Большое путешествие по Енисею

Прошлым летом в международную научную экспедицию по Енисею, организованную СФУ, отправились 18 учёных. В общей сложности экспедиция продлилась месяц. Участники изучали роль лесов Сибири в глобальной экосистеме планеты и проводили комплексные исследования бассейна Енисея: почвы, воздуха, лесных массивов, самой реки и её притоков.

— Проект реализуется в рамках мегагранта правительства РФ, — рассказывает заместитель начальника экспедиции кандидат биологических наук Елена КРАВЧУК. — СФУ выиграл его в 2010 году, благодаря чему появилась возможность привлечь одного из ведущих мировых учёных, профессора Эрнста-Детлефа ШУЛЬЦЕ, а также учёных Германии, Англии, Франции, Нидерландов и Китая. Российскую сторону представляет академик Евгений ВАГАНОВ. Цель проекта — оценить баланс углерода самой большой водной экосистемы нашего региона — реки Енисей.

Как это выглядело на практике? Мы плыли на теплоходе «Советская Арктика». Отбор проб проходил практически каждый день, за сутки отбирались от 2 до 4 проб воды отдельных рек. В любое время светового дня, когда теплоход прибывал к нужной точке, команда спускалась в лодку и брала пробы — 6 отдельных «пробирок» на каждую реку для разных видов анализов. Пробы брали в трёх точках: в центре реки на глубокой части и по обоим берегам. Причём в глубокой части берётся проба с нескольких горизонтов, расположенных на равных расстояниях, чтобы был охвачен весь слой воды. Для этого есть специальный пробоотборник, изготовленный в нашем институте. Он состоит из шланга, который опускается на нужный горизонт, специальной камеры и откачивающего воду насоса. Затем в специально оборудованной на судне лаборатории получали интегральный результат.

Лаборатория разместилась в помещении для грузов. Поскольку экспедицию разрешили только в мае, а отплывать нужно было 10 июня, пришлось трудиться ударными темпами. В грузовой отсек завезли столы, стеллажи, тумбочки, необходимое оборудование, выкрасили пол, потолок, чтобы всё было чисто, как в настоящей лаборатории.

Задачи в группе разделялись, можно сказать, по гендерному признаку: мужская часть ездила и отбирала пробы, женская занималась подготовкой к их анализу. Хотя, конечно, за время экспедиции все участники успели побывать и в лаборатории, и в лодке... вместе с комарами.

— У нас был достаточно плотный график, но,чуть напрягаясь, мы оставляли достаточно времени и на «культурную программу», — вспоминает руководитель экспедиции кандидат биологических наук Анатолий ПРОКУШКИН. — Была и рыбалка, и осмотры достопримечательностей, и вылазки на природу. Удалось сохранить разумный баланс между работой и отдыхом, а также отличные отношения с командой теплохода и в самом научном коллективе.

О стоянках и достопримечательностях стоит сказать отдельно. Елене Кравчук запомнилась практически каждая из них.

— Одно из важных мест, которые мы посетили, — Игарка. Побывали в музее вечной мерзлоты. Спускаешься вниз, там минусовая температура, на стенах иней, а благодаря сделанным срезам видны, например, застывшие лиственницы возрастом более 36 тысяч лет или замысловатые куски льда. Очень красиво, а от дыхания идёт пар. Всё сверкает, как в сказке.

Также запомнилась стройка № 503. Это сталинский проект железной дороги Салехард-Игарка. Строили её политзаключённые, жили они в тяжелейших условиях, многие гибли. Сейчас эта дорога считается «призрачной», то есть полностью заброшенной, разрушившейся. Вдоль Енисея есть места, где сохранились остатки бараков, стоит паровоз, который тогда использовался...

Впечатлила стоянка в рыбацком посёлке Курейка в Туруханском районе. Когда-то там на месте ссылки Сталина был возведён пантеон с его пятиметровым памятником. Все проходящие суда обязаны были останавливаться в этом месте и совершать своеобразное «паломничество» к месту ссылки вождя. Потом памятник просто сбросили в реку, сломали. Пытались восстановить, построить заново, но ничего не вышло. Сейчас там виднеются лишь каркасы пантеона, валяются куски сломанного мемориала.

Интересной для участников экспедиции оказалась и сама природа, невероятно мощная, меняющаяся от юга к северу. Завораживал Енисей, вблизи Красноярска довольно неширокий и бурный, а потом становящийся всё шире и спокойнее, таким, что иногда даже берега не видно.

Отдельная история — как проходили крутые пороги рек. Да и как это могло не запомниться, когда маленькая лодка скачет по волнам...
— Особенно интересной оказалась северная часть края, — вспоминает аспирант кафедры экологии и природопользования Иван СОЛНЫШКИН. — Мы побывали в каждом крупном притоке, от Сыма до Нижней и Подкаменной Тунгуски. Каждый приток имеет свой неповторимый характер.

Это сильнее всего ощущается при управлении лодкой. У меня есть права на судовой транспорт, поэтому я часто был «у руля». Особенно запомнилась Нижняя Тунгуска, с её опасными водоворотами, которым, как кажется, нет конца и которые способны утащить под воду не то что маленькую лодочку, а полноценное грузовое судно. Этот порог прошли хорошо, экипаж судна «Советская Арктика» помог добраться на наших лодках до Большого порога. Они обучали нас особенностям вождения лодок в условиях большой волны или водоворотов. На тяжёлых участках брали управление в свои руки. Так что никаких проблем не было, хотя неоднократно было страшновато.

Также на Севере меня поразило солнце. В это время года оно даже не закатывается за горизонт, просто немного скрывается. По часам только и можно определить, пропустил ли ты ночь или ещё идёт день. А цвет светила просто необычаен!

Что касается научной составляющей, то сейчас уже есть первые результаты по измерениям, которые проводились ещё на борту судна, планируется написание статей. Это те исследования, которые требуют микроскопического, более длительного анализа.

Задача стояла — идентифицировать источники углерода в Енисее. В верховье реки углерод поступает извне, а в низовьях, там, где течение становится более медленным, река сама начинает продуцировать углерод. Учёным нужно было определить, в какой части реки происходит это переключение. Также итогом экспедиции стали пробы водорослей: теперь специалисты будут знать, сколько углерода продуцируется в реке, кем он продуцируется, какими водорослями и в каком количестве.

Комментирует руководитель экспедиции А. Прокушкин:
— Реализация (в рамках проекта) комплексного научного исследования гидрохимии бассейна реки Енисей, сопряжённая с «наземной» экспедицией, имела большую значимость как для края, так и в целом для России. По своему географическому охвату и проведённому спектру научных исследований такая экспедиция проведена на территории Сибири впервые.

Цель экспедиции в части так называемой группы «растворённого углерода» состояла в анализе: 1) закономерностей формирования гидрохимического состава рек бассейна реки Енисей (в частности, гидрологического стока органического вещества, в зависимости от климатических, лесорастительных и геоморфологических условий); 2) изменений гидрохимического состава р. Енисея на протяжении его течения до Карского моря.

В «полевой» части работ, произведённых на борту теплохода «Советская Арктика», был осуществлён отбор проб воды: руслового стока 28 рек (18 правобережных и 10 левобережных притоков р. Енисея от Ангары до реки Сухая Дудинка) с общей площадью бассейнов 1,8 млн кв. км или 70% бассейна Енисея; и руслового стока самого Енисея на 6 станциях.

Мы добились успешной реализации всех задач, а по ряду вопросов и перевыполнили планы!

Анастасия АНДРОНОВА
Фото Ивана СОЛНЫШКИНА