Вкладывать в то, что принесёт успех

Доклад о бюджете-2015 планируется заслушать на учёном совете в марте. Сегодня с первым проректором по экономике и развитию П.М. ВЧЕРАШНИМ мы говорим об основных принципах бюджетной политики этого года.

— Главное, с чего надо начать: мы по-прежнему в своей политике руководствуемся исполнением Указов Президента страны, где говорится о необходимости повышения заработной платы преподавателей вузов в сравнении со средней по региону. Вышло Постановление Правительства РФ, утвердившее так называемую дорожную карту, то есть план мероприятий по их исполнению, который предписывает учреждениям федерального бюджета выполнение определённых требований. В том числе предусмотрена динамика повышения уровня заработной платы — в 2015 году она должна быть уже в 1,33 выше средней по промышленности. Так вот, вся бюджетная политика университета построена вокруг этого.

Здесь надо сказать о том, что у нас в университете была своя программа поддержки уровня доходов преподавательского состава. В частности, мы делали 4 выплаты в год людям, работающим на должностях с низким уровнем оплаты, и 2 выплаты — к 1 сентября и к Новому году — всем преподавателям. Это наша внутренняя политика, и она тоже сохранится в 2015 году.

— А за счёт чего будет повышаться зарплата, если Федерация не выделяет на это дополнительных субсидий? Не за счёт сокращения числа преподавателей и переноса их нагрузки на остальных?

— Мы не планируем сокращения персонала. Такое сокращение может быть связано только с изменением технологий обучения, а до этого пока далеко. У нас была и остаётся другая забота — о повышении квалификации, о качестве наших преподавательских кадров. И в этом году мы вернули централизованную статью расходов, связанную с повышением квалификации и направлением преподавателей на стажировки.

— Последние годы на это не выделяли денег?

— Решения по поводу каждой поездки принимались индивидуально. Сегодня это запланированная статья расходов, но мы хотим, чтобы такие поездки происходили не случайным образом, это очень важно подчеркнуть. Нужно чётко понимать, под какие задачи мы направляем на переподготовку людей. Либо это касается инженерного образования, либо языковой подготовки преподавателей, либо это поездка на защиту диссертации или проекта. Массовых выездов, как в 2007-2008 году, не будет. Хотя и тогда мы преследовали определённые цели. Но нынче финансовая политика ужесточается, и теме целенаправленности расходов мы придаём особое значение.

— Планированием поездок будут заниматься институты?

— Учебное управление в соответствии с приоритетными направлениями и проек­тами.

— В образовательной области приоритетными мы традиционно называем элитное инженерное образование, интернационализацию (то есть способность вести курсы на иностранных языках), развитие магистратуры. Это и есть те точки роста, в которые университет будет вкладываться?

— В области образования — да, но это ведь целый комплекс мероприятий. Допустим, нам надо подготовить группу преподавателей, которые способны возглавить магистерские программы. У этих руководителей программ тоже должен быть круг людей, которые способны вести эти программы, возможно, способны читать предметы на английском языке, формировать учебные планы в соответствии с международными стандартами. Плюс материальная база — в этих программах она тоже должна соответствовать высокому уровню.

— А есть целевые показатели? Сколько к концу года у нас должно быть таких программ, таких преподавателей?

— На сегодня это едва ли не самый актуальный вопрос. Наш учредитель — Министерство образования и науки РФ — ведёт работу по пересмотру целевых показателей программ развития федеральных университетов. Они повышают нам планку. Эта работа ведётся прямо сейчас. В марте должно выйти постановление правительства, которое утвердит эти целевые показатели. И это точно найдёт отражение в нашей бюджетной политике. Мы должны имеющийся объём средств направлять на мероприятия, которые принесут нам успех.

Теперь по целевым показателям. Менед­жмент, который управляет учебной работой в СФУ, на основе показателей, утверждённых правительством, должен разработать свои показатели, масштабированные на университет, на какие-то отдельные подразделения. Только так мы можем понимать, как двигаться дальше.

— Вернёмся к вопросу об источниках повышения доходов преподавателей. За счёт чего?

— В дорожной карте предусмотрено три основных источника.

Первое — это субсидии федерального бюджета (точнее, повышение эффективности их расходования). Второе — внебюджетные доходы, которые университет сам зарабатывает. И третье — оптимизация структур.

Правительство в рамках деятельности по введению новых целевых показателей просит нас ещё раз уточнить наши внутренние мероприятия — за счёт чего мы будем увеличивать доходы? Мы должны детально представлять, сколько будем зарабатывать на основных образовательных программах, сколько в науке, сколько на дополнительном образовании, и как это отразится на доходах преподавателей. И сколько мы направим в доходы за счёт оптимизации структур. А что мы будем оптимизировать — это уже наше дело.

