Литературное цунами в СФУ-4
Рубрику к Году литературы в России ведёт Ю.А. ГОВОРУХИНА

А был ли писатель

Сколько существует литература, столько и литературные мистификации. И наше время не исключение: Борис АКУНИН (Григорий ЧХАРТИШВИЛИ), Макс ФРАЙ (Светлана МАРТЫНЧИК), Хольм ван ЗАЙЧИК (Вячеслав РЫБАКОВ и Игорь АЛИМОВ) и многие другие. Но была ещё одна мистификация, неизвестная широкому читателю, но очень поучительная в литературоведческой среде. В 1990-е годы литературные критики М. ЗОЛОТОНОСОВ и В. КУРИЦЫН решили доказать, что, во-первых, современная критика способна работать как имиджмейкерская компания, а во-вторых, что в ситуации, когда литература становится практически необозримой, не стоит полагаться на чужой читательский опыт. Итак, Золотоносов и Курицын договорились называть в литературных кругах имя несуществующего писателя ПЕРСИКОВА и даже напечатали в журнале «Урал» рецензию на его роман «Прорва». Литературная мистификация привела к тому, что вскоре в серьёзных критических обзорах стало мелькать имя писателя Персикова. Современные критики могут только позавидовать В. БЕЛИНСКОМУ, который в своё время обозревал все литературные новинки и не купился бы на розыгрыш ни с Персиковым, ни с кем другим.

Вопрос

Продолжите ряд, объяснив закономерность: свиньи, упитанные люди, девушки в близких родственных отношениях…

Ответ на вопрос предыдущего номера: Нанёс ущерб библиотеке поэт Эллис (Л.Л. КОБЫЛИНСКИЙ). Он готовил статью по истории символизма, а цитаты вырезал из библиотечных книг. Дело стало известно общественности, и в печати появились статьи под названиями «Джек-книгопотрошитель», «Чтение ножницами», а также фельетоны в таком духе: «Хроника. Румянцевский музей. Хранителем музея и библиотеки назначается г. Эллис».

Кстати, ответить смогла лишь одна студентка-филолог.

Репортаж о событии

Тургеневская девушка

Со 2 по 8 апреля вы могли стать участниками эксперимента. Филологи 1 курса спрашивали студентов-нефилологов, как они представляют себе тургеневскую девушку (внешность, характер). Результаты опроса удивили!

Одни представляют тургеневскую девушку сильной, независимой, целеустремлённой особой, другие — воплощением чистоты, скромности, покорности. 20-30-летняя. Темноволосая. Блондинка. С длинным/коротким волосом. С круглыми/карими/голубыми и даже МУТНЫМИ глазами. В кружевах. В пуховом платке.

Так какая же она на самом деле, тургеневская девушка? Ответить на этот вопрос, а также прокомментировать результаты нашего эксперимента мы попросили профессионального филолога Владимира Кирилловича ВАСИЛЬЕВА.

Комментарий В.К. Васильева

Опрос на тему «кто такая тургеневская девушка» всегда даёт примерно такие ответы. Они, конечно, заставляют улыбаться. Редко попадётся ответ, как говорят, в точку. Читатели творят свой миф о тургеневской девушке. А способствует этому множество удивительных тургеневских женских образов, которые не имеют отношения к типу «тургеневская девушка». На них-то и опирается фантазия
читателя.

А собственно «тургеневская девушка» — это открытый Иваном Сергеевичем социопсихотип, «новый человек» в женском обличии. Не очень привлекательный, кстати. Вы, например, очаруетесь тридцатилетней девицей с грубым голосом, «широкими красными руками», курящей «пахитоски» и тайно и безответно влюблённой в героя-самоубийцу? Тургенев пишет о ней: «Нигилистка pur sang (т.е. чистокровная. — В.В.). Крупна и безобразна <…> Перчаток никогда не носит <…> Способна на всякое самоотвержение. Ест хлеб фунтами — и больше ничего. Нечаев делает из неё своего агента».

Из опроса

>> Это такие девушки, которые выросли в таких дворянских домах... такие «аах»

>> В сером вязаном платье шерстяном... как у мыши... она пьёт чай и читает Тургенева. Очень начитанная и знает, когда нужно упасть в обморок

>> Как Вирджиния Вулф, только в валенках

>> Блондинка из разряда кровь с молоком

Это «больше ничего» — совершенно замечательно, поскольку образ Фёклы Машуриной из романа «Новь» является итогом разработки образа тургеневской девушки. Связь её со зловещей фигурой, Нечаевым, означает, что героиня способна на убийство по идеологическим соображениям. Когда речь заходит о том, что надо «устранить» одного ненадёжного человека, Машурина отвечает: «Коли выйдет распоряжение — рассуждать тут нечего!». Достоевский описал нечаевщину как «бесовство», глубочайшую патологию национального духа. На тех же позициях стоит и Тургенев по отношению к своим
героиням.

Эксперимент организовала и удивлялась результатам Татьяна САВЕЛЬЕВА,
отделение филологии, 2 курс

Анонсы

>> 17 апреля в 20:00 в актовом зале Научной библиотеки СФУ состоится очередная online-лекция на тему «Роль литературы в сохранении культурной памяти». Профессор МГУ Олег Алексеевич КЛИНГ расскажет о защитных механизмах литературы, а также о теории культурной памяти текста. Вход свободный.

>> 29-30 апреля в ИФиЯК пройдёт научная конференция «Язык, дискурс, (интер)культура в коммуникативном пространстве человека». 30 апреля в 17:00 в формате видеоконференции состоится круглый стол на тему «Книга, чтение, письмо на перекрёстке литературы и литературоведения».

>>