Образование на стыке наук

Знаете ли вы, что самыми популярными профессиями недалёкого будущего станут гибриды типа «биоинформатик», «энергоаудитор»? Некоторые профессии, лет пять назад казавшиеся экзотикой, начинают стремительно развиваться.

«Если ещё вчера вопрос биосовместимости имплантов был темой научной работы, то через пять лет появится биоинженерная специальность, востребованная на уровне районной поликлиники…», — такая мысль прозвучала в последний день работы КЭФ-2014 во время встречи за круглым столом на тему «Междисциплинарное образование будущего как конкурентное преимущество».

Предупреждён — значит вооружён: Агентство стратегических инициатив (АСИ) и Московская школа управления СКОЛКОВО в феврале этого года представили «Атлас новых профессий», созданный в результате уникального для России исследования «Форсайт компетенций 2030». Солидная группа российских и иностранных экспертов более двух лет изучала ситуацию, собирала материал и в итоге включила в Атлас 140 новых профессий в 19 отраслях. Некоторые из них, например проектировщик интермодальных транспортных узлов, проектировщик инфраструктуры «умного дома», уже востребованы в странах с развитой экономикой, но в России в качестве отдельных профессий не сформированы.

В список же профессий-«пенсионеров» попали, например, стенографист, библиотекарь, почтальон, турагент…

Задача «Атласа» — помочь молодым людям выбрать траекторию профессионального и карьерного роста, опираясь на полную картину происходящих изменений.

В своём выступлении перед участниками круглого стола заместитель министра образования и науки РФ Александр КЛИМОВ обрисовал то, что уже делается в системе высшего образования с точки зрения построения мостов между теми, КТО учит и тем, ЧТО происходит в экономике. «Современные образовательные программы должны с самого начала проецироваться как программы открытые, глобальные и международные, — отметил заместитель министра. — Специалисту нужно обладать широкими компетенциями, понимать, как работать в группе, в том числе и в той, куда входят люди с другой ментальностью, опытом. Серьёзный вызов, на который мы пока не можем найти ответ, — это вызов, связанный с непрерывным образованием, или обучением взрослых».

По мнению Александра Климова, серьёзное достижение последних двух лет — запуск обучения по программам прикладного бакалавриата: «Мы фиксируем, что конкурс на программы прикладного бакалавриата, который имеет большую практическую направленность, значительно выше, чем на программы академического бакалавриата, и мы сейчас обсуждаем, как идею прикладных образовательных программ продлить до уровня магистратуры».

На фото: замминистра образования и науки РФ Александр КЛИМОВ (справа) осматривает библиотеку СФУ

В течение двух лет в России по всем основным профессиям должны быть выработаны профессиональные стандарты, а следом будут актуализированы и настроены на их волну и образовательные стандарты.

Далее замминистра обратил внимание присутствующих на серьёзный разрыв между фактическим финансированием образовательных программ и необходимостью в ресурсах для того, чтобы делать конкурентоспособные программы на международном уровне. Реальность такова, что на обучение студента за счёт средств федерального бюджета по нормативу положено 63 тысячи рублей в год, а «коммерческие студенты» платят по 320 тысяч. Крупные компании, делающие заказ на специалистов, выкладывают за обучение одного студента в магистратурах и того больше — до 500 тысяч в год.

Заместитель министра призвал понять, что хорошее образование дешёвым быть не может. «Должен произойти ментальный сдвиг, — подчеркнул он. — Пока я не вижу, каким образом эта проблема может быть решена, при том что гарантия доли бесплатного обучения не зафиксирована законодательно. Понятно, что резкого увеличения объёмов финансирования из федерального бюджета, скорее всего, в ближайшие годы не будет».
Своеобразный ликбез на тему междисциплинарного образования за рубежом провёл для участников круглого стола доктор философии, ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге Олег ХАРХОРДИН.

