ, д. физ.-мат. наук, профессор, руководитель научно-учебной лаборатории информационной безопасности Института космических и информационных технологий;
>> Анатолий Максимович САЗОНОВ, д. геол.-минер. наук, профессор, заведующий кафедрой геологии, минералогии и петрографии Института горного дела, геологии и геотехнологий.

— Награда за наставничество? — удивился, услышав о предстоящем своём награждении, доктор физ.-мат. наук, профессор, замдиректора по научной работе Института космических и информационных технологий СФУ Михаил Валерианович НОСКОВ. — О такой награде я и не подозревал. Просто, как обычно, работаю с людьми. И это не обязательно молодёжь. Совсем недавно, в декабре минувшего года, под моим руководством защитила докторскую диссертацию автор более семидесяти научных работ, доцент кафедры прикладной математики ИКИТ Виктория Анатольевна ШЕРШНЁВА. Возраст не имеет определяющего значения, важна инициативность, стремление к результату.

— Много таких волевых и устремлённых через ваше руководство прошло?

— Девять кандидатов и семь докторов наук. У многих в нашем городе больше… Разве дело в количестве? Заниматься математикой можно только тогда, когда ты любишь эту науку. В последнее время я увлёкся методикой преподавания математики в вузе, и этот вопрос меня интересует не в меньшей степени, чем сама математика.

— «Качество математического образования инженера — традиции и инновации», — так называется статья, соавтором которой вы являетесь. «Традиции» я понимаю, а «инновации»?

— Это одна из немногих статей в СФУ, которая попала в зарубежные гуманитарные журналы с импакт-фактором, переведена на английский язык и издана в Америке. Написана в соавторстве с Викторией Анатольевной Шершнёвой ещё в 2006 году. Тогда в России только начинали подходить к Болонской системе. Сейчас можно было бы многие вещи изложить по-новому, потому что появился опыт работы с бакалаврами. Но суть подхода не изменилась — это интеграция дисциплин на основе профессионализации обучения на ранних стадиях. Важно, чтобы математика не была оторвана от инженерных наук даже на младших курсах. Но и этого мало: надо, чтобы и другие дисциплины завязывались на выбранной основной специальности, ведь мы должны воспитывать инженера с первого курса.

— Михаил Валерианович, а вы тоже не случайно когда-то выбрали науку, которая «ум в порядок приводит»?

— Выбрал и работаю в системе вузовского образования уже 41 год. В детстве не думал о математике как о чём-то важном в своей жизни. Интерес проснулся во второй половине 10-го класса, а до этого мог и «тройку», и даже иногда «двойку» по этому предмету схватить. Поэтому, когда мне говорят о ранней специализации в школах — отношусь к этому скептически. Иногда думаю: что случилось бы со мной, если бы, скажем, классе в седьмом мне сказали: «Ты не должен идти в математику!». Гуманитарное направление мне не подходит в принципе.

— Как же так: бывший троечник вдруг становится доктором физико-математических наук?

— Это только кажется «вдруг», а для меня — это целая жизнь… Когда оканчивал школу, в аттестате по математике была уже твёрдая «четвёрка». В Красноярске в те годы располагался филиал Новосибирского госуниверситета, но я не захотел учиться в своём городе, решил проявить самостоятельность и поехал поступать в университет именно в Новосибирск. Однако там конкурс был намного выше, и, не добрав баллов, я вернулся в Красноярск и поступил в Педагогический институт. В то время математическая подготовка там была очень сильная.

Отслужив в армии после окончания вуза, я решил серьёзно заняться наукой. Мне повезло: рядом оказался выдающийся математик, учёный с мировым именем Владимир Петрович ШУНКОВ, создавший в своё время в Красноярске мощную алгебраическую школу.

Более двух лет я с ним занимался, а после этого «шефство» надо мной взял другой очень хороший математик, ныне доктор физ.-мат наук, профессор кафедры прикладной математики и компьютерной безопасности ИКИТ Владимир Ильич ПОЛОВИНКИН. В 1976 году я поступил к нему в аспирантуру и в 1984 году защитил кандидатскую диссертацию, а ещё через 8 лет — докторскую.

— Как складываются у вас отношения с аспирантами? Могут ли они позвонить среди ночи и сказать: «Михаил Валерианович, я открытие сделал!»?

— Выстраивать отношения со студентами — всё равно что общаться с детьми в разном возрасте. К студентам первого или второго курса — один подход, для них главное погрузиться в учебный процесс, адаптироваться. Студентов третьего курса стараюсь активно привлекать к науке, а выпускники, аспиранты становятся уже полноправными коллегами, а иногда и соавторами статей. Мы можем созваниваться вечерами, встречаться во внеурочное время, чаёвничать и обсуждать интересующие нас вопросы.

Очень приятно работать с магистрами, они умные, образованные ребята. Бытует мнение, что магистров не надо загружать педагогической работой, а я считаю, что магистр обязан хоть на четвертушку ставки начинать преподавать в вузе. Чем раньше сделана прививка педагогической работы, тем больше вероятность, что после окончания магистратуры талантливый человек останется работать в университете. То же самое относится и к науке.

На кафедре у меня есть талантливый магистр (имя пока сохраню в тайне, чтобы не сглазить). Он является моим соавтором в одной научной статье. Парень работает с многопроцессорной техникой, и я надеюсь, там тоже будут хорошие результаты в плане решения задачи, связанной с вычислением дискретных преобразований Фурье.

— Звучит загадочно, а можно объяснить более доступно?

— Мы ищем алгоритмы, которые позволят делать расчёты во много раз быстрее, чем сейчас.

— Но ведь есть суперкомпьютер?

— Да, но алгоритм в машину должен заложить человек. Существующие алгоритмы нас уже не устраивают, мы хотим считать ещё быстрее. Я всегда стараюсь привлекать аспирантов к своим идеям и мыслям, даю советы, поэтому у меня много совместных работ.

— А можно о личном? Как вы обычно проводите свободное время, отпуск?

— Я обычный человек: стихи не пишу, картины не рисую, на баяне не играю. Люблю путешествовать. Кстати, бывая за границей, видел другое отношение к образованию. На Западе не принято списывать. А у нас экзаменатор вынужден выполнять ещё и роль контролёра, потому что искусство списать — в родном Отечестве едва ли не предмет гордости, и никто из студентов не выдаст человека, который списывает.

— Если мы заговорили о путешествиях — где вы любите бывать?

— Как правило, в одно место я два раза не езжу. Был в Тунисе, Египте, Италии, Франции Германии, Бельгии, Греции, Таиланде. Хотелось бы ещё побывать в Испании, Нидерландах, посмотреть Большой Барьерный риф вдоль северо-восточного побережья Австралии.

В Таиланде

В Таиланде

— Может быть, в юности вы «перепутали» математику с географией?

— Да нет! Математика для меня подходит больше. Но иногда хочется и сверх того. Интересно было бы, как в «Детях капитана Гранта», совершить кругосветное путешествие!

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 3)