Как было сказано, мы пока сохраняем ту политику, которая связана с доплатами за счёт бюджета университета: 6 централизованных выплат у нас будет в течение года. Кроме того, пока сохраняются нормативы институтов. То есть те средства, которые находятся в распоряжении директоров институтов, пока никакими обязательствами не нагружаются. Хотя нынешний кризис, скорее всего, будет вести к тому, что эту политику нам придётся менять, у нас просто не останется выбора, кроме как нагружать обязательствами средства институтов. Это придаст жёсткость системе, свободы манёвра у директоров будет меньше.

— Вы назвали ту деятельность, благодаря которой университет зарабатывает сам: платные образовательные услуги, наука и дополнительное образование. Где именно можно ожидать увеличения — плата за образование будет повышена?

— Мы не ждём особого роста в деятельности, связанной с дополнительным профессиональным образованием. Нам важно сохранить тот объём, который в течение нескольких лет сформировался, это примерно 100 млн рублей. Здесь важным для нас моментом является то, что 75% людей, которые работают в этих программах, — это наши преподаватели. То есть деньги слушателей идут им в доход.

Теперь наука. К сожалению, рынок сжимается. Кризисная ситуация в стране приводит к тому, что происходит общее падение цифр, показателей. Будем бороться и сохранять взаимоотношения с заказчиками по тем направлениям, которые ведут наши учёные. Но мы не ожидаем роста в 2015 году. Наша задача — стабилизировать доходы, искать новые направления деятельности, и это классическая поведенческая стратегия в условиях кризиса.

В основной образовательной деятельности никакого резкого скачка цен тоже не произойдёт. Хотя бы потому, что за окном кризис, и население просто не готово платить повышенную цену. Мы можем только отпугнуть людей от платных образовательных программ.

Но у нас есть задача, и мы её будем сейчас решать, — рост доходов в магистратуре. Это задача номер один!

Сегодня на рынок выходит огромное количество бакалавров и специалистов. И наша задача — сделать им предложение. Скорее всего, спрос будет, и серьёзный. Но мы должны сделать достойное предложение, поскольку вокруг конкуренты, и они тоже работают. Мы ожидаем роста дохода, но при условии, что сами приложим определённые усилия по предоставлению уникального набора программ.

В отношении федерального бюджета: пока уровень финансирования сохраняется. Мы находимся в обойме ведущих вузов страны, и учредитель свои обязательства выполняет. Но с будущего года вузы переходят на подушевое финансирование. Как это отразится на нашем бюджете — загадывать сложно.

— Хотелось бы услышать более подробную характеристику научных направлений — всё-таки у нас здесь были серьёзные успехи, которыми мы гордились.

— Сейчас мы инвентаризируем все проекты, которые ведёт университет. Пытаемся ещё раз взглянуть на качество и перспективы деятельности наших учёных. Через эту инвентаризацию определим самые перспективные направления — и они будут особо поддержаны университетом. Нам необходимо инвестировать в перспективные направления, которые потом создадут базу для дальнейшего развития. Это прозвучит в докладе о бюджете.

— Прямо будут названы проекты, которые получат поддержку?

— Скажем так — приоритетные направления.

— Ещё одна серьёзная статья бюджета — имущественный комплекс. Какие в 2015-м году нас здесь ждут изменения?

— Кампус растёт, нам нужно поддерживать его в должном состоянии, на это отвлекаются серьёзные средства. Часть имущества устаревает. На это уходит около 200 млн рублей в год.

Если говорить о перспективах — ведётся работа, связанная с возможностью построить новый корпус для Политехнического института. У нас уже есть проектно-сметная документация, и это даёт нам определённые надежды в переговорах с федеральной властью на получение дополнительного ресурса.

2015 год — рубежный и для подготовки проектно-сметной документации по объектам Универсиады. Очень хочется, чтобы это были оригинальные решения, что во многом зависит от работы наших архитекторов с теми подрядчиками, которые выбраны по конкурсу.

— Кстати, почему наш Институт архитектуры и дизайна никак не привлекается к работе над объектами Универсиады?

— Знаете, это отдельный разговор. Университет не может сам себе заказывать работы и услуги в рамках инвестиционных программ.
Но нам необходимо, чтобы все объекты на территории кампуса были, как говорится, «супер», чтобы сюда любой человек пришёл и сказал: это лучшее место в Красноярске. В идеале хочется, чтобы было так…

Соб. инф.