Над везением нужно трудиться

Юлия ПЫЖЁВА — кандидат экономических наук, заведующая лабораторией экономики природных ресурсов и окружающей среды, доцент кафедры социально-экономического планирования ИЭУиП СФУ — стала одним из лауреатов ежегодной премии МФК для наиболее успешных молодых учёных нашего вуза, чьи исследования признаны полезными для региона.

Когда Юля входит в кабинет, заходящее зимнее солнце светит сквозь окно прямо ей в лицо — кажется, что передо мной студентка, совсем юная девушка в простых джинсах и кардигане, практически без украшений, если не считать обручального кольца. Но взгляд у неё необычный: на травянисто-зелёной радужке правого глаза виден карий треугольник, будто нарочно «нарисованный» природой отличительный знак.

— Юлия, расскажите об исследовании, которое получило высокую оценку экспертов: откуда интерес к оценке социо-эколого-экономического развития территорий и благополучия коренных народностей севера Красноярского края?

— Интерес к проведению каких бы то ни было исследований у меня возник благодаря моему научному руководителю — доктору экономических наук, профессору Евгении Викторовне ЗАНДЕР. Искренне признательна ей за мои первые шаги в научной деятельности, и за то, что потом на всем пути сотрудничества (а это уже более 10 лет!), она поддерживала меня и создавала комфортные условия для продуктивной работы. Ещё в студенчестве заинтересовалась региональной тематикой: конкурентоспособностью нашего края и регионов Сибирского федерального округа. С 2008 года я последовательно занимаюсь эколого-экономической оценкой состояния различных территорий, в первую очередь — Красноярского края, что и нашло отражение в моей кандидатской диссертации (защита состоялась в 2011 году). В тот момент это была новинка: обычно на региональном уровне принято оценивать экономический рост по стандартным показателям, а я подключила ещё и экологический аспект. Если мы начинаем учитывать при оценке развития территории экологический фактор, то получается довольно печальная картина — валовой региональный продукт растёт из года в год, но процессы загрязнения и обеднения окружающей среды сводят общий экономический рост к нулю, или даже вовсе уводят его в отрицательные значения!

Для государства целесообразнее ориентироваться на показатели устойчивого развития. Устойчивым называют такое развитие территории, которое не нарушает интересов будущих поколений. Если мы будем продолжать бесконтрольно наращивать темпы промышленного производства, то со временем территории, на которых расположены крупнейшие промышленные объекты, приносящие столь заманчивые «сиюминутные» выгоды, станут абсолютно непригодны и неинтересны для жизни людей. Поэтому необходимо уже сейчас ограничивать экономический рост экологическими рамками. В диссертационном исследовании мной была построена эконометрическая модель, которая позволила понять, за счёт каких факторов может обеспечиваться устойчивое эколого-экономическое развитие Красноярского края. Также были разработаны общие рекомендации для региональных органов власти относительно планирования развития нашей территории. Некоторые результаты моего исследования стали частью Стратегии социально-экономического развития Красноярского края до 2020 года. Кстати, эти рекомендации вполне универсальны и могут использоваться в других субъектах Российской Федерации.

— Насколько я понимаю, в исследовании, которое было отмечено премией банка МФК, вы пошли ещё дальше.

— Действительно, мы ввели ещё один критерий: социальный фактор. Причём, если для оценки устойчивости развития региона я ранее использовала показатель истинных сбережений (англ. Genuine Savings — скорость накопления национальных сбережений после надлежащего учета истощения природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей среды, — прим. автора), то теперь мы применили истинный показатель прогресса (англ. Genuine Progress Indicator). С его помощью удалось проследить, например, влияние динамики роста преступности, и ещё ряда социальных факторов на общее благополучие населения нашего региона. Такие методы исследования сейчас находятся на пике актуальности за рубежом, а вот у нас они практически не применялись до последнего времени. Наши зарубежные коллеги исследуют истинный прогресс развития территории по двадцати шести показателям, нам же удалось, используя данные Федеральной службы государственной статистики по Красноярскому краю, оценить семнадцать из них. В результате выяснилось, что истинный показатель прогресса существенно ниже, чем валовой региональный продукт — разница составляет 30-35 % в период с 2005 по 2011 гг. Если же говорить об истинных сбережениях, то при росте валовых национальных сбережений, Красноярский край, к сожалению, показывает отрицательный результат, то есть с точки зрения комплексного эколого-экономического анализа регион, в котором мы живем, пока находится на «антиустойчивой» траектории развития.

— Как полученные вами результаты коррелируют с положением коренных народностей севера Красноярского края?

— Интерес к тематике, касающейся благополучия коренных народов Севера Красноярского края, возник в рамках ответвления от направления основных исследований, касающихся социо-эколого-экономической оценки состояния территорий, поскольку жизнедеятельность коренных малочисленных народов, с одной стороны, очень специфична сама по себе, а с другой — эти народы наиболее ярко испытывают на себе последствия промышленного освоения. Существует реальная угроза их исчезновения с определенных территорий!

В 2013 году, в рамках поддержанного РГНФ проекта, были получены основные результаты исследования относительно малочисленных коренных народов Севера Красноярского края. Во-первых, ухудшение экологической ситуации в виде промышленных выбросов в воздушный и водный бассейны, увеличение уровня шума в местах традиционного проживания коренных народов наносит непоправимый ущерб их здоровью и сокращает продолжительность жизни и так исчезающих народов. Во-вторых, многие северные народы сильно зависят от разведения домашнего и добычи дикого северного оленя — эти животные привыкли к нахоженным тропам, у них сложившийся веками жизненный цикл, но пастбища, места для отёла и пути сезонных миграций сейчас под угрозой из-за разворачивающейся инфраструктуры газо- и нефтедобывающих корпораций. Конфликт интересов налицо.

