«Бессмертный полк»

«Бессмертный полк» — так называется известная Всерос­сийская акция. Её девиз — «Они должны идти победным строем в любые времена». Наши преподаватели и сотрудники поделились с газетой краткими историями о своих родных или земляках.

В шаге от Сталина

Я родом из Волгоградской (бывшей Сталинградской) области. Дедушка, отец мамы, пропал без вести в первые месяцы войны. Мой папа имел плохое зрение, на фронт не взяли, но т.к. был связан с лесом, то готовил базы для партизан. Они не пригодились, Сталинград стал для немцев хорошей преградой.

А вот дядя Аркадий Петрович АЛГЕБРАИСТОВ, брат папы, прошёл всю войну. Осенью 1943 года он, лейтенант, офицер связи, потом командир взвода автоматчиков, командовал группой на ледяном перевале Санчара. Приказ был лаконичен: «Перевалы удержать. Если пустите немца в Абхазию, к морю, прощения вам не будет. Стоять насмерть!»

Бои шли несколько месяцев, обе стороны несли большие потери. Но, видно, духом, стремлением устоять наши превзошли альпийцев Гитлера.

Аркадий Петрович так показал себя в этих боях, что «наверху» фамилию Алгебраистов взяли на заметку. Вскоре он со своими бойцами, тщательно отобранными из пограничников, был подчинён непосредственно начальнику охраны Сталина генералу Власику. Доверили роль телохранителя в первом эшелоне, то есть он находился буквально за спиной Сталина. На фото из книги «Тегеранская конференция руководителей трёх союзных держав» Аркадий Петрович Алгебраистов стоит за Ворошиловым, в шаге от Сталина.

Аркадий указан стрелкой

Аркадий указан стрелкой

Дядя не захотел делать карьеру ни в армии, ни в НКВД. Вскоре после войны он демобилизовался и поступил на очное отделение Московского института инженеров транспорта. После института Аркадий Петрович работал в паровозной службе в Воронежском совнархозе, в службе локомотивного хозяйства ЮВЖД. В 1982 году ушёл на пенсию. Ветеран Великой Отечественной войны и труда Аркадий Петрович был награждён 11-ю орденами. К сожалению, в прошлом году его не стало.

Н.К. АЛГЕБРАИСТОВА, доцент ИЦМиМ,
профессор Российской академии естественных наук

Воины моей семьи

В моей семье память о войне жива, потому что все взрослые мужчины воевали.

Мой папа — ТИШКИН Пётр Степанович, 1923 года рождения, воевал с 1941 по 1944 год на Воронежском фронте, был пулемётчиком, награждён орденом Отечественной войны II степени, медалью «За боевые заслуги». Был тяжело ранен и после госпиталя демобилизован. О войне никогда не говорил, только плакал, вспоминая своих товарищей. Особенно тяжело переживал День Победы. На шахте, где он работал, отца очень уважали, две медали «Шахтёрская слава» и почётное звание «Мастер Золотые руки» говорят об этом.

Такое фото прислал с фронта Николай

Такое фото прислал с фронта Николай

Мой дядя по маминой линии, РОМАШЕВ Николай Гаврилович, 1927 года рождения, служил на границе с Японией. Демобилизовался в 1948 году. Воевал достойно, награждён орденом Красной Звезды, многими медалями. В качестве трофея привёз патефон и куклу, которая ходила за ручку.

Гвардии сержант Ромашев Георгий

Гвардии сержант Ромашев Георгий

Мой другой дядя по маминой линии РОМАШЕВ Георгий Гаврилович, 1924 года рождения, служил в 86-й Гвардейской дивизии. Сержант, командир отделения. В боях за Будапешт его самолёт был подбит, и дядя умер от ран, 2 месяца не дожив до Победы. Был ему всего 21 год. О наградах не знаю, они остались в семье бабушки.

Мы всех помним, рассматриваем те награды, что остались от них, фотографии. Я рассказываю детям и внукам, какими были люди, на долю которых выпала война.

Людмила АБРАМОВА, начальник оргтехотдела УРПиКП

Простой завет

Мой дед Егор Яковлевич КИР­САНОВ родился в 1912 году. На войне был контужен. Дошёл до Кенигсберга (сейчас это Калин­инград). Закончил службу в 1963 году в чине подполковника. Никогда не рассказывал о войне. Может, потому что служил в секретной части, а, может, просто не хотел пугать внуков.

