АРХИстуденческое братство

В жизни мне не раз доводилось беседовать с архитекторами, поэтому собирательный портрет вытанцовывается примерно такой: это творец, художник, человек разносторонне одарённый, вездесущий, аккуратный, дотошный. Как говорится, прежде чем отрезать — семь раз отмерит. Примерно таким я себе представляла и Андрея Викторовича КУРИЦЫНА, начальника одной из архитектурных мастерских Красноярскгражданпроекта, автора проектов жилых и общественных зданий, члена Союза архитекторов России с 1997 г., почётного архитектора РФ. Он — из тех самых первых выпускников открытой в 1973 году специальности, точнее — представитель третьего по счёту выпуска.

— А может быть, просто так поговорим? — подозрительно кивает Курицын на мой включённый диктофон (мол, не привык давать интервью), а сам, не поднимая глаз от чертежа, мелкими штришками закрашивает рисунок остро отточенным простым карандашом. Грифель скрипит по бумаге, на моих глазах объекты на чертеже начинают обретать объём.

С. Геращенко, А. Курицын, В. Теплов

С. Геращенко, А. Курицын, В. Теплов

— Кстати, много вам надо написать? Или наговорю с три короба, а возьмёте сухой остаток? — Андрей Викторович, похоже, решил испытать меня на прочность.

— Это у вас, у архитекторов, принято сразу границы вычерчивать, объёмы определять, признаки, цвета, а для людей моей профессии важнее другое, — не сдаюсь я.

— Вот-вот, именно такой свободы зачастую нам и не хватает, — неожиданно признаётся архитектор. — Мне, знаете ли, довелось побывать по обе стороны «баррикады». Сначала учился, а потом преподавал на родной кафедре в Политехническом институте и в Красноярском художественном институте на кафедре интерьера и оборудования. Образование в архитектурном и в художественном вузе сильно различается с точки зрения активирования творческого начала. Мне кажется, архитекторам нужно дать больше раскрепощённости, художественной свободы. Я не говорю, что студентам вообще сейчас этого не хватает, но важен настрой на творческие решения, которые больше присущи дизайнерам и художникам. Хотя… со стороны легко говорить, есть ведь учебные планы, образовательные стандарты…

— Андрей Викторович, по-моему, самые лучшие воспоминания остаются в студенческом прошлом: период становления личности как-никак… У вас тоже такое ощущение?

Андрей Курицын и Виктор Симаков на обмерной практике

Андрей Курицын и Виктор Симаков на обмерной практике

— Абсолютно верно! Только я от родного института так и не отрывался за все эти годы. Сегодня вот вернулся с очередного штаба в СФУ. Компания «Сибиряк», где я сейчас работаю, ведёт строительство кампуса. Уже построили комплекс общежитий повышенной комфортности, теперь Общественный центр возводим. Меня часто приглашают на защиту дипломов в ГЭК, очень интересно и полезно знать, чем сегодня живут будущие архитекторы.

Всегда рад встретить своих бывших преподавателей, многие и до сих пор в строю, хотя прошло почти 30 лет, как я закончил учёбу.

Как не вспомнить наш родной корпус «Б» и профессоров кафедры искусства и живописи Валентина Павловича ТЕПЛОВА и Елену Юрьевну ХУДОНОГОВУ? Теплов преподавал живопись, а Елена Юрьевна — историю искусств. Собираясь к ним в гости, в мастерскую, мы по-доброму шутили: «Пошли в теплушку!». И сейчас отношения поддерживаем. Кстати, сегодня интересный день — нашим коллегам Александру и Сергею ДОБРОЛЮБОВЫМ исполняется 110 лет на двоих, вечером дружно отметим это событие в Доме архитекторов. Нет ничего более святого, чем студенческое братство.

Помню, как широко открытыми глазами мы смотрели на наших преподавателей: Галину Петровну ЛАШУК, Юлию Израилевну ГРИНБЕРГ, Надежду Витальевну ВАНДЫШЕВУ…

Студенты-архитекторы на картошке, 70-е

Студенты-архитекторы на картошке, 70-е

В тот период в институте ощущался большой дефицит преподавательских кадров. Осталось в памяти, как со второго семестра у нас появились новые преподаватели, только что закончившие Московский архитектурный институт, и был в их числе Сергей Михайлович ГЕРАЩЕНКО, ныне директор института, который с 1 по 5 курс курировал нашу группу и преподавал у нас архитектурное проектирование. И его супруга Галина Александровна (тоже архитектор) с ним приехала. В числе вновь прибывших была и незабвенная Валентина Владимировна БОРОДАВЧЕНКО. Невооружённым глазом было видно, что всем выходцам из МАрхИ очень интересно было с нами работать, они искренне хотят помочь, научить нас всему, что знают сами.

Наш поток оказался очень плодовитым. Со мной учились такие хорошо известные теперь в городе архитекторы, как Алексей МЯКОТА, Вадим ПИРОГОВ, Константин ШУМОВ. В Омске работает Сергей СТАРИКОВ. Этот список можно продолжать. Если говорить о науке, то в неё глубоко погрузилась Галина Александровна ПТИЧНИКОВА — ныне кандидат архитектуры, профессор, написавшая две прекрасные книги о современной архитектуре Швеции и США, изданные в превосходном качестве. Она теперь живёт и трудится в Волгограде.

— Самые любимые ваши предметы?

— Как на крыльях я летел на лекции и занятия по рисунку, живописи, скульптуре, архитектурному проектированию, истории искусств, истории современной архитектуры, истории градостроительства. Не учёба — удовольствие!

Студенты на кроссе

Студенты на кроссе

— Много было творческих практик?

