Знакомьтесь: главный архитектор

Ирина Николаевна КРЫЛОВА приглашена на должность главного архитектора СФУ три месяца назад. Краткое её досье выглядит так: в 1987 году закончила КИСИ, 10 лет работала в Красноярскгражданпроекте, 5 лет — в проектном бюро архитектора Бальцера, далее главным архитектором в архитектурной мастерской «Массив-А». Имеет ряд профессиональных наград, в частности, 4 золотых и ряд серебряных дипломов конкурса «Зодчество Восточной Сибири».

Должностное

В университете Ирина Крылова работает с февраля. Мы решили поговорить о тех задачах, которые перед ней поставлены, и вообще о том, какие требования предъявляются к общественным зданиям, к окружающей среде в современном мире.

— Как известно, у нас ведётся строительство объектов Деревни Универсиады, расположенной на территории кампуса. Чтобы получился хороший продукт, нужно профессионально сопровождать такие вещи. Но стать на 10 дней столицей Универсиады — не главная цель. Задачи глобальнее, потому что это шанс для университета показать себя на хорошем уровне всему миру и получить стимул к развитию. Сейчас мы ищем планировочные решения для объектов Деревни, пешеходных аллей, общественных пространств. Параллельно ведём диалог с городом об объездной дороге вокруг Деревни Универсиады. Есть определённые требования к транспортным путям, и это может повлиять на изменение привязки новых объектов, границы Деревни. Так что окончательных решений ещё нет.

— У вас уже появились в нашем кампусе местечки, которые особенно нравятся?

— Главное, что не может не нравиться — само уникальное месторасположение университета. На границе города и леса. Через нас происходит проникновение природы в город, и хочется эту идею каким-то образом реализовать в планировке. Чтобы природа не просто остановилась на границе кампуса, а потихонечку вошла в структуру нашего благоустройства. И наоборот: выводила нас из городской инфраструктуры в лес.

Это сделает наше пространство узнаваемым и запоминающимся, это и есть пресловутая идентичность этого места, дополнительный смысл бренда университетского городка.

— А есть то, на что, как говорится, чешутся руки, что прямо завтра бы изменили?..

— Из совсем нереального: связь между Студгородком и главным корпусом, между первой и второй площадками.

— Почему же это нереально? Ведь в планах городского благоустройства есть Университетский бульвар. Или он уже не обсуждается?

— Да, был даже сделан проект, не самый удачный, но по крайней мере от него можно было бы оттолкнуться. Соединить две площадки мне хочется потому, что я сама училась в КИСИ, в Студгородке. А на горе находился корпус К, куда мы ходили через лес на кафедру физкультуры.

Помню, как это всегда было неудобно, страшно и т.д. Вернувшись в университет почти через 30 лет, я очень удивилась, что всё по-прежнему так же разрозненно.

Нереальным же мне это сейчас видится потому, что мы понимаем, в какой экономической ситуации находимся.

— Но к Универсиаде бульвар, наверное, сделают, в Студгородке ведь волонтёры будут жить.

— Их будут возить с одной площадки на другую на автобусах…

Вообще, нет никаких жёстких правил, как проводить Универсиаду, каждый город подходит к этому по-своему. И мы тоже должны исходить из своих задач. Мы уникальны своим местоположением, своей природой, своими временами года, которые меняются. И зимнюю Универсиаду надо сделать такой, чтоб она запомнилась гостям как настоящая сибирская зима, но вместе с тем — тёплая. Искать это решение — и графическое, и символьное — надо вместе, это не должны делать только архитекторы. И если получится привлечь к этому студентов, преподавателей, горожан (где-то идеями, где-то работой), то это будет самое эффективное.

— Как обстоят дела на других площадках университета с архитектурной точки зрения?

— На третьей площадке, переулок Вузовский, сейчас доминантой являются два новых общежития. Благоустройство вокруг сделано достаточно профессионально, есть спортивные площадки. Предстоит ещё снос старых зданий, но вопрос, что на этом месте будет сделано, обсуждается.

