«Я бы лазила через заборы...»
Правила жизни юбиляра


В начале мая отметила свой юбилей профессор Антонида Константиновна ЛУКИНА, заведующая кафедрой общей и социальной педагогики, одна из самых ярких личностей Института педагогики, психологии и социологии. С Антонидой Константиновной можно говорить обо всём, и всегда у неё будет свой взгляд на вещи. Но сегодня тема разговора — она сама.

>> Самая первая картинка из детства, наверное, определяет мою жизнь. Мы жили на острове, отец был бакенщиком на Енисее. И вот мама с отцом уехали на рыбалку, оставили нас с братом одних. И помню, что брат стоит на столе, снимает оттуда стеклянную посуду, а я сижу на полу и её колочу. А потом карабкаюсь по скатерти сама на стол, чтобы продолжить это наведение дома красоты. Возможно, оттуда один из моих принципов: карабкаться!

>> Первая моя работа — лаборантом на Шёлковом комбинате. Меня отчислили из университета после первого курса за неуспеваемость.

>> Представление о пути у меня было. В детстве все друзья оказывались, как сейчас бы сказали, из «трудных» подростков. Они у меня списывали, я им иногда помогала уроки делать. И всегда хотела их спасать и защищать. Генеральную линию своей жизни я не меняла.

>> Количество человеческого несчастья реально не уменьшается. То, что происходит с семьёй, с социумом, трудно изменить. И это во всём мире.

>> Мне жалко, что я своих стариков-дядьёв не рассмотрела вовремя. Они ведь уходят — и уходит с ними история. Есть какое-то чувство вины — дядьки были участниками войны, достаточно героические, и всё говорили: Тонька, запиши всё про нас. Но — не записала.

>> Всегда говорю: что бы ты ни делал, количество добра в мире должно увеличиваться. Для меня это критерий. И то самое представление о пути и предназначении.

>> Вспоминаются отдельные человечки, про которых могу сказать, что помогла. Трудные подростки, опустившиеся люди. Или человек без гроша. Несколько конкретных людей.

>> Я не знала, что социальная педагогика существует. Я её придумала и запустила, а потом оказалось, что понятие есть давно, просто я, выходит, человек необразованный. Но правильно мыслящий — раз это открыла, и это востребовано.

>> Я давно отказалась от мысли совершать революции. Для всего человечества не получится. Поэтому делай на своём маленьком участке.

>> В 10 лет мы переехали из одной деревни в другую, и этот переезд я лет в 40 осмыслила. Например, когда стала заниматься поликультурным образованием, то поняла, что первая деревня на берегу Енисея была основана казаками, которые ещё шли с Дубенским, а вторая — переселенцами времён Столыпина. И в первой деревне маму принято было звать на «ты», а бабушку — на «вы». А во второй — наоборот. И я помню, что не могла этого переварить. Мы с братом оказались в этой среде неуместны, нам было плохо.

Также в первой деревне я росла с братом, и формы поведения у меня были мальчишеские. А во второй уже были девочки, как положено, — зависимые, послушные. И я опять выпадала из общей колеи. И только спустя годы осознала эти разные культурные основания.

Но важнее, наверное, то, что я выросла на реке, на нашем Енисее, среди природы. Она мне силы дает. И вторая деревня — мы жили на горе, школа — на другом конце деревни, не меньше километра, и вечером идёшь,
и издалека окошко в доме светится… А ещё помню запах школы — мел, доска... Помню первую учительницу Клавдию Андреевну...

>> Понимать, что не всё всегда будет по-твоему, — трудно.

>> С учениками — радость. Прихожу, а у меня лежит коробка конфет «от выпускников 2006 года». Мне это тепло и приятно.

>> Мне никогда не стыдно встречаться с бывшими студентами. Как правило, они меня узнают, здороваются и лезут обниматься.

>> Мне, наверное, лет сорок. Говорят же, что все морщины — от зеркал и очков. Вот если в зеркало не смотреть, то мне 40.