Но его слова: «Лена, живи честно», — я никогда не забываю! Имя прадеда носит мой сын Егор Ми­хай­лов.

Е.К. МИХАЙЛОВА, старший преподаватель кафедры физвоспитания

Любовь и разлука

Моя бабушка ТАРАСОВА Татьяна Акимовна родилась 15 октября 1924 года в Смоленской области. В 1942 году всю её семью угнали в Германию. На территории Западной Белоруссии, вблизи города Поставы, партизаны отбили вагон поезда, в котором они ехали, так она оказалась в партизанском отряде. Была и кухаркой, и прачкой, и солдатом. Но жизнь продолжалась и во время войны! В отряде встретила свою любовь, молодого солдата Николая ЮДИНА, который отстал от воинской части и прибился к партизанам. Командир отряда зарегистрировал их брак, и в августе 43-го года родилась моя мама. До наступления холодов бабушка с малышкой оставалась в отряде, потом её переправили в ближайшую деревню. В июле 1944 года, после освобождения от фашистов г. Поставы, Николай ушёл с действующей армией и, к сожалению, семья больше не воссоединилась. Война…

Г.М. ВЫСОТИНА, инженер кафедры фотоники и лазерных технологий ИИФиРЭ

Орден через полвека

Мой отец Алексей Григорьевич ГЕРАСИМЕНКО — участник Великой Отечественной войны, офицер, танкист, партизан. Вырос на Полтавщине, вблизи Диканьки в крестьянской семье, в которой воспитывалось шестеро братьев. Призван в РККА в 1936 г., в начале июня 41-го окончил 2-е Саратовское танковое училище по тяжёлым танкам. Западный фронт, тяжёлые бои, плен; бежал, затем партизанский отряд особого назначения под Ровно. Конец 44-го, получены знаменитые Т-34 в Нижнем Тагиле и с железнодорожных платформ в окрестностях недавно освобождённой Риги — на фронт, на передовую.

Лето 96-го. Отец приехал к нам на дачу из Хакасии. Ещё издалека увидел у батьки (так чаще называли отца дома) на груди третий орден. Спрашиваю: «Откуда орден?». Отец ответил коротко: «В феврале 45-го на твоей родине в Латвии была стычка (наш батька был скромным человеком); после боя командир сказал, что представил меня к ордену». Отец добавил: «Война продолжалась, время текло, и пришла тишина; и не подойдёшь, и не спросишь — где орден?»

Последние залпы Отечественной войны на западе отгремели 12 мая. Курляндская группировка, прижатая к морю, капитулировала. В конце 46-го отца демобилизовали. И за все эти долгие годы отец никогда не упоминал ни о «стычке», ни о представлении к награде.

Отец продолжил: «На днях меня пригласили в военкомат, и молодой военком долго-долго жал-тряс мою руку, вручая орден». Боевой орден Красной Звезды за ту стычку в Прибалтике в сорок пятом. Орден нашёл моего отца через 51 год.

А.А. ГЕРАСИМЕНКО, профессор кафедры
электрических станций и электроэнергетических систем ПИ

Командир «Неуловимых»

Иван Павлович КОМЛЕВ — наш земляк, родом из Шарыповского района. На действительную воинскую службу был призван из Шира. С первых дней войны находился на фронте, затем в тылу врага в партизанском отряде.

И.П. Комлев принимал участие в сражении под Смоленском, тяжело раненным попал в плен. Через две недели бежал. На территории Белоруссии, в Беловежской пуще организовал партизанский отряд. В 1942 г. на территорию Белоруссии была заслана группа, состоящая из офицеров НКВД для организации партизанского движения. Ими были организованы 11 партизанских отрядов. Главная задача партизан — не пропускать военные эшелоны врага к линии фронта.

В июне 1942 г. И. Комлев был избран командиром партизанского отряда бригады «Неуловимые», действующей на территории оккупированной фашистскими захватчиками Белоруссии. В бригаде в тот период было 11 партизанских отрядов, после присоединения отряда И. Комлева их стало 12. Отрядом И. Комлева была спасена жизнь 250 ребятишек детского дома с. Быковщено Витебской области, не успевших эвакуироваться в связи с началом военных действий.

