«Клуб девяти»

Такое название получила секция федеральных университетов в Ассоциации ведущих вузов России, созданная весной этого года. Сейчас активность Клуба на самом пике — за последние месяцы прошло несколько встреч, где участники обсуждали формы взаимодействия, определили список конкретных совместных проектов, подписали основные документы сетевого сотрудничества
Сама идея создания в ключевых регионах государства федеральных университетов предполагала, что эти вузы станут опорными структурами в округах. Впрочем, до сих пор новым вузам, переживающим сложный период становления, приходилось скорее конкурировать друг с другом (и со столичными вузами) — за финансирование, за место в национальных рейтингах, за абитуриентов. Сейчас пришло время становиться реальными партнёрами.

Статья о создании сетевых структур появилась в новом Федеральном законе «Об образовании». И федеральным университетам как пилотным моделям модернизации всей системы образования предложили опробовать создание такой сетевой структуры на себе. Вариантов здесь множество: это совместное использование центров коллективного пользования, доступ к ресурсам электронных библиотек, дистанционное обучение, создание сети электронных журналов, сетевых диссертационных советов, разработка совместных бакалаврских и магистерских программ, развитие академической мобильности, — всё то, что может повысить конкурентоспособность каждого отдельного вуза и всей системы профобразования в целом.

В октябре в Балтийском федеральном университете им. И. Канта (Калининград) состоялось очередное заседание «Клуба девяти». СФУ на нём представлял проректор по экономике и развитию П.М. ВЧЕРАШНИЙ, с которым мы побеседовали по итогам этой поездки.

— Павел Михайлович, области перспективного сотрудничества федеральных университетов очерчены очень широко, но по факту оно, видимо, может быть реализовано только в каких-то точечных проектах?

— Речь идёт о лучших практиках друг друга — в образовании, науке, развитии студенческой культуры. Там, где мы могли бы дополнять друг друга. Сами по себе сетевые проекты повышают конкурентоспособность входящих в них субъектов именно за счёт лучшего ресурса, который мы берём у своих партнёров.

— Между университетами-партнёрами были разделены направления, которые тот или иной вуз будет администрировать и поддерживать. Какое направление возглавили мы?

— СФУ достались три направления, которые мы должны «вести» и развивать в части сетевого взаимодействия с другими участниками сообщества. Первое — то, что касается определения роли федерального университета во взаимодействии с другими субъектами профессионального образования в регионе. Второе — спорт. И третье — студенческая корпоративная деятельность и культура.
Хотя, учитывая наши лидерские позиции в национальных рейтингах, большинство федеральных университетов проявляет неподдельный интерес и к тому, как у нас организована образовательная деятельность, какие научные проекты осуществляет наша профессура, как нам удалось достичь таких серьёзных взаимоотношений с нашими стратегическими партнёрами — финансово-промышленными группами или отдельными предприятиями. Одним словом, наши коллеги проявляют к нам всесторонний интерес. Поэтому в декабре заседание «Клуба девяти» пройдёт у нас.

— Первое направление, вами названное, это, видимо, и есть то определение «внятной территориальной политики федеральных университетов», которого ждут от вузов в министерстве…

— Можно и так сказать. Позиционирование федеральных университетов и взаимоотношения их с вузами, расположенными в одних с ними географических границах, — вопрос очень сложный. Министерство занимается его изучением самостоятельно, но мы были инициаторами актуализации этой проблемы. В частности, предложили свою концепцию модернизации высшего профессионального образования в крае, так что наши предложения — под пристальным вниманием. Во-первых, позиционирование федерального университета в профессиональной среде своего округа является частью нашего государственного задания. Во-вторых, это неоднократно обсуждалось на разных уровнях — в том числе на заседании Попечительского совета, которое прошло у нас в феврале с участием председателя правительства Д.А. Медведева. Поэтому вполне закономерно, что мы стали головным вузом по этому направлению.

— На встрече в Калининграде ректор Южного федерального университета назвала пять приоритетов, по которым их вуз будет выделять финансирование в ближайшие годы (около миллиарда рублей), и предложила учёным из других федеральных университетов включиться в возможные совместные исследования…

— Это один из подходов. Мы ведь тоже реализуем схему поддержки своих приоритетных направлений, по каким-то из них уже сложились лаборатории международного уровня. И внешне предложение южан выглядит привлекательно: «мы будем финансировать проекты на конкурсной основе, и одним из условий станет участие профессуры вузов-партнёров».

