Заблудиться в зазеркалье
В рамках КРЯКК состоялась очередная музейная ночь

КМЦ встречал толпой у распахнутой двери. Люди с билетами и люди без билетов образовывали давку: очередь у касс, очередь на вход, внутри впервые установлен металлоискатель. С каждым годом формат музейной ночи становится популярнее. Эта, по счёту двадцать первая, называлась «Симулякр».

Симулякр — это копия, подобие того, чего нет в реальности. Основная тема ночи — повторяемость и виртуальность происходящего. Основная проблема — может ли современный человек различать, что реально, а что — только имитация и симуляция жизни? Например, чем не симулякр — повальное увлечение фотографией. Половина населения города держит в руках зеркалки, вторая позирует. В том числе — на самой музейной ночи, возле развешанного на стенах. Здесь это как раз понятно, иначе не дойти до самого главного. Сначала люди поизучают, потрогают руками, погрызут зубами, потом — пофотографируют, а уже после начнут смотреть и понимать. Но если раньше люди, изображая на фотографии «Радость в ладошке», держали на ладони закатное солнце, то теперь — девушку в купальнике с обложки Harper's bazaar 54-го года. Смотрительницы в шоке.

В синих залах — удивительный перформанс. Представьте: Лиза МОРОЗОВА из Москвы стоит полностью обнажённая, на голове — маска из фильма «Крик». Она в центре круга, вокруг разбросано битое стекло. Девушка начинает движение, чтобы приблизиться к зрителям, даже несмотря на боль; поднимает руки и принимает позу с картины «Крик» Э. Мунка.

После выхода одноимённого фильма мас­ка стала использоваться как элемент карнавального костюма, и перформанс должен был вернуть первоначальное значение крику.

Но никто не читает пояснения, зрители хихикают, без конца фотографируют, подмигивая друг другу. Через час на этом же месте другая девушка будет рисовать на стене чёрным, сливаясь с ней. Подойдет к зрителям, протянет чёрную руку, коснётся. Кто-то бросится влажными салфетками вытирать — она развернётся, нарисует белым. «Первого плана не хватает», — пожалуется один фотограф другому.

Традиционно посетители ночи — молодые люди около двадцати. Но в этот раз было много людей и за пятьдесят. Середины, как всегда, нет. Молодые расклеивали стикеры со своим мнением рядом с картинами художников в рамках проекта «Без цензуры». Рассматривали литографии МАГРИТТА, скупали магниты. Указывая на картины из коллекции Олега УСАЧЁВА, сравнивали себя с персонажами. Похож — не похож.

Василий СЛОНОВ придумал забивать муху красиво. Красиво — это когда муха умирает под мухобойкой с Гомером Симпсоном или Ницше.

Другой красноярский художник, Виктор САЧИВКО, переоткрыл романы в картинах. На «полиэкране» всю ночь показывали-смотрели разные аудиовизуальные проекты. В одном из углов — выставка «Непротивление», посвящённая памяти жертв политических репрессий. В прошлом году на этом полу шелестели раскрытые страницы сотни книжек.

В подвальном этаже — фестиваль музыкальных открытий «Тёмные лошадки». В тёмном полном зале расслабленные люди слушали электронную музыку.

Бродя по музею, всегда хочешь где-нибудь там потеряться — в углах, в комнатках, на лестницах. Так что всё же остаётся неясным — почему «симулякр»?..

Специально для тех, кто не попал на музейную ночь: Магритт, Сачивко, Слонов, «Без цензуры», фотографии Бродовича и прочие экспозиции продолжат работать в КМЦ.

Олеся ПОЗДНЯКОВА
Средняя оценка: 4.5 (проголосовало: 4)