Его конёк — сплавы

Сплавы, образно говоря, — интеллектуальный контент технологической концепции любого металлургического процесса. Именно поэтому в большой коллективной работе по запуску в ИЦМиМ полупромышленной установки СЛиПП ключевой фигурой стал бывший производственник Виктор Андреевич ПАДАЛКА. «Одно дело — изобрести установку, — говорит профессор Сергей Борисович СИДЕЛЬНИКОВ, — это сделали мы, обработчики; но важно получить то, что хотели, а это зависит от сплава. В этом смысле работа Виктора Андреевича —настоящее научное творчество, а сам он — человек-легенда».

Интересно, что Виктор Падалка металлургию для себя «открыл» случайно. С другом, таким же деревенским 17-летним парнем, приехали в Красноярск поступать в институт. В какой — не знали, но выбор был: Технологический, Политех… А может, в новый, недавно открывшийся московский цветмет? Это был второй в красноярской истории института набор студентов. Привлекла специальность «Технология литейного производства».

Поступили и... тут же попали в «хрущёвский эксперимент»: на полтора года студентов отправили в литейное отделение завода «Сибтяжмаш».

— Интересная, скажу вам, идея, — вспоминает Виктор Андреевич. — Днём работали формовщиками, подручными сталевара, а вечером — занятия в институте. Нам уже не надо было объяснять, что такое опока, расплав и пр. Азы были именно там и тогда; с тех пор я от литейного производства — ни на шаг. Вообще, всё было стремительно и интересно, а каждый новый этап только укреплял веру: это моё.
Первый из этапов — завод «Сибсталь», хотя первоначально распределился на КРАЗ. Но пришёл по каким-то делам в институт, а тут декан Василий Захарович ЖИЛКИН: «Директор «Сибстали» СИЛИЩЕВ ищет литейщиков, съезди!». И добавил: «Они первыми в Союзе непрерывку пускают».

— Кто бы от такого отказался? Так я попал не просто на запуск новой установки непрерывной разливки, но и на отработку технологии получения стальных профилей малых сечений. Квадрат 82. Экспортный вариант для Японии. Мои старшие коллеги ездили туда для её промышленного запуска.

Потом была целевая аспирантура в Москве, у знаменитого литейщика, профессора Анатолия Григорьевича СПАССКОГО. Лауреат Сталинской премии за изобретение метода кристаллизации сплавов под давлением, именно он самолёты с фанеры на алюминий переводил. В то время Спасский заинтересовался самотвердеющими пастами на основе галлия, и как только я в аспирантуру приехал, сразу подключил меня к новой теме.

Галлий — интересный металл, у него температура плавления 29 градусов, но когда смешиваешь в виде пасты, допустим, с никелевым порошком, через сутки температура распая становится 800 градусов. Это очень важно для электротехники, электроники. Например, чтобы припаять ферритные пластинки (это деталь волновода, которую нагревать нельзя, иначе теряются свойства). И вот мы занимались этим вопросом: пайка алюминия с керамикой, да с чем угодно, но именно на основе галлия.

Два года интереснейших исследований и серьёзных наработок закончились ничем: Анатолий Григорьевич неожиданно умер, а Падалка остался один. Искать руководителя смысла не было — никто галлием не занимался, так что на защиту выйти не удалось. А потом... потом просто были другие задачи.

— Вернулся в родной институт на должность ассистента. Появилась семья, родилась дочь, надо было растить. Через пять лет ушёл на КРАЗ технологом, где отработал 28 лет. Ни разу об этом не пожалел: когда нравится и что-то получается — работать интересно.
Вы думаете, на производстве не до научного творчества? Наоборот. Тем более по качеству алюминия завод тогда здорово отставал, надо было что-то менять, и мы с коллегами, профессионалами своего дела, начинали пробовать. Главное, у нас была полная свобода — всё делали сами: оборудование и оснастку проектировали, изготавливали на месте по своим чертежам. И сами же отрабатывали технологию литья. Получилось — в производство! У меня только рацпредложений вышло порядка 120.

А потом на заводе создали отдел новой техники и технологий, Виктора Андреевича назначили руководителем литейной группы. Через три года — начальником литейного производства, потом — начальником отдела сплавов, последние 10 лет перед выходом на пенсию он работал главным технологом завода. Благодаря этому посмотрел, что в мире делается, побывав на семи заводах аналогичных профилей — в Турции, Германии, Норвегии, Польше, Греции. Впрочем, пенсия — это только так называется: ни дня на ней не «сидел», продолжая работать.

— Семь лет назад всё-таки ушёл с завода — в свой родной институт. Читаю студентам лекции, провожу лабораторные работы, но связь с производством не теряю. Недавно для Саяногорского алюминиевого завода отрабатывали технологию производства крупногабаритных слитков на экспорт для прокатки на фольгу толщиной до 6 микрон. Требования очень жёсткие, чтобы получить однородную мелкозернистую структуру слитка. Получили.

Поиск сплава — это всегда эксперимент с физико-химическими свойствами металлов. Представьте себе обычную банку из-под газировки. Каким должен быть сплав по структуре, по механическим свойствам, по пластичности и прочности, чтобы «вытянуть» из куска металла такой тонкий «стакан»? Специальность — интересная, а главное, у неё всегда будут жизненные перспективы, о чём Виктор Андреевич обязательно говорит студентам и в чём сам убеждён как никогда.

Сегодня на финишную прямую вышел уникальный инновационный проект института: установка СЛиПП — совмещенного литья и прокатки, прессования цветных металлов. Студенты, участвуя в реализации этого престижного гранта РУСАЛа и Минобразования РФ, проходят здесь азы профессии и творческого поиска.

— На производстве задачи-то будут разные. Сейчас мы работаем над сплавами для проволоки высоковольтных наружных линий: можно повысить прочность раза в два, не снижая электропроводности. А если чуть-чуть пожертвовать электропроводностью, то можно и в три-четыре раза увеличить прочность, например, за счёт добавки циркония. Линейка сплавов разработана с учётом задач и требований заказчика. А главное, с этим грантом у нас появилась возможность приобрести для кафедры современное оборудование и материалы, всё, что нужно для наглядной и плодотворной работы. Без этого интерес к профессии у будущих металлургов просто не проявится.

Любовь ГАБЕРБУШ
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 6)