Но реализация таких схем требует глубокой проработки. Ведь кто такой грантополучатель? Как правило — сложившийся коллектив либо научная школа во главе с лидером, который держит в руках основную тему. Это небольшое научное сообщество прекрасно представляет, кто им нужен извне, чтобы свой проект, на который они хотят получить грант, реализовать эффективнее. И пытаться управленческими методами регулировать эти процессы, ставя условие («грант получишь, если возьмёшь хоть одного представителя другого университета»), может быть, не очень корректно. К чему это может привести? Либо люди не станут участвовать в таком конкурсе — потому что коллективу не нужны лишние сотрудники. Либо начнётся формалистика: «Позовём какого-нибудь ассистента, он может даже не приезжать, пусть только подтвердит, что работал в команде…»

Хотя я могу и ошибаться. Может, это даст толчок к каким-то нашим взаимоотношениям. Потому что мы на самом деле заинтересованы в кооперации.

— Какие проекты других вузов представляют для нас интерес?

— Образовательные, особенно в магистерских программах. Здесь мы можем достаточно быстро договориться и, скажем, отправлять наших магистрантов в Арктический или Уральский федеральные университеты — слушать курсы, которые у нас не читаются. Здесь поле шире и возможностей больше. Либо мы можем договариваться на берегу: такой-то курс читается преимущественно у нас, другой — у них. Это тоже непростой процесс, и есть нюансы, связанные с аттестацией студента по этому курсу, но всё решаемо. Нужно просто двигаться в этом направлении, шаг за шагом.

— Как наше образовательное и научное сообщество будет узнавать о тех возможностях, которые есть в университетах-партнёрах?

— Через сайт «Клуба девяти», создание которого поручено Казани. Они обещают запустить его уже где-то с нового года, так что там будет и свежая информация, и форум, и необходимая документация.

— Мы до сих пор говорили о неких «благих результатах», которые может принести взаимодействие. Но есть ещё такая жёсткая вещь, как финансирование. Министерство недвусмысленно заявило, что дополнительного целевого финансирования ни федеральных, ни научно-исследовательских университетов — не будет, а будет конкурсная поддержка отдельных проектов. Так что взаимодействовать надо уже для того, чтобы твой проект имел больше шансов...

— Этих слов о «конце финансирования» не надо так уж пугаться, ведь речь идёт о целевом финансировании программ, которое у нас закончилось ещё три года назад, а теперь просто заканчивается у всех. Нам сказали: теперь вы должны в рамках своего текущего бюджета понимать, как сохранить тренд на развитие и поддержку своих точек роста, которые создали.
Но министерство, например, готово целевым образом поддерживать сетевые проекты — то же взаимодействие в области магистратуры. Как только такой проект родится, Федерация готова выделить на это серьёзные деньги.

СПРАВКА
С 2014 года ожидается поддержка 30–35 магистерских программ в объёме до 400 миллионов рублей на каждую (средства, в том числе, предназначены на командирование студентов, проживание и т.д.).

— В СФУ готовятся такие проекты?

— Да, у нас этим занимается Ольга Анатольевна ОСИПЕНКО.

— Обещают также поддержку практико-ориентированных программ в интересах конкретных предприятий региона, которые могут быть инициированы базовыми кафедрами.

— Да, такая форма целевой поддержки была объявлена учредителем как тренд.

Мы все это услышали и теперь будем ждать условий конкурса. У СФУ есть все шансы получить финансирование по этому направлению — у нас больше десятка базовых кафедр, они имеют разную степень внедрения в производственную деятельность, но здесь есть чем гордиться.

— Также неоднократно было заявлено, что федеральные университеты должны поднять планку вступительных экзаменов, принимать только лучших абитуриентов… А как это сделать, если выпускников школ едва хватает на вузы региона, а лучшие вообще уезжают в столицы?..

— Да, мы находимся на стыке противоречий. С одной стороны, задача набрать абитуриентов с высоким баллом, а с другой — выполнить полностью государственное задание, в том числе по неконкурсным специальностям. Ну что ж, это противоречие очень сильно должно нас мотивировать на довузовскую подготовку, на работу в системе среднего образования, чтобы общий уровень выпускников школ стал выше. Тогда у нас, и не только у нас, а у всех вузов региона, будет возможность набирать абитуриентов с высокими баллами.

Соб. инф.
На сегодняшний день федеральные университеты презентовали 10 сетевых проектов
• Сетевые образовательные программы федеральных университетов.
• Сетевая модель объединённых диссертационных советов.
• Организация сетевых научно-исследовательских работ в рамках деятельности Центров коллективного пользования научным оборудованием.
• Электронная сетевая библиотека.
• Интернет-площадка обеспечения академической мобильности в сфере образования и науки.
• Принципы и механизмы применения эффективных контрактов.
• Развитие студенческого самоуп­равления.
• Развитие общегражданской идентичности.
• Открытый университет.
• Сайт сети федеральных университетов.