>> Всегда важнее человек. Я человекоцентрированный руководитель. И многие говорят, что у нас на кафедре особая атмосфера.

>> Значок альпиниста СССР у меня есть. Но я так и не поднялась на Пик Маяковского. Кстати, на Эльбрус тоже — нас сняли на спасательные работы.

>> У меня есть лозунг: «Если бы сбылось Несбывшееся, то Сбывшееся могло бы не случиться».

>> Могу гордо сказать, что была командиром первого женского стройотряда в университете. И мы отделывали первый крупнопанельный дом в Новоенисейске.

>> Самое счастливое время было, когда я работала поваром в стройотряде. Мы под Канском крыли крышу птицефабрики. У меня 50 голодных мужиков, и вот когда их накормишь и видишь эти довольные лица… Они работали по 16 часов в сутки, при этом рекордсмен умудрился прибавить 8 кг за тот сезон.

>> Ещё я была создателем первой университетской баскетбольной команды. И команды по ручному мячу (гандболу). Мы, конечно, занимали последние места — университет тогда был меньше всех других вузов, да и спортсменов у нас не жаловали тогда… Кстати, я чемпионка университета по плаванию в своём возрасте.

>> Очень жалею, что не работала в университете при Соколове — я тогда работала в комсомоле. Зато была на БАМе — участвовала в социологическом исследовании… Интересные люди там были, красивые места. Помню, поезд идёт по склону — такая маленькая полочка в горе вырезана, а далеко-далеко внизу река… Потом читаю какую-то книжку про советскую молодёжь, а там — куски моего текста, правда без ссылок. А всё равно приятно.

>> Не скажу, что я дачница, я — «садистка»: люблю садить. Вырастет или нет — не важно. Все деревья на даче посажены мною, посадила бы больше — не дают.

>> Пожалуй, иррациональных страхов у меня нет. Боюсь дорогу переходить. После рождения детей стала бояться высоты. Раньше на Столбы спокойно ходила и лазила — на Митру, на Колокол, на Перья... Горжусь дружбой с Володей ТЕПЛЫХ (которому мемориальная табличка на Перьях установлена). Он меня спас однажды на Деде.

>> Один раз меня пригласили на плавучую школу до Норильска и обратно, я согласилась. Разговор был в марте, плыть в июне, больше речи об этом не велось. И вдруг в последние дни мая я возвращаюсь домой, ко мне залетает организатор и говорит: пароход уже стоит, тебя ждут, надо плыть! Причём дочь у меня уехала в лагерь воспитателем, муж плавал, дома один сын, 13 лет. И вот я за 5 минут покидала вещи в сумку, оставила сыну деньги и уехала на две недели. Телефонов тогда ещё не было, бабушки приходили, спрашивали у сына: где мама? Он честно отвечал: на работе. Через 2 недели я вернулась, спросила у соседа: как сын себя вёл? Говорит — нормально. Ну и ладно. Вот это мой стиль поведения с детьми.

>> У меня несколько кругов друзей. Одноклассники. Однокурсники — мы с ними чаще всего встречаемся в Малом концертном зале. Есть друзья среди комсомольцев, три раза в год мы собираемся: на День комсомола, на День рождения комсомольской организации Красноярского края, на День пионерии. И, к сожалению, сейчас часто — на прощаниях. Друзья уходят как-то невзначай…

>> В общественные фронты, партии, движения не вступаю уже давно. Но знакомых много — иногда приходится где-то выступать. А иногда и надо, если чувствую, что могу на что-то повлиять. Вот сейчас разрабатываем концепцию воспитания. Хочется, чтобы был полезный документ.