— После второго курса мы обязательно ездили на ознакомительную живописную практику по городам России — кто во Владимир, кто в Псков и т.д. В то же время сегодняшние студенты за время учёбы успевают объехать практически всю Европу, изучают воочию то, что мы видели только по фотографиям. Опять же, Интернет облегчает доступ к информации. Мне кажется, учиться сейчас намного интереснее. Уверен — те, кто приходит к нам на смену, гораздо лучше нас.

— Какие эпизоды из студенческих лет всплывают в памяти чаще всего?

— Вот вам история № 1. Дело было во Владимире. Мы каждое утро брали мольберты, выезжали на этюды то в Суздаль, то в Боголюбово, в д. Красное. Между делом залазили в сад, этюдники набивали вишней и яблоками. И был у нас один паренёк, он дружил с девушкой и возвращался далеко за полночь. Нам это надоело. Мы решили его проучить.

Предварительно наполнив водой, поставили на притолку в общежитии грязную банку из-под компота, долго служившую пепельницей. Парень этот не пришёл ночевать. Зато утром заглянул Сергей Михайлович Геращенко (предстояла экскурсия в Суздаль). В белой тенниске, джинсах и тапочках, весь такой аккуратный, как кот Леопольд. И вежливо в дверь стучится: «Ребята, открывайте, просыпайтесь!». А ребята, то ли не подумав, то ли озорства ради, говорят: «Заходите!». Ну, он и зашёл… Никаких репрессий в отношении шутников он не предпринял, просто постоял, посмотрел на всех — мокрый, грязный. И, выдавив из себя по слогам «Ду-ра-ки!», пошёл переодеваться.

История № 2. Идёт занятие по архитектурному проектированию, ведёт его всё тот же Сергей Михайлович Геращенко. В этот день в корпусе «Б», где проходили занятия у архитекторов, в буфет (пусть нынешним студентам будет завидно) завезли пиво. Мы, конечно, там все зависли и опоздали на занятие. Сергей Михайлович грозно на нас посмотрел, но ничего не сказал. Минут через 5-7 зашли другие опоздавшие. Сергей Михайлович очень лояльный, но на этот раз не выдержал: «Откуда пришли — туда идите и гуляйте дальше!». Как по расписанию, ещё минут через 5-7 снова открывается дверь, и заходит ещё Виктор СИМАКОВ (мы сейчас вместе работаем). Геращенко у него (как сейчас в рекламе) спрашивает: «Витя, ты где был?». Тот как на духу: «Пиво пил!». «А-а-а, ну заходи!» — вдруг разрешает обескураженный Михалыч.

— Чего сейчас в студенческой жизни нет, а 30 лет назад было?

— Нет рабства.

— Вот это да…Поясните!

СКАЗАНО!

>> Мечта архитектора: не ЧТО проектировать, а КАК.

>> Владимир Израилевич ЖЕЛЕЗНЫЙ преподавал в институте строительную физику. Заходя в аудиторию, непременно произносил в одно слово с маленькой буквы: «здравствуйтепожалуйстасадитесь!».

>> И к студентам, и к преподавателям в институте накрепко приклеивались прозвища. Сергей Михайлович Геращенко ещё молодым преподавателем стал Михалыч, Галина Петровна Лашук — ГЭПЭ, А.С. ДЕМИРХАНОВ — дедушка (а самого КУРИЦЫНА в студенчестве звали Маккена — от ред.).

— Это традиция, завезённая из МАрхИ. Смысл в том, что к дипломнику негласно прикрепляются «рабы» — студенты на один-два курса младше. «Хозяин» обязан давать им работу, кормить, следить за ними. Была целая культура рабства, к сожалению, она уже утрачена… Если на чьём-то дипломе в неволе попахал, то, когда ты будешь защищаться, к тебе тоже приставят рабов, причем даже из тех, кто уже защитился. Все будут тебе помогать!

Ещё одна интересная традиция 30-летней давности. Сейчас-то все на компьютерах и ноутбуках работают, а у нас были большие подрамники. И случалось — зайдёт преподаватель и видит пустой планшет — человек не работает. Через час заходит: прогульщик не появился! И вот тогда преподаватель в уголочке рисовал на планшете крысу. Такую красивую, жирную. Архитекторы же хорошо рисуют!.. Нерадивый студент приходит, а у него подарочек (смеётся)! Были и злые шутки.

— Самая злая из всех?

— Представьте: аудитория, сплошняк, до сдачи проекта считанные минуты. Входит преподаватель со словами: «Закругляйтесь, ребята, надо сдавать проекты». Все, конечно же, торопятся дочертить. Но как! В левой руке — бутылёк с тушью над подрамником, в правой — пёрышко или рейсфедер. И в эти минуты самое эффектное спросить: «Который час?». Срабатывало 100%.

— Андрей Викторович, есть ли у вас как у практикующего архитектора возможность творить, или всё делается на потребу дня?

— Сейчас меня вдохновляют многие объекты, которые предстоит построить. Например, Церковь «Утоли мои печали…» на берегу Енисея в мужском Спасо-Преображенском монастыре в п. Удачный. Храм около века назад запроектировал известный архитектор Леонид Александрович ЧЕРНЫШОВ. Мы нашли его эскизы в архивах, восстановили, сделали рабочую документацию и до 1 июля надеемся завершить строительство… Сейчас разрабатываем проекты застройки нескольких новых микрорайонов: территории нового города в северной части посёлка Солонцы и территории, ранее принадлежавшей комбайновому заводу — чрезвычайно интересная творческая работа.

— Что вам больше нравится: исторические объекты реконструировать или что-то новое создавать?

— И то и другое… Архитектор Эдуард Михайлович ПАНОВ, помнится, как-то говорил: «У архитектора может быть только одно хобби — это архитектура!». Я с ним совершенно согласен.

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 4 (проголосовало: 13)