Всё в силе

Санкции против России, заметное повышение цен, перевод всего дополнительного образования в школах города на самоокупаемость и другие, яркие или едва заметные, штрихи нашего нестабильного времени — всё это вселяет некоторое чувство тревоги и вызывает вопросы: а в каком финансовом состоянии находится университет? Об этом мы говорим с первым проректором СФУ по экономике и развитию П.М. ВЧЕРАШНИМ.

— Павел Михайлович, людей в первую очередь интересует, не уменьшится ли оплата их труда?

— Ещё в начале года на учёном совете было принято решение о бюджете. Там политика, связанная с формированием фонда оплаты труда, чётко отражена. Помимо обязательных выплат окладов сохраняется внебюджет институтов, и средства, которые они зарабатывают, мы не нагружаем никакими обязательствами, большинство институтов правомочны их распределять по своему усмотрению.

Также сохраняется ситуация с четырьмя выплатами, которые учреждены в СФУ для поддержки неостепенённых преподавателей. Сентябрьская единовременная выплата, например, уже начислена и получена людьми.

Сохраняются и стимулирующие выплаты по итогам работы за год. В этом году они разделились на ЕСН и выплату по тем показателям, которые заложены в эффективном контракте. Ресурсы на это есть. Мы — учреждение федерального бюджета, до нас объёмы финансирования были доведены в начале года, никаких изменений и секвестирования бюджета не предстоит. Более того, мы рассчитываем на дополнительные ресурсы, ректор ведёт об этом переговоры с учредителем.

Хочу напомнить и о том, что у нас есть некий ориентир, связанный с выполнением указов Президента по повышению заработной платы работников образования. Соотношение средней заработной платы у нас и в регионе — 1,25, т.е. на 25% мы должны превышть среднюю зарплату по региону. Эта политика в 2014 году реализована.

— В стране появился ещё один федеральный университет. Не скажется ли это на финансировании других девяти вузов, в том числе и нашего?

— Уверен, что это никак не повлияет на объём нашего финансирования.

— Какой в этом году будет фонд ЕСН?

— Мы его формировали так: посмотрели на наши расходы в течение трёх последних лет, взяли максимальную сумму и зарезервировали её. Это около 50 млн рублей. Средства зарезервированы и ждут того момента, когда преподаватели сдадут сведения о своей работе, и сформируется список претендентов на стимулирующую надбавку. Тогда и станут понятны конкретные суммы выплат.

— Насколько успешна с точки зрения заработанных средств оказалась приёмная кампания?

— План по набору выполнен на 100 процентов по платным студентам, а по некоторым направлениям — перевыполнен. В целом по университету мы набрали примерно на 200 человек больше, чем планировали.

Но если говорить на перспективу, то в ближайшее время мы должны решить другую очень серьёзную задачу. У нас на следующий год будет самый массовый выпуск бакалавриата. Уверен, что очень многие бакалавры захотят продолжить обучение, и не только выпускники нашего университета. Возможности бюджетной магистратуры не закроют запрос всех желающих. И тут наша задача в конкурентной борьбе предложить такие магистерские программы, которые были бы привлекательны для молодёжи с точки зрения того, как они понимают дальнейшее строительство своей жизненной карьеры.

На самом деле очень многие инженеры хотят получить, допустим, юридическое образование. Это нормальная тенденция, поскольку магистратура сегодня практически вытеснила такое понятие, как второе высшее образование.

И многим специалистам просто по жизни необходимо иметь двойное образование. Сегодня это ключ к карьере и к социальному росту, к благополучию.

Вот об этом сегодня в университете необходимо говорить как можно более широко. Задача поставлена ректором, обсуждалась во время принятия бюджета, с директорами… В ближайшее время должен появиться перечень магистерских программ. Вызов заключается в том, насколько мы способны предложить на рынок такие программы. Пока у нас есть представление о наименованиях, но самих готовых программ — не так много.

Условно говоря, сейчас по каждой программе мы учим десяток магистров, а завтра спрос на них будет от ста. И людям что-то надо предложить, иначе они уйдут в другой вуз. Свою жизненную задачу молодые люди всё равно будут решать. Если человек понимает, что ему для бизнеса нужно экономическое образование — он его получит, если не в Красноярске, то в Новосибирске или Томске. А мы заинтересованы в том, чтобы — в Сибирском федеральном университете.

— Вы упомянули о возможности дополнительного финансирования. С чем это может быть связано?

— В первую очередь, с ситуацией выплаты налогов на имущество. У нас вводятся новые объекты, они финансово ёмкие, и мы вынуждены платить налоги на это имущество вперёд, до того, как учредитель их компенсирует. Есть и ряд других аналогичных моментов.

— Ещё несколько вопросов, связанных с расселением корпуса «Г» Политехнического института. Куда перевезут рояль?

— В Общественный центр. Контур там уже закрыт, ведётся исключительно доводка отделочных работ. Так что все условия для хранения этого дорогостоящего музыкального инструмента там уже есть.

— А когда будет принято окончательное решение по корпусу «Г»?

— В соответствии с законодательством мы должны получить заключение специализированной организации — так называемый инструментальный осмотр. На это исследование требуется как минимум полтора месяца. Договор с организацией уже подписан, думаю, к ноябрю ректор будет иметь это заключение. И только после этого мы поймём, какую дальнейшую проектно-сметную документацию разрабатывать.

— Но как экономист вы можете сказать, что выгоднее: снести или отремонтировать?

— Снести. И реально мы все понимаем, что крылья здания спасти не удастся. Визуальный осмотр показывает, что крылья надо сносить. Весь вопрос заключается в том, сможем ли мы спасти центральную часть. Это ключевой момент.

Соб. инф.