Коллективный портрет профессора Енджиевского

Такие люди, как Лев Васильевич ЕНДЖИЕВСКИЙ, в университете — на вес золота. Шутка ли — педагогический стаж профессора приближается к 50 годам!

А регалий за плечами столько, что их все и не перечислишь: доктор технических наук, член-корреспондент РААСН, заслуженный деятель науки РФ, почётный строитель России, почётный работник высшего образования, действительный член Международной академии наук высшей школы… Внушителен и список авторских свидетельств и патентов.

Лев Васильевич — человек скромный, о себе говорить не любит. Поэтому мы попросили его коллег и учеников нарисовать словесно портрет мэтра, тем более и повод есть — 75-летие Учителя.

Заведующий кафедрой строительных конструкций и управляемых систем Инженерно-строительного института СФУ Сергей Владимирович ДЕОРДИЕВ:

— Это мой предшественник, ранее возглавлявший кафедру, прекраснейший человек. Чем дольше он работает рядом с нами, тем лучше нам всем. Мы учимся у него, становимся мудрее. У него всегда есть своя точка зрения на процесс обучения, на ситуацию в университете — это очень принципиальный человек. Он учит выдержке, мудрости в принятии решений. На мелочи не разменивается, не любит раздавать похвалы налево и направо, никогда не льстит. Предпочитает говорить людям правду в глаза и если критикует, то очень конструктивно. Помню, он почему-то не хотел брать меня в аспирантуру, может быть, не верил, что справлюсь, но мой руководитель настоял. Спустя время я защитил диссертацию, он подошёл ко мне после защиты со словами: «Поздравляю, я не ожидал от тебя такого прорыва». С тех пор у нас сложились надёжно-тёплые отношения. Могу с любым вопросом к нему подойти.

Заведующий отделением промышленного и гражданского строительства Евгений Алексеевич ХОРОШАВИН:

— Лев Васильевич был научным руководителем моей диссертационной работы. Тема сложная: «Вариационно-разностный метод упруго-пластического расчёта непологих ребристых оболочек». Когда-то эту тему начинал он, а я продолжил. Работать с ним вплотную в аспирантуре было одно удовольствие. Он много времени мне уделял, эрудированный, высокообразованный. Потом представлял мою работу как руководитель в Новосибирском институте инженеров железнодорожного транспорта. Диссертация у меня была кандидатская, а рассматривал её докторский совет, состоящий из амбициозных, требовательных личностей. Я сильно переживал, но непререкаемый авторитет моего руководителя, думаю, сыграл роль — вопросов мне почти не задавали.

Лев Васильевич — трудоголик, всю жизнь посвятил преподаванию, науке. Он начинал на кафедре строительной механики, а после защиты докторской возглавил кафедру строительных конструкций, где работало много титулованных сотрудников. Руководить ими — тоже особое искусство, однако у него это хорошо получалось.

Профессор кафедры строительных конструкций и управляемых систем Валерий Иванович САВЧЕНКОВ:

— Мы работаем со Львом Васильевичем с 1963 года, т.е. 50 лет рядом по жизни! Он ни разу не предал, не подвёл. Если говорить о его увлечениях вне работы, то это азартный рыбак, готов просиживать у воды с удочкой часами, не замечая ни зноя, ни холода. А ещё он большой шутник, тосты Енджиевского за праздничным столом можно издать отдельной книгой — настолько они остроумные, меткие. Когда он эти тосты произносит, вид у него очень серьёзный, но при этом все просто со смеху умирают…

Кстати, в молодости он играл, кажется, на трубе или на кларнете. Даже умудрялся подрабатывать этим искусством. Ещё очень любит играть в шахматы и своего сына обучил. Оба они обыгрывали даже мастеров спорта. И в жизни Лев Васильевич просчитывает любую ситуацию на много ходов вперёд и если за что-то берётся, то доводит до конца.

Советник ректора, заведующий кафедрой проектирования зданий и экспертизы недвижимости Рашит Анварович НАЗИРОВ:

— Людей такого статуса, такого профессионального признания, как Лев Васильевич, вообще мало в Сибири. Как учёный он обстоятельный, тщательно работает над материалом, выверяет все нюансы. Меня поражает его мобильность, готовность быстро собраться и выехать в командировку в любой город страны. Мне кажется, это его совсем не обременяет. Как преподаватель — он очень принципиальный. В институте все знают, что к нему лучше не подходить с просьбами о лояльном отношении к тому или иному студенту во время экзамена. Он очень честный, справедливый, объективный.

И при всём этом профессор Енджиевский очень человечный. Любит своих внуков и гордится их успехами. Кстати, Сергей, сын Льва Васильевича, имеет учёную степень кандидата технических наук.