«Если требовать всеобщей междисциплинарности, то мы размажем масло по очень большому куску хлеба и получим человека, который ничего не знает, — предостерёг Олег Валерьевич. — Знаю, что два университета в Париже параллельно изучают на равных основаниях теорию физики и теорию политики. Два ректора решили поэкспериментировать, посчитав, что изучение физики также важно, как и создание новых социальных политических систем. Программа существует лет пять, но нельзя пока сказать, что успех гарантирован…

В США сейчас действуют примерно 20 таких программ, где пытаются соединить гуманитарные и технические аспекты знания. Как пример: вместо того, чтобы философствовать в своём кабинете, обществоведы пошли в лаборатории, где ведутся научно-исследовательские опытно-конструкторские разработки».

Сибирский федеральный университет представил в ходе круглого стола свои достижения в области междисциплинарного образования. Речь о целевой подготовке школьников с мотивацией поступления в профильные институты СФУ. Также СФУ делает акцент на элитное математическое и практико-ориентированное инженерное образование. Благодаря нашему университету Красноярский край инициировал разработку регионального варианта дорожной карты и стал одним из первых в этом вопросе.

От лица работодателя на круглом столе выступил директор департамента стратегических коммуникаций ОАО «РВК» Евгений КУЗНЕЦОВ. Он обратил внимание на одну из проблем российского образования: «У нас недопонимается глобальность современной экономики… В этой новой парадигме специалист по сборке и управлению распределённым процессом приносит большую пользу, чем непосредственный разработчик. И такого рода специалистов у нас в стране практически не готовят. Сейчас формируется принципиально новая карта индустрий в мире, а мы отстаём даже от темпов формирования собственной IT-отрасли.

Везде в мире учёные всё больше работают в предпринимательской логике, однако российские студенты понимают это, как правило, только попав в западную культуру. Поэтому актуален вопрос об изменении социализирующих функций университетов и о формировании гибридных специальностей».

Процесс сближения образования и технологического развития становится мировым трендом — это бесспорный факт. Как с учётом специфики российского образования гибко модернизироваться, чтобы не испортить то хорошее, что есть, и придать гибкость в формировании новых профессий?

«Если мы обсуждаем инновационные компетенции, то модель «сверху — вниз» совершенно неэффективна, — заметил Александр Климов. — Я не верю, что инновации можно в экономике и в идеологии формировать по принципу: дадим команду — сделают. Полагаю, что и в образовании это невозможно. Мне кажется, роль минобра будет снижаться, и, наоборот, вырастет роль конкретных людей, которые запускают образовательные практико-ориентированные проекты на площадках. А мы им постараемся помочь».
Свою философскую точку зрения по окончании круглого стола высказал заместитель научного руководителя Высшей школы экономики, доктор экономических наук Лев ЛЮБИМОВ.

«Мы очень далеки от того, что собирались здесь обсуждать, — заявил профессор. — То, что делает сегодня MIT — это частный случай, а то, что делает вся сеть исследовательских университетов США — это другое, состоящее из новой философии (прикладная математика, Computer Science) и позволяющее совершить следующий шаг в развитии междисциплинарного образования…»

Учёный считает, что надо увеличивать major (набор теорий, концепций, идей и моделей) — только тогда будет подготовлен человек с соответствующим IQ и набором ключевых инструментов для решения проблем. По мнению Льва Львовича, сегодняшняя модель высшего образования в России — это сжимающийся в угоду ремеслу раздел major.

— Надо различать теоретическую дискуссию и реальную потребность людей своевременно выполнять на предприятиях те программы, в которые вложены десятки миллиардов рублей. Эти люди не могут ждать, пока мы договоримся на философском уровне, чью теорию положить в основу. Сегодня, а лучше ещё вчера, нужны реальные специалисты, которые могут в меняющихся условиях решать те задачи, которые ставит современная экономика. Сегодняшняя дискуссия — более жесткая, простая, не столь интеллектуально ёмкая, но она конкретная, — подытожил Александр Климов.

Реплики, услышанные на КЭФ-2014:

«Прикладной бакалавриат — это не решение вопроса, а растрата интеллектуального потенциала общества…».

«У Сколтеха проблем с Минобром нет, потому что они вообще не взаимодействуют…».

«На уровне бакалавриата должен быть major и minor».
...

Наталья ДМИТРИЕВА