На 5-й площадке (ул. Маерчака) большую проблему создаёт построенный рядом комплекс «Арбан». Не буду говорить об архитектуре этого 23-этажного здания, но лучше бы оно появилось в другом месте. И проблему с парковками оно создаст там ещё большую…

— Вернёмся к объектам Универсиады. Их проектируют фирмы, выигравшие конкурс. Когда будут представлены первые эскизы?

— Ждём их уже в мае.

— А если нас как заказчиков что-то не устроит?

— Будем созывать общественный градостроительный совет.

— Но ведь тогда можно не уложиться в сроки?

— Знаете, иногда лучше 7 раз отмерить. Потому что когда мы построим, уже ничего не сможем изменить. Сейчас технологии проектирования достаточно оперативны, позволяют быстро вносить изменения. Самое главное — чтобы образ, который потом воплотится в камне, соответствовал нашим ожиданиям.

Личное

— Как вы выбрали профессию?

— Я ходила в художественную школу и мечтала о профессии художника вместе с моей подругой Юлией ИВАНОВОЙ. Она, кстати, сейчас осуществляет проект «Ангелы мира», и вообще она такая личность, что я даже не думала, что не последую за ней.

Но после 8 класса я попала на чертёжную практику в мастерскую ОРЕХОВА, и там тоже оказались интересные люди. Кроме того, я училась в одном классе с Кариной ДЕМИРХАНОВОЙ, достаточно много общалась с Арэгом Саркисовичем. И он столько говорил, что архитектура — не женское дело, так красиво отговаривал, что не оставил шанса не влюбиться в эту профессию.

— Кроме работы в университете вы активно участвуете в жизни города, входите в общественный совет по градостроительству…

— Да, и сейчас я участвую в конкурсе на реконструкцию исторического квартала (об этом важном для города проекте мы неоднократно писали в газете «Сибирский форум». — ред.). Правда, условия конкурса отчасти созданы под «Ленгипрогор», которому первоначально было предложено создать проект. Но мы добились объявления конкурса, и по крайней мере 5 местных авторов также подали свои заявки. Лично я решила, что если не сделаю этого, то не прощу себе.

Реконструкция гостиничного комплекса по пр. Мира, 76б  в историческом центре Красноярска

Реконструкция гостиничного комплекса по пр. Мира, 76б в историческом центре Красноярска

— А если победит худший вариант, вас устроит то, что вы хотя бы высказались?

— Мы люди битые и знаем, что не только сама идея работает. Конечно, когда идея правильная, легче и реализовывать, и потом это будет востребовано. Кстати, в Иркутске на исторический квартал была хорошая идея. Но это в Иркутске. А когда её пытаются перетащить в наш город, мы говорим: у нас другая ситуация, у нас должно быть своё.

— Вы живёте в центре?

— Выросла в центре, но сейчас живу в индивидуальном жилом доме в Элите. Я сама его проектировала, причём когда родился третий ребёнок. Проектировала по ночам, и никто не верил в успех. Только один человек, для которого я когда-то разрабатывала дизайн его дома, сказал: ты построишь. Мне это было важно.

— Что показываете в обязательном порядке всем гостям в Красноярске?

— Исторический квартал, Органный зал, набережную, остров Татышев теперь.

— Вы человек городской или природный?

— Городской. Мне достаточно выехать за город на два дня — и тянет обратно. «Флешку» очистил, голова свободная, уходят проблемы, которые тебе не дают спать. Приезжаешь и по-другому смотришь на них.

— Каким своим проектом вы гордитесь?

— Мы делали гостиницу, которая находится во дворе Дома быта, получили за работу золотой диплом зодчества в номинации «Архитектура общественных зданий», это серьёзный успех. Гостиницу эту заказчики тоже хотели построить к Универсиаде, но всё же упирается в систему согласований и земельных отношений…

Запроектировать мы можем быстро, и идеи у нас хорошие. Но система предварительных согласований, получение технических условий, прохождение экспертиз — та самая препона, куда тратится колоссальное количество денег, усилий и времени. В результате на архитектуре стараются сэкономить, она становится непринципиальной.

Надо менять эту схему.

Соб. инф.