Преподаватели вспоминают...
Юридическому институту — 60 лет

Доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права, директор Юридического института Ирина Викторовна ШИШКО

Про кодекс

Студенты просто обожали Александра Соломоновича ГОРЕЛИКА. Его лекции по уголовному праву были приправлены остротами и шутками. Он даже написал юмористический проект Уголовного кодекса. Вот, например, как он сформулировал шпионаж: «Собирание, похищение или хранение в целях передачи кафедральной тайны, как то: содержание экзаменационных билетов, любимых дополнительных вопросов преподавателей, их склонностей и привычек — наказывается полной заменой билетов, а при необходимости и преподавателей».

Доцент кафедры уголовного права, кандидат юридических наук Татьяна Васильевна ДОЛГОЛЕНКО

Про даты рождения

Рисунки Дарьи ДЬЯЧЕНКО

Рисунки Дарьи ДЬЯЧЕНКО

Меня избрали профоргом кафедры уголовного права, процесса и криминалистики (так она в то время называлась). Я решила выяснить дни рождения коллег, чтобы потом по поручению кафедры их поздравлять. Спросила у Юрия Фёдоровича КАРДОПОЛОВА, и он ответил, что день рождения у него восьмого марта. И вот представьте: идёт заседание кафедры, заведующий поздравляет всех женщин с праздником и затем обращается к Кардополову со стихами, а я вручаю подарок. Надо было видеть выражение лица Юрия Фёдоровича. Оказалось, что он пошутил. С тех пор я всегда руководствуюсь правилом: доверяй, но проверяй. А день рождения у нашего коллеги — зимой!..

Кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права, заведующая отделением сравнительного правоведения Ирина Дмитриевна МИШИНА

Про боязнь заграницы

Когда начались программы акаде­мической мобильности, мы не могли найти НИКОГО, кто вообще согласился бы поехать за рубеж, потому что никто не знал иностранного языка. Люди соглашались ехать только под давлением.

Про срок за плагиат

Сейчас на кафедрах устанавливают программу «Антиплагиат», а в 90-е годы на всё отделение был один компьютер, и на него ходили посмотреть, как в музей. Когда начались программы обмена, мы отправили двоих студентов в университет Тилбурга (Нидерланды). Там в библиотеке стояло множество компьютеров. Наши студенты попали в царство Интернета и обнаружили, что, оказывается, это такое пространство, где всё есть. Им поручили выполнить курсовые работы, и они их просто-напросто скачали из Интернета и ничтоже сумняшеся сдали. И тут вспыхнул скандал... Выяснилось, что плагиат в Нидерландах — это уголовное преступление. Студенты в ужасе звонят в Красноярск, а мы им: «Чемодан-вокзал, быстро!». Всё не шуточно. А в нашей стране в начале 90-х лишь немногие знали, что такое плагиат.

Про два образования в одном

Выпускники ОСП — предмет гордости всего института. Вообще, когда абитуриенты поступают на юрфак, их сверстники из других институтов порой говорят, что этот человек не в себе — юристы же учатся с утра до вечера. А когда поступившие на первый курс юрфака узнают, что кто-то из них собирается пойти на ОСП, то крутят пальцем у виска со словами: они же здесь ночуют! И действительно, на нашем отделении выпускники получают два диплома. Изучать иностранное право помимо российского — значит учиться в три раза интенсивнее, чем обычный юрист. Преподаватели иностранного языка у нас вынуждены получать два образования — филологическое и юридическое, иначе научить юридическому иностранному языку невозможно.

Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой деликтологии и криминологии Николай Васильевич ЩЕДРИН

Про отечественный автопром

Как-то раз встречал я профессора из Германии и его жену в аэропорту. Немец недоверчиво посмотрел на мой «Запорожец» цвета хаки и забеспокоился, что перегруз будет, не выдержит автомобиль. Но я его успокоил, мол, машина военная, уедем. Потом я много раз возил их и на экскурсии, и на отдых, иногда в салон набивалось по шесть человек. И постоянно профессор спрашивал: неужели увезёт? После очередного моего ответа — «увезёт, машина военная» — он вдруг серьёзно спрашивает: а где она на вооружении состоит? Тогда пришлось ему долго объяснять, что военная — это значит безотказная и простая в обращении.

