Человек с большой буквы

Всякий раз я благодарю судьбу, пославшую мне счастье быть другом и работать в одной команде с Вениамином Сергеевичем Соколовым — учёным, политиком, ректором Красноярского государственного университета, одним из самых достойных людей, встретившихся мне в жизни. И это не «фигура речи», а самая настоящая правда.

Мне ведь очень повезло в жизни — я совпала во времени со многими достойными людьми, учёными с мировым именем, ведь пришла я на работу в КГУ переводом из Президиума Сибирского отделения АН СССР, из Новосибирска, где посчастливилось беседовать с академиками Георгиевм Константиновичем Бересковым, Валентином Афанасьевичем Коптюгом, Дмитрием Константиновичем Беляевым. Горжусь рукопожатием с Михаилом Алексеевичем Лаврентьевым… Много достойных людей мне повстречались на жизненном пути, одни проплывали, как созвездия, другие немного приближались, третьи даже наклонялись к тебе, чтобы спросить, чем помочь. Именно таким был Вениамин Сергеевич, человек возрожденческого характера и темперамента. Знал и умел если не всё, то почти всё. Был всесторонне образованным человеком. Его грамотность удивляла и поражала даже меня, филолога по образованию. За одну грамматическую ошибку в письме, принесённом на подпись, весь документ перечеркивался красным карандашом. Жёстко? Ещё бы! Но ведь он мечтал создать университет нового типа, действительно центр образования и науки в крае, и чтобы в его команде были профессионалы. И в этом деле не должно быть мелочей. А исходящий документ – это ведь лицо университета. Эту его заповедь помню до сих пор и стараюсь по мере сил ей соответствовать.

В летней физ.-мат. школе, 1979 год

В летней физ.-мат. школе, 1979 год

Много уроков жизни ненавязчиво, как-то исподволь, но накрепко, «на всю оставшуюся жизнь» преподал Вениамин Сергеевич. Взять хотя бы его знаменитую фразу, что он может работать со всеми, кроме лентяев, невежд и интриганов. Я ведь теперь тоже страдаю аллергией на эти проявления человеческих слабостей. А его главное требование к преподавателю и вообще работнику вуза — доброжелательность! Это ведь так важно в жизни, особенно сейчас, в наш жесткий прагматичный век. Нельзя работать в вузе, будучи глухим, чёрствым, не видящим дальше своего собственного носа. Так вот Вениамин Сергеевич обладал ценнейшим качеством - легко мог понять тебя, войти в твоё положение, а его мгновенное «чем я могу вам помочь?» дорогого стоит. Сейчас это может показаться невероятно, но он мог целый час беседовать со студентом во время личного приёма, и действительно, на деле помогал молодым людям в трудной жизненной ситуации, молодым людям входящим в жизнь. И я до сих пор считаю, что этот талант – ценнейшее качество для руководителя. Скажу больше: доброжелательность – металл очень дорогостоящий, потому и редкий.

Что особенно вспоминается из периода сотрудничества с Вениамином Сергеевичем?

В тот далёкий 1977 год, когда судьба занесла меня в Красноярск, было так трудно приживаться на новом месте – ни родных, ни знакомых, ни друзей… Стыдно вспомнить, но первые дни я рыдала белугой в его кабинете от жалости к себе. Но вот стали подходить ко мне многие товарищи из новосибирского десанта и начинают настойчиво приглашать к себе в гости, до того настойчиво, что даже рисуют схемы улиц и домов. Один подошёл, другой, третий… Теперь-то я понимаю, что это Вениамин Сергеевич попросил товарищей помочь мне адаптироваться в чужом городе.

Интересно, что даже прозвище у него за глаза было уважительное «Витамин С». Даже это!

А как он людям помогал! Ректор — а был внимателен даже к мелочам. Кому-то на двойняшек доставал коляску — ведь не было ничего тогда! А южанину Границкому, который приехал в Сибирь из-под Сочи, он дубленку помог купить, чтоб не мёрз ценный кадр.

Запомнилась ещё одна редкая черта руководителя — каждого человека своей команды он заочно характеризовал как самого профессионального, самого-самого-самого. Тот у него был лауреатом чего-то там, этот окончил что-то престижное, другой ученик того-то. И как он о них говорил! Попросту хвастался. Но это же здорово, что руководитель так высоко ценит своих подчиненных. Он даже помнил всех сотрудников по имени-отчеству, здоровался за руку, интересовался их жизнью (и не из праздного любопытства, а из желания помочь). И это не было игрой в демократизм, это был неподдельный, искренний интерес к человеку. По-моему, человек, способный так любить и уважать коллегу, — всегда человек с большой буквы.

Г.С. БЫКОВА, учёный секретарь СФУ