Представители коренных народов на основании зафиксированных в Конституции и ряде федеральных законов прав пытаются требовать компенсацию ущерба, наносимого недропользователями. Судя по индексу человеческого развития, учитывающему, в том числе, смертность, уровень заболеваний и т.д., коренные малочисленные народы Красноярского края действительно страдают в сложившейся ситуации. Хотя их элиты, живущие в крупных городах и, вероятно, получающие немалый доход при «ловком» обращении с компенсациями, выплачиваемыми государством, от этих проблем дистанцированы.

Нас, как экономистов, волновали способы минимизации наносимого ущерба, а также методы рационального решения конфликтов между представителями промышленного комплекса Красноярского края и коренными малочисленными народами. На сегодняшний день не существует конкретных предписаний, куда и на что должны расходоваться компенсации, как они должны распределяться и в какой форме их можно получать. Происходят некие стихийные встречи между представителями пострадавшей стороны, членами промышленных корпораций и представителями региональных властных структур, заключаются трёхсторонние соглашения: в результате в качестве компенсации за ущерб, нанесённый здоровью и традиционному укладу жизни, эвенки, например, получают некоторое количество снегоходов «Буран».

Нам же кажется логичным создание механизма распределения, при котором часть средств, выделенных на компенсации, переходит представителям коренных малочисленных народов, а часть поступает в бюджет региона с обязательным контролем над расходованием (так можно стимулировать строительство больниц и лечебно-профилактических учреждений, например). Так же мы рассмотрели вариант о заключении соглашения с крупными банками, предоставляющими кредиты промышленным компаниям: если кредитные средства не будут предоставляться, пока не получены результаты этнологической экспертизы, руководители нефтегазового комплекса вынуждены будут считаться с интересами коренного населения осваиваемых территорий. Также было бы разумно ввести представителей малочисленных народностей в общественные советы при администрации края — они могли бы оказывать реальное влияние на размещение промышленного производства на территориях традиционного землепользования и т.д.

— Какими исследованиями вы занимаетесь в настоящее время?

— Два месяца назад при поддержке ректора университета Евгения Александровича ВАГАНОВА и первого проректора по экономике и развитию Павла Михайловича ВЧЕРАШНЕГО в нашем институте была создана лаборатория экономики природных ресурсов и окружающей среды. Мне было предложено возглавить это направление научных исследований. Мы занимаемся разработкой сразу нескольких тем по эколого-экономической тематике и ставим перед собой цель добиться того, чтобы в мировой науке зазвучали имена не только красноярских физиков, математиков, биологов, но и экономистов.

— Полагаю, устойчивое развитие нашего региона ради будущего поколения волнует вас не только умозрительно.

— Это актуальная жизненная тема. Я мама, дочке десять месяцев. Естественно, хочется для неё самого лучшего: чтобы жила она в городе с высоким уровнем социальной и экологической ответственности, могла дышать чистым воздухом и реже болела.

— Ваши интересы помимо научных?

— Конечно же, воспитание моей маленькой дочери.

— Как потратите полученную премию банка МФК?

— Реинвестирую в новые научные исследования. Съезжу на конференцию, посвящённую проблемам охраны окружающей среды, в Германию. Хочу представить результаты наших исследований и услышать мнение зарубежных коллег по интересующей тематике.

— Вы производите впечатление любимицы судьбы: всё-то вам удаётся. И с премией тоже повезло?

— Я думаю, что моё «везение» — это мой труд. Есть субъективные факторы при выборе лауреатов, но есть и объективно большое количество статей, опубликованных в изданиях Перечня ВАК, и результативность проводимых исследований.

— Вы очень последовательны, не даёте увести себя от мысли, пока не договорите всё, что считаете нужным.

— Ну а как иначе? В жизни, а в научной работе особенно, никогда ничего не добьешься, если не будешь идти к намеченной цели последовательно. Я даже студентам своим на втором курсе, при выборе темы курсовой работы, говорю: «Решите, о чём будет ваш диплом, и двигайтесь в эту сторону». Чем раньше поймёшь круг своих интересов и отбросишь всё лишнее — тем проще будет в работе, науке и в жизни.

Блиц

Фильм, который произвёл на вас сильное впечатление.
— «Двенадцать» Никиты МИХАЛКОВА. Очень показательно, когда герой (председатель собрания) смотрит на трубу в спортзале, которая прохудилась и поэтому заткнута неряшливыми тряпками, и говорит: «Сколько она тут висит? Пятьдесят лет? А сколько будет висеть? Столько же… И всё так». Вот эта фраза «И всё так» — она совершенно про нас, про нашу действительность.

Ваша самая полезная черта характера.

— Упорство и эмоциональность. Они так сочетаются, что это очень помогает в научной работе. Когда я загораюсь каким-то интересом, то иду напролом, неудержимо. Читаю всё подряд по своей тематике. Пробиваю разом все стены, чтобы найти ответы на интересующие вопросы.

Вы — перфекционист?
— К сожалению. На работе это качество помогает, всё делаю добротно, на совесть. В общении не очень: многие люди мыслят и действуют совсем иначе… Я оказываюсь к этому не готова и меня это печалит.

Как вы расслабляетесь?

— Подолгу пью свой любимый латте в кофейне в приятной компании, могу побаловать себя чизкейком.

Какая эпоха и страна вас привлекают?
— Где родился, там и пригодился. Я довольна тем, кто я и где живу. Но любимой страной для путешествий считаю Италию.

Татьяна МОРДВИНОВА