>> Как-то меня пробовали втянуть в какую-то партию. Но когда мне задали вопрос: как привлечь людей к избирательным урнам? — я искренне предложила поставить силуэты наших руководителей, чтобы люди могли выместить на них свои эмоции (как в некоторых японских фирмах). После этого меня не приглашали…

>> Если б я знала, что меня не осудят, я бы через забор лазила. И переходила улицу где попало. Буквально вчера было такое желание, но люди смотрят… Один раз мой бывший студент меня остановил, когда я шла «мимо» перехода, было очень стыдно. Вообще, велик риск встретить своих учеников в самых неожиданных местах — на отдыхе в Турции, например, встречала на
пляже...

>> Когда принимают решения за меня, я испытываю жуткий дискомфорт. Иногда хожу скандалю, но потом приходится смиряться. Научилась.

>> Любимая (на сейчас) песня — «Главное, ребята, сердцем не стареть» Шнура (гр. «Ленинград»).

>> Ещё я иногда на лекциях читаю стихи студентам: например, Лермонтова, Маяковского, Когана, если в тему придётся. Люблю загадки: читаю стихотворение «Печально я гляжу на наше поколенье…» и спрашиваю: кто, когда и по какому поводу написал? Они не знают. Потом интересный разговор получается…

Спасибо!

Слово ученикам


Ольга ДИВАКОВА, зам. директора по воспитательной работе школы № 84:

— Это мой Учитель с большой буквы. В своё время я работала в лагере «Океан», а потом вернулась в Красноярск — доучиваться. И Антонида Константиновна сразу поверила в меня и назначила руководителем практики студентов, хотя я сама ещё была студенткой…

Она всегда идёт рядом с людьми, которые хотят что-то изменить в образовании, в жизни детей.

При слове «Лукина» у всех её учеников — улыбка на лицах и ничего, кроме благодарности. За судьбой каждого она следит и становится большим другом любого, кому нужна её помощь. Удивительно, что она всегда готова работать бескорыстно, с целыми коллективами, а это редко встречается, когда человек — и профессионал высокого уровня, и работает за идею.

Вообще, мы все знаем, как нам крупно повезло. Про кафедру Лукиной мы между собой говорим «наша кайфедра», потому что нам всем там бесконечно комфортно — и работать, и общаться, и дружить. В этом исключительная заслуга Антониды Константиновны. Она сама стремится жить в полную силу и нас заражает. С удовольствием и змеев запускает, и путешествует, и пироги печёт…

Как-то она рассказала нам, как мы, группа студентов, ехали после концерта симфонического оркестра и стали петь в троллейбусе на несколько голосов, такое у нас было отличное настроение. Мы сами забыли этот случай, а она помнит. Потому что всегда помнит о каждом самое лучшее. А как она сама поёт арию Тортиллы! — это её коронный
номер.

Ольга ИСАКОВА, директор детского центра «Мэри Поппинс» (первый частный реджио-детский сад в Красноярске):

— На пути своего профессионального развития я встречала самых разных учителей и педагогов, но немногие смогли увлечь меня собственным примером, нестандартными идеями и верой в могущественность педагогики. Антонида Константиновна — первый человек, вдохновивший меня на то, чтобы отнестись к профессии «педагог» ответственно, поверить в себя и «взобраться на собственную личностно-профессиональную гору».

Ещё Антонида Константиновна потрясающе читает стихи, лишая «сердце и голову» покоя. А слова «Мы учим тому, что учение отдалено от жизни» я восприняла как профессионально–педагогический вызов. Когда я проходила практику в детском доме, мы вместе с Антонидой Константиновной придумывали, какие занятия можно проводить с этими детьми, чтобы это могло им быть полезно в жизни. Мы тогда придумали коммуникативные тренинги по сюжетам из «Ералаша», и это действительно было крайне полезно тем детям. Антонида Константиновна всегда участвует в такой работе с любовью, не считаясь со временем.

Хочу сказать ей огромное спасибо и за участие в моих педагогических поисках, и за ту самую поездку в Италию, где я изучала реджио-подход, признанный международными экспертами лучшим для работы с детьми.

Соб. инф.