Обогрев в алмазах

С Андреем МИНАКОВЫМ, доцентом кафедры теплофизики Института инженерной физики и радиоэлектроники СФУ, мы встречаемся не впервые. Доводилось поздравлять его и с победой в конкурсе на премию Главы города, и, совсем недавно, с получением гранта Президента РФ для продолжения перспективных исследований. И вновь блестящий повод для встречи — Андрей вошёл в число исследователей, удостоенных премии банка МФК в этом году.

— Премия вручается аспирантам и молодым учёным, внесшим значительный вклад в развитие науки Сибири. Расскажите о своих достижениях, о сфере научного интереса.

— Я работаю на кафедре теплофизики, моё индивидуальное исследование посвящено вопросам интенсификации тепломассообмена. Проще говоря, я работаю над способами повышения эффективности теп­лообменных устройств и аппаратов. Под моим руководством студенты и аспиранты изучают особенности теплообмена и гидродинамики в связи с использованием так называемых наножидкостей. Что такое наножидкость? Это базовая жидкость, обогащённая наночастицами металлов, их оксидов или, например, наночастицами алмаза.

— Где эта жидкость может исполь­зоваться?

— Ну, представьте, например, что у вас в батарее центрального отопления вместо ржавой воды течёт наножидкость с частицами наноалмаза…

— Звучит многообещающе.

— Ага. У меня на кафедре в пакете хранится килограмм наноалмазов: грязно-серый порошок, неотличимый от цемента по виду. Увы, это не те алмазы, которые нравятся девушкам. Но их наличие в вашей батарее способно на 20-30% интенсифицировать теплообмен. В квартире будет теплее, комфортнее. Однако в данном случае это будет слишком дорого и не целесообразно. Тем не менее существует ряд устройств и процессов, где использование наножидкостей могло бы дать существенный выигрыш. Это относится к системам охлаждения радиоэлектронных приборов, теплообменным аппаратам в ядерной промышленности. Исследования подтверждают: введение наночастиц в воду повысило бы КПД атомной электростанции на 10%. При этом оборудование осталось бы то же самое, затраты на модернизацию производства минимальны.

Но есть и проблемы. Наножидкости могут быть нестабильны — теряют свои свойства со временем. Это отдельная задача — повысить стабильность данных сред. Пока мы только исследуем фундаментальные процессы в наножидкостях: теплопроводность, конвекцию, кипение, изучаем возможности управления этими процессами.

— Исследования поддерживаются грантами?

— Да. Под моим руководством выполняются работы по трём грантам. Среди них грант в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», грант РФФИ для молодых исследовательских коллективов. Наконец-то мы можем собрать стенды, необходимые для экспериментов. Хотя, конечно, оборудование очень дорогостоящее — на его закупку уходит львиная доля грантовых средств… Вовсе не на зарплаты, как многие думают.

— Вы привлекаете к исследованиям и студентов…

— Иначе нельзя. Много ежедневной, рутинной работы, требующей сосредоточенности. Тут даже студенты младших курсов очень выручают. Помогают измерять вязкость жидкости, теплопроводность.

— Вам 31 год. Каково быть молодым руководителем?

— Средний возраст сотрудников кафедры теплофизики невелик. Есть сотрудники и старшего возраста, но большинство коллег — мои ровесники и те, кто младше. Сложно руководить теми, кто меня учил, и теми, с кем дружу… Но я гибкий, достаточно спокойный, либеральный. Уж точно не тиран.

— Как выбрали свой путь в науку?

— Я со школы был стопроцентный технарь — любитель физики, химии. Мне повезло с научным руководителем — зав. кафедрой теплофизики, директором НОЦ «Теплофизика» Александром Анатольевичем ДЕКТЕРЁВЫМ. Он стал для меня образцом в научном, профессиональном и чисто человеческом смысле.

Откуда «растут ноги» моих исследований по наножидкостям? У государства появился заказ на разработку нанотехнологий. Есть заказ — есть исполнение. Так совпало, что мои исследования удачно совместились с этой тематикой. И результаты получаются хорошие, жизнеспособные. Мне кажется, я вписался в «модную» тему, не теряя себя.

— Когда результаты ваших исследований будут внедрены в производство?

— Не скоро. Мы находимся на начальной, научно-исследовательской стадии. Хотя заказ от теплоэнергетического сектора на результаты нашей деятельности явно не заставят себя ждать. Альфа и омега наших исследований — эксперименты. А они, я повторяю, требуют времени и кропотливой работы.

— Слышала, вы плодотворно сотрудничаете с РУСАЛом.

— Верно. Мы ведём прикладные исследования экологической направленности: оптимизируем систему удаления анодных газов на производстве. Угарный газ, бензапирен — всё это, мягко говоря, неполезно и обладает канцерогенным действием.
Наши сотрудники работают над тем, чтобы чёрное облако выбросов над Красноярском было меньше. Ещё занимаемся усовершенствованием гидроагрегатов Саяно-Шушенской ГЭС, моделированием пожаров (чтобы разработать систему эвакуации людей).

— Вы работаете над докторской диссертацией...

— «Расчётно-экспериментальное исследование тепломассообмена в наножидкостях», всё верно. Мне нравится быть учёным. Нравится исследовательская работа, публикации, семинары и конференции. Большую часть времени провожу «в науке» — я под это заточен.

— Узнав, что стали лауреатом премии Банка МФК, вы…

— Я подумал: «Ну, вот меня и оценили». У меня в 2012 г. вышло 8 статей ВАК, одна коллективная монография. К защите докторской обязательно напишу собственную. У меня мало свободного времени. Если только на лыжах удаётся покататься, побегать…

— Время на личную жизнь остаётся?

— Немного. У меня прекрасная жена, двое ребятишек — сыну шесть лет, дочке — шесть месяцев. Но все мои путешествия — рабочие поездки и научные конференции. В отпуске был… давно.

— Это печально?

— Вовсе нет. У меня есть друзья, родители, дедушка вот ещё жив – звонил только что. А наука…Она как вирус гриппа. Ей заражаешься накрепко.

— Чему вы учите своего сына?

— Я хочу, чтобы он вырос настоящим. Мыслящим. Самостоятельным. Научился принимать решения. Мы с ним проводим химические опыты на кухне, покупаем наборы для юных исследователей — с реактивами, коллекциями минералов, изучаем живую природу.

…Мне кажется, я весёлый человек, но это не значит — рассказать вам анекдот прямо сейчас. Это значит прийти к друзьям или коллегам и чем-то особенным их порадовать.

Татьяна МОРДВИНОВА
Средняя оценка: 4.7 (проголосовало: 7)