«Я не видела себя в науке, а теперь не мыслю жизни без неё»

Когда после окончания средней школы Надежда РИМАЦКАЯ выбрала специализацию «биофизика», она не предполагала, что, получив диплом, останется работать на кафедре.

«В школе я никогда не была отличницей. Однако по физике у меня всегда выходила твёрдая «5», — вспоминает аспирантка СФУ (второй год обучения) Надежда РИМАЦКАЯ. — К этому предмету меня тянуло как магнитом: нравилось работать с приборами, делать вычисления, анализировать результаты. В университет поступала, когда престиж физики в обществе был не очень-то высок, да и в школе её преподавали, чего греха таить, не на самом высоком уровне. Мне помогли занятия в Школе космонавтики и в заочной естественно-научной школе при университете, где нас готовили основательно.

На пятом курсе я вдруг стала понимать, что пошло развитие, начинается интересная, увлекательная научная деятельность. Сейчас я уверена, что это тот самый путь, который мне нужен. Очень хочу быстрее защитить диссертацию. Моя научная тема «Платформенная биолюминесцентная технология и новые возможности её применения».

Дело в том, что для определения токсичности различных сред (сточных и природных вод, воздуха, почвы и т.д.) принято использовать живые организмы, такие как водоросли, парамеции (простейшие организмы класса инфузорий), светящиеся бактерии и т.д. По их реакции (уменьшению активности различных живых систем, например свечению или даже смертности) можно определять степень загрязнения окружающей среды.

Идея моего руководителя, заведующей кафедрой биофизики, профессора, доктора биологических наук Валентины Александровны КРАТАСЮК состояла в том, чтобы для чистоты эксперимента вместо живых организмов использовать в биотестах ферментативные системы.

Так, вместо светящихся бактерий мы берём два фермента, и в пробирке имеем то же свечение, что и с бактериями. С помощью ферментативных биотестов можно тестировать воздух, почву и другие среды, но с гораздо большей точностью, а также разработать новые портативные (и даже индивидуальные) биосенсоры. Кому, например, не захочется иметь у себя прибор размером с флешку, который бы сигнализировал об угрозе отравления или показывал, находится ли твой организм в состоянии стресса, если ты болен или перетренировался?

На фото: Надежда с коллегами (вторая справа)

Сейчас на кафедре группа аспирантов занимается разработкой научных основ использования ферментативных биотестов для тестирования воды, воздуха, почвы, стресса у спортсменов и т.д.

— Надежда, в чём преимущество нового метода перед химическим тестом?

— Химические методы — это анализ на содержание (допустим, в воде) каких-то отдельных веществ, и вы их сравниваете с ПДК — предельно допустимыми концентрациями. Но действие их на организм при этом не знаете. Бывает, что содержащиеся в воде вещества не превышают ПДК, и вы думаете, что это безопасно. На самом деле, химические вещества могут друг с другом так взаимодействовать, что токсическое воздействие на организм человека всё-таки будет. При биотестировании, наоборот, изучается суммарный эффект всех присутствующих в среде веществ на ферментативные системы по типу «токсично-нетоксично».

— Но как можно понять — вредно ли пить исследуемую воду?

— Интенсивность свечения остаётся неизменной для чистой воды и уменьшается, если в воде присутствуют вредные вещества и пить её нельзя.

После того как был сделан реагент для анализа токсичности водных сред, возник вопрос: почему бы этот реагент не применить к более сложным системам — воздуху, почве и т.д.? Мы исследовали воздух совместно с группой профессора А.А. ЕФРЕМОВА, и эксперимент показал, что это возможно.

С помощью биотестирования можно определить и резервы человеческого организма. При определённых нагрузках в слюне человека появляются вещества, которые действуют на свечение.

Таким образом, по интенсивности свечения можно контролировать стрессовые перегрузки. Сейчас наша команда разрабатывает экспресс-метод оценки реакции организма спортсмена на физическую нагрузку. В этом эксперименте с нами работают коллеги из Института физической культуры, спорта и туризма СФУ. Аналогичных методов в мире нет, поэтому мы планируем быть первыми.

Параллельно другой группой аспирантов и студентов (Иван ДЕНИСОВ, Антон ЯКИМОВ и др.) разрабатывается портативный прибор-биосенсор для индивидуального применения.

— Любопытно, а можно ли измерить состояние организма во время умственной нагрузки?

— Это можно сделать тем же методом, что и для спортсменов. Берётся слюна, например, у студента до занятий и после третьей ленты, и мы видим результат: устал студент или нет. Кроме нагрузки физической, бывает эмоциональная, и здесь также возможно применить нашу методику.

В общем, тема очень перспективная. Наши разработки поддержаны многими грантами, например грантом «Биолюминесцентные биотехнологии» (руководитель — лауреат Нобелевской премии Осаму СИМОМУРА), грантом ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» и другими. Но в последнее время мы не только участвуем как исполнители во «взрослых» проектах, но и научились получать гранты сами. Своим успехом считаем присуждение мини-гранта Американского фонда поддержки гражданских исследований и развития нашей молодёжной группе. Недавно я выиграла грант Фонда ПРОХОРОВА по программе «Академическая мобильность» на поездку в Канаду, где с 28 мая по 2 июня будет проходить международный симпозиум по био- и хемилюминесценции. С нетерпением жду этого события.

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 4.2 (проголосовало: 5)