Диверсионные группы лейтенанта Комлева осуществили более 40 взрывов железнодорожных мостов и пусков под откос вражеских эшелонов, участвовали в 70 операциях против врага. В апреле 1944 г. в бою с гарнизоном противника в местечке Юратишка партизанский командир погиб. По материалам партизанской деятельности И.П. Комлева снят художественный фильм «Как вас теперь называть?», написаны книги «Неуловимые» и «Неуловимые действуют». Их автор чекист М.М. ПРУДНИКОВ.

3 июля 1966 г. в День освобождения Белоруссии в школе с. Бакшты Гродненской области состоялся съезд партизан. На братской могиле партизан установлен памятник с мемориальной доской, где высечены 62 фамилии, в их числе имя командира партизанского отряда И.П.Комлева.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 г. за мужество и отвагу Иван Павлович Комлев награждён орденом Красной Звезды (посмертно). В 1966 г. по инициативе командира бригады полковника А.Г. Морозова в с. Шира именем И.П. Комлева названа улица.

Материалы о партизанском командире И.П. Комлеве есть на его родине в Шарыповском краеведческом музее, а также в музее пос. Жемчужный Ширинского района, где до начала Великой Отечественной войны он работал комендантом курорта «Озеро Шира».

Валерий ЛЕБЕДИНСКИЙ

Памяти всех отцов воевавших

На фотографии мой отец — ШИТОВ Александр Нико­норович, и я — Шитов Юрий Александрович. Счастливый (я надеюсь) 39-летний отец — майор, командир полка со своим чадом запечатлён в мае 1941 года. А чаду–то всего три месяца с небольшим. Оно, это чадо, единственное, с чем прекрасно может справляться, так это грузить своих предков ночным рёвом, с аппетитом поглощать молоко из материнской груди, пачкать в потрясающих количествах пелёнки. А в те времена не было ни стиральных машин, ни подгузников, ни горячей воды из-под крана... Бедные мамы тех далёких лет.

Ни отец, зафиксированный на фотографии, ни тем более я не подозреваем, что через месяц с небольшим — война. Простое слово, которое перелопатило мир с его странами и судьбы многих, многих, многих разных людей. Плохих, хороших, глупых, умных — разных. Фотография сделана в г. Воронеже, где служил мой отец и где был дислоцирован полк, которым он коман­довал.

Отец — профессиональный военный. Рождён в 1903 году, в глухой деревне Алфериха Владимирской области, в крестьянской семье. В 20-х годах закончил Кремлёвские курсы красных командиров. Участвовал в подавлении тамбовского мятежа. Пишу об этом без исторических оценок данного события. Воевал в Испании. Был там советником — в тот небольшой по времени период, когда республиканцы успешно противостояли мятежу. Возможно, поэтому не был репрессирован — как некоторые последующие участники за поражение от франкистов. В Испании отец был тяжело ранен, вернулся на родину, был награждён, кажется, орденом Красного Знамени. Об этом опять же пишу по памяти, как услышал когда-то в отрочестве из разговоров родственников.

Но вернёмся к Великой Отечественной. Полк отца сразу был брошен в мясорубку войны. К сожалению, поведать о боевых буднях отца я не могу — слишком короткие были эти будни. Знаю, что его полк довольно успешно противостоял танковой атаке дивизии ГУДЕРИАНА 18-19 июля в направлении города Вязьмы.

Но всё-таки главная заслуга полка перед Родиной — это события под Ельней. Ельня осенью 1941 года была грудью Москвы. Не моя оценка, я не историк. Публицист того далёкого времени В. ВЕЛИЧКО опубликовал тогда очерк под таким заголовком. Я оценке его верю (может, как заинтересованная сторона...). А вообще военные публикации Величко собраны в его книге «О великом и вечном», там есть этот очерк «Грудь Москвы», и в нём зафиксирована смерть моего отца.

