Вторая ступень
Автор Олеся ПОЗДНЯКОВА

«Непонятный» до сих пор многим студентам Болонский процесс несёт в себе страхи, например, связанные с тем, кто такие бакалавры, зачем они вместо специалистов, и куда денут аспирантуру. Также он подарил целый перечень недоумений: специалисты будут уметь писать научные тексты, а бакалавры — нет, и теперь никуда без магистратуры; не пропадут ли все фундаментальные знания, а вместо них останутся фантомы, иначе называемые «компетентностями» — и так далее, и так далее.

На самом деле Болонская система расшатала образование, и теперь можно, не получая второе высшее, выучиться из физика на журналиста или из историка на психолога. Нужно просто выбрать магистратуру не по своей специальности. То есть можно и по своей, но кроме этого открываются удивительные горизонты. Ты, уже инженер, можешь стать переводчиком. Или из «маленького социолога» превратиться в историка искусств. Причём совершенно бесплатно.

Чудо — событие, которое почти не может случиться (примерно как кислород не может стать золотом), иногда случается. Стоит две недели просидеть за книгами по истории искусств, прочитав слишком много о том, как развивалось искусство от наскальных рисунков до современных музейных странностей. Потом найти совершенно новые понятия там, где не думал — «искус», «майевтический». Пройти собеседование. Понять, что сводить всё творчество Ван Гога к его болезни — неверно просто потому, что приходится взаимодействовать с конкретным произведением, а не с его автором, чья фамилия на табличке справа внизу. На это уходит много времени. Ещё больше времени требуется, чтобы научиться читать те же самые книги, которые читал социологом, только с другой стороны — почти как вдруг начать читать справа налево. Ещё больше — на то, чтобы при общении с преподавателем пройти от «вы не искусствоведы» к чему-то качественно другому. К тому, например, что на семинарах по охране культурного наследия эти не-искусствоведы начинают рассказывать о конкретных объектах охраны культурного наследия и о том, как они их предлагают защищать.

На самом деле понятно — чтобы стать искусствоведом, нужно больше двух лет, но для этого и существует бакалавриат. Для магистратуры, к которой подходишь осознанно, в самый раз, чтобы успеть с головой окунуться. При этом теперь почему-то не страдаешь, когда нужно вставать в пять, чтобы приехать к восьми тридцати. Ничего страшного, что надо делать по несколько очень сложных докладов по первоисточникам за короткий срок. В магистратуре важен не диплом, а чистые: наука, образование и любопытство. Можно одновременно с этим свободно работать. Ходить на лекции в музей, прямо в директорский кабинет. Заодно потрогать доску, на которой когда-то писали учителя для Сурикова. Это как дополнительный бонус, в общей комплектации не идёт, но именно в этом ценность: как правило, руководители магистерских программ — это состоявшиеся в профессии преподаватели, которые не только расскажут «как», но и организуют возможность увидеть собственными глазами или сделать собственными руками. Четыре раза в неделю, внутривенно.

Рекомендуется всем.

Средняя оценка: 5 (проголосовало: 1)