Про концерт в Германии

Однажды я дал сольный концерт в Университете г. Регенсбурга в Бава­рии. Предыстория такова. Тот самый профессор, которого я возил на своём «Запорожце» (а это был Фридрих ШРЁДЕР, известный тем, что перевёл на немецкий язык Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы России) на вечеринке услышал, как я исполнял под гитару авторские песни, студенческий фольклор, и говорит: «Николай, когда приедешь к нам, споёшь для моих студентов?». Я, конечно, пообещал и тут же забыл. А лет через восемь по приглашению Фридриха Шрёдера я оказался в Университете Регенсбурга. Первым делом профессор вспомнил про мой «Запорожец»-танк (как он называл). И как выяснилось, не забыл про моё обещание спеть для студентов. Концерт состоялся, и я даже получил за него первый в жизни гонорар в марках. Отметить событие меня пригласили в ресторан, где я разговорился с человеком, который переводил тексты моих песен во время концерта. Вдруг в ходе беседы выясняется, что это один из составителей популярного русско-немецкого и немецко-русского словаря — профессор Эрвин ВЕДЕЛЬ. Он рассказал, как в этом же концертном зале переводил студентам песни Булата ОКУДЖАВЫ.

Доцент кафедры истории государства и права Григорий Николаевич ЕМЦОВ

Про суда и суды

Был у меня такой случай на экзамене по истории государства и права. Попался студенту билет про судоустройство в Древней Руси. Студент с виду был серьёзный, такой работяга-парень. И отвечать сел уверенно, почти без подготовки. Но после первых же слов стало ясно, что его ответ имел мало общего с юриспруденцией. «Судоустройство в Древней Руси, — бодро и со знанием дела начал он, — было поставлено на широкую ногу. Древние русичи умели строить хорошие крепкие суда, которые назывались ладьями, и ходили эти суда по знаменитому пути «из варяг в греки», начиная с побережья Балтийского моря, вдоль Днепра, к морю Чёрному…». Дальше был рассказ про то, как они управлялись то парусами, то вёслами и как приходилось иногда перетаскивать тяжёлые деревянные суда волоком, обходя днепровские пороги. Экзамен, конечно, находчивый студент в тот раз не сдал, но случай этот ещё долго мы вспоминали всей кафедрой. Он даже лёг в основу вот такого шуточного стихотворения.

О ВАЖНОСТИ МНОГООБРАЗИЯ ФОРМ ТОЛКОВАНИЯ

Поспорили моряк с судьёй,

В чём суть СУДОУСТРОЙСТВА?

И спор вели они такой

С изрядным беспокойством!

Моряк о прочности судов

Твердил, об их конструкции!

Судья тонул в потоках слов

О силе конституции!

Моряк старался, убеждал,

Гремел, как шторм практически!

Судья позицию держал

Сугубо юридически!

Их спор, читатель, согласись,

Решился бы заранее,

Когда б они не увлеклись

Буквальным толкованием!

Старший преподаватель кафедры деликтологии и криминологии Сергей Иосифович ГУТНИК

Про самокритику

Однажды был случай с моим научным руководителем. К нему никто не пришёл на лекцию. Так получилось. И он оставил письмо примерно такого содержания: уважаемые студенты, наверное, мои лекции были для вас очень скучными, каюсь, в следующий раз сделаю что-нибудь интересненькое…

Про причёску-радар

Была у нас на первом курсе преподаватель по истории политических учений. Когда она проводила семинары и коллоквиумы — списать не представлялось возможным. А у неё на голове была такая причёска в виде шишки. И она ходила по аудитории и поворачивала голову то направо, то налево и каким-то десятым чувством из самых потаённых мест вытаскивала шпаргалки. Это было бы смешно, если бы не было так печально. Помню, моя однокурсница пришла на занятие в розовой кофточке и шпаргалку написала специально на розовом длинном листочке, чтобы в рукаве её никто не заметил. Бесполезно! Ведь нашла же и выгнала с позором. Так родилась байка, что преподаватель использует свою причёску как локатор, чтобы находить шпаргалки.