Фактически отцовский полк в составе 19-й стрелковой дивизии отбил ранее занятую немцами Ельню. Отбил и удерживал почти месяц. Ой, как важен был этот месяц в ту «суровую осень» (слова из песни) под Москвой. В одном из отечественных художественных фильмов один из высоких военных начальников эту защиту Ельни называет первым фактом отбитой у немцев и довольно-таки долго удерживаемой территории. События под Ельней в тот период были и в центре внимания Иосифа Виссарионовича.

Это фильм. А на войне — отец не оставил позиций под Ельней. Вокруг его штаба, где он находился, сосредотачивались остатки сил, которые перемалывали немецкие войска. А они (эти войска) тогда были в зените своей девственной славы. На взлёте своего могущества. Привожу слова отца: «От полка — небольшая горстка. Отбиваем атаки. Пулемётчик убит. Я за пулемёт. Меня накрывает миной…»

Далее отец без признаков жизни был захоронен. Ну, как захоронить можно, когда немец прёт... Вырыто маленькое углубление, положен туда, накрыт шинелью и присыпан землёй.

Я встречался с некоторыми из однополчан отца. С их слов — солдаты уважали и ценили отца. Он был очень заботливым командиром. Теперь представьте себе тот ад, который вершился под Ельней, если по-человечески не могли даже предать земле тело любимого командира… Остатки от полка с вестью, что майор Шитов погиб, отступили.

В 1941 году моя мать с двумя детьми получила пособие за смерть отца. А что произошло далее? Отец очнулся. Получается — слава Богу, что не было возможности закопать, а только присыпать успели. Очнувшись, стал пробиваться к своим (если можно так говорить про человека, оставленного на поле боя без признаков жизни). И уж пусть лучше фантазия каждого подскажет, как он «пробивался». В этой своей попытке — добраться, а скорее всего, доползти до своих — он был захвачен в плен. Пробыл в плену до 1945 года. Был освобождён, кажется, американскими войсками. Его освобождение как-то связано с лагерем военнопленных «Красные кресты». Но это — очень шаткие мои воспоминания. Репрессирован не был. Более того, ему было возвращено звание майора, и он был уволен в запас по льготному приказу 100 с неплохой по тем временам пенсией 1200 рублей. Это отчасти по поводу утверждений, что сталинский режим беспощадно и жёстко относился к вернувшимся из плена.

Моя гипотеза, почему именно с моим отцом поступили гуманно: во-первых, Ельня — грудь Москвы, а во-вторых — без признаков жизни. И ещё он был одним из организаторов успешного побега из концлагеря. Сам не мог бежать по состоянию здоровья. Немцы за тот побег расстреляли каждого десятого. Жаль, что я в своё время не спросил, какой номер по счёту выпал на него…

А что касается похоронных… Когда отец умер — 4 января 1962 года — моей маме второй раз выплатили денежное пособие (громадное по тем временам). Какой-то чиновник не досмотрел. Чиновник этот к нам приезжал. С него должны были вычитать этот финансовый недосмотр. Мама согласилась компенсировать небольшими суммами недосмотр чиновника (хотя могла этого не делать) из пенсии на младшего брата (ему было 11 лет). Потому что на то пособие, в память об отце, она уже купила мне крутую по тем временам магнитолу (радиоприёмник с магнитофоном), размером больше системных блоков современных компьютеров (таких, как стоят, например, в ауд. 507 здания ИКИТ).

В завершение — слова отца, которые он повторял довольно часто и со слезами на глазах: «Заткнули немцев телами юных, нецелованых парней. После каждого боя — тут же пополнение. Как правило, пополняли молодыми, здоровыми, красивыми. Необученными, неопытными, горячими, с ненавистью и патриотизмом. Старички — они на рожон не лезли, берегли себя, а молодые… После очередного боя — все выбиты. И опять пополнение, и опять молодые».

А сколько таких боёв-то было, когда сытые, самоуверенные, наглые, ещё не пощипанные нашими солдатами немцы с остервенением рвались завершить свой стремительный блицкриг.

А Ельне присвоено звание «Город воинской славы». Полагаю, это за осень 1941 года.

Ю.А. ШИТОВ, доцент кафедры ПМКБ, ИКИТ

Прямой наводкой

Мой отец Иван Егорович ЕГОРОВ ушёл на фронт с третьего курса Ленинградского военного артиллерийского училища в начале осени 1941 года. День Победы он встретил в Чехословакии. После войны служил в Закарпатском военном округе: воевал с бандеровцами.