Директор ИСИ СФУ, профессор Иван Семёнович ИНЖУТОВ:

— Лев Васильевич — один из тех гигантов строительной науки, благодаря которым сформировалось и получило признание в отечестве высшее строительное образование в нашем крае. Обладает великолепным аналитическим умом, хороший прогнозист развития исследований, общителен, человечен. Нужно отметить, что, возглавляя кафедру достаточно долгое время, Лев Васильевич умудрялся организовать её деятельность каким-то особым, чудесным образом: без директивности и нажима. Особый дар.

В моей судьбе Лев Васильевич сыграл большую роль, поддержав работу над док­торской диссертацией и подставив плечо в трудных ситуациях. Низкий поклон ему за это.

Льву Васильевичу присуще тонкое чувство юмора. Надо сказать, что он с большим удовольствием выслушивает смешные истории, написанные мной, где сам является главным героем.

Предлагаем вашему вниманию пару историй о Л.В. Енджиевском, запечатлённых в мемуарах «Хулиганское художество в телеграфном стиле» И.С. Инжутова.

«Лев Васильевич по натуре азартный игрок. В среднем возрасте очень подвижный, несмотря на некоторую полноту, выносливый мужчина. Лёгкий на подъём, увлечённый рыбалкой. Несколько лет подряд мы выезжаем с ним и Игнатычем на Казыр, до Базыбайского порога. Вначале передвигаемся по гравийной дороге в кузове машины до Нижней Тридцадки, а оттуда на моторной лодке вверх.

История 1. В одну из таких поездок в очень жаркий июльский день забарахлил бензонасос грузовика, и мы были вынуждены остановиться. Водитель пошёл в деревню, видневшуюся невдалеке из-за берёзовой рощицы, а мы остались сидеть в кузове, изнывая от перегрева. Лев Васильевич был одет весьма нарядно: новые резиновые сапоги, брюки от энцефалитного костюма, синяя рубашка в крупную клетку, седые волосы венчала белая панама, лихо сдвинутая набок. Сидеть в кузове без дела наскучило Льву Васильевичу очень быстро. Он спрыгнул с кузова и направился на травяную полянку, расположенную у дороги. Мы с Игнатычем с интересом наблюдали за его действиями, ожидая, что будет дальше.

А дальше Василич открыл охоту на кузнечиков, очевидно, намереваясь ловить хариуса нахлыстом. Он ногой проводил по траве, откуда кузнечики фонтанировали веером, в разные стороны. Практически падая на них, наш охотник накрывал их невесть откуда появившейся в руках тряпкой. И всё повторялось в той же последовательности. Однако некоторое время спустя Лев Васильевич понял, что очень скоро упражнения упал-поднялся утомят его. Тогда он встал на четвереньки и продолжил охоту.

Увидя это, Игнатыч мрачно заметил: «Народ в проезжающих мимо машинах явно подумает, что вот ещё один с ума сошёл от перегрева».

История 2. Среди многих достойных внимания качеств, выделяющих Льва Васильевича в особый ряд, эту историю обусловило умение теряться в трёх соснах. Его супруга, провожая Василича в лес, всегда напутствует с тревогой: «Следите за Львом, не потеряйте».

Однажды Лев Васильевич в компании сослуживцев отправился в тайгу за черникой. Среди них оказался и его сосед по гаражам, бывалый человек — Владимир Карлович. Собственно, он-то и получил наставления супруги Льва Васильевича доставить того обратно в целости и сохранности.

По приезду на место Карлыч проинструктировал: «Лев Васильевич, ты не потеряйся. Давай перекликаться. Я буду кричать твоё имя, а ты, для краткости, мою фамилию — Шмидт». На том и порешили. Идут между деревьями параллельным курсом, перекликаются: Лев Васильевич!!! Шмидт!!! Все хорошо. Через какое-то время: «Лев Васильевич!». Тишина. «Лев Васильевич!» — нет отклика, потерялся академик.

Вернулись к машине, когда уже стало смеркаться. Стали думать, как поступить дальше. В это время вышли из тайги ещё три ягодника. Говорят: «Мужики, вы здесь будьте осторожны. В тайге какой-то страшный чудак бродит. Рожа — синяя, под каждый куст заглядывает и периодически кричит: «Шик! Шик!».

Только перекинулись парой фраз, как из–за кустов выруливает Василич. Мужики тычут в его сторону рукой, мол, вот он.

Оказывается, защищаясь от мошки, Лев Васильевич повязал лицо марлей. Время от времени он черпал из ведра чернику и, забывая приподнять повязку, запускал в рот пригоршню ягоды. Вот и сейчас, обрадовавшись, что вышел к своим, и все страхи позади, он уселся на поваленное дерево и, забыв приподнять марлю, размазал по ней ягоду…».

Подготовила Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 4.7 (проголосовало: 12)