Война догнала его через шесть лет: он умер от последствий ранений за месяц до моего рождения. Я никогда не видела моего отца, не помнит его и мой старший брат (ему тогда было всего три года). Мы с братом знаем об отце со слов матери. Мама во время войны работала переводчицей: она была учительницей немецкого языка.

Отец не любил вспоминать о войне. Рассказывал редко, только об особенно тяжёлых эпизодах фронтовой жизни: о битве под Москвой, о Сталинграде, где они стояли насмерть. Он был хорошим командиром, его любили солдаты. С фронта привёз единственный трофей — немецкий аккордеон, который ему принесли его солдаты из разбомблённого музыкального магазина. У отца были абсолютный слух и красивый голос. Он играл на многих музыкальных инструментах. Его боевые товарищи часто просили отца играть на аккордеоне. Особенно и отец, и его товарищи любили песню «Смуглянка». Когда я была маленькой, я долго не могла понять, почему, когда по радио звучит такая, как мне казалось, весёлая песня, моя строгая и суровая мама плачет.

Отец был очень мужественным человеком: даже после тяжёлых ранений — в голову, в левый глаз и руку — возвращался из госпиталей к фронтовым товарищам. Был награждён боевыми наградами «За оборону Сталинграда», орденом Красной Звезды и другими.

И ещё. Мама говорила, что мой папа не испытывал такого омерзения и отвращения даже к врагам на фронте, какое испытывал к бандеровцам, с которыми воевал на Западной Украине. Отец рассказывал, что бандеровцы распиливали попавшихся к ним живых красноармейцев пилой-двуручкой, получая от такого изуверского истязания удовольствие. Поэтому, когда я слышу про национального «героя» современной Украины Бандеру, у меня в душе поднимается такое же отвращение к происходящему там, где всё переворачивается с ног на голову. Но настоящую правду о войне, память о тех страшных боях, о нечеловеческих испытаниях, через которые прошёл наш народ, мы будем передавать из поколения в поколение. Я — своему сыну, он — своему. И пока у нас будет щемить сердце от песен военных лет — не прервётся связь поколений.

Мой сын участвует в акции «Бессмертный полк» уже третий год. Он идёт со своими, пока ещё маленькими детьми и несёт портреты обоих дедов-фронтовиков (для внуков — прадедов). Портрет моего отца, старшего лейтенанта Ивана Егорова, несёт его правнук Иван.

Т.И. БЛИННИКОВА, главный библиотекарь НБ БИК СФУ

Из Сибири — на фронт


Моего деда Иннокентия Никитовича СОЛДАТОВА, воевавшего ещё в Первую мировую войну, на фронт из-за возраста не взяли, но отправили в трудармию, где он работал на строительстве Устройского водоканала в Абакане. Вернулся с медалью «За трудовую доблесть», которую получил за... ликвидацию волков; тогда их было настоящее нашествие, скот погибал стадами, а так как дед был охотником, его и отправили на помощь.

Воевать же пришлось его братьям, один за другим они были призваны в 41-м Бейским РВК из д. Калы Хакасской автономной области.

Егор — артиллерист, Михаил — сержант, командир отряда, пропали без вести.

Николай, боец пехоты, не вернулся из боя — это случилось 13 ноября 41-го у деревни Козлово в районе Можайска.

Андрей, раненный под Ленинградом, а потом в боях за Польшу, вновь возвращался на фронт, но в октябре 1944, после ранения, направлен домой. Награждён медалями «За боевые заслуги», «За отвагу». Был ещё один брат Михаил 1907 года рождения, он провоевал всю войну, награждён многими орденами и медалями. Вернувшись домой, продолжал восстанавливать хозяйство в районном центре — с. Бея.

Оттуда же, из д. Калы, ушли на фронт и пропали без вести Белоноговы: дяди моего отца Григорий и его брат Павел.

У меня долго хранились пожелтевшие фотографии тех лет, но недавно я их раздала своим детям и внукам. Как писал Р. Рождественский, «Это нужно — не мёртвым! Это надо живым!»

Ольга Васильевна ЮШКОВА, ведущий инженер, канд. техн. наук, ИЦМиМ