Учитель остаётся с нами


Очередное заседание учёного совета ИГДГиГ было расширенным и — знаковым. Кафедра подземной разработки месторождений полезных ископаемых стала «имени Н.Х. ЗАГИРОВА», а аудитория 355 — «Именным лекционным комплексом новых интенсивных технологий в горном образовании». У входа установлена памятная доска с барельефом Учителя.

Именно Учителем называют Н.Х.Загирова его ученики и последователи; их много, ведь до своего 90-летия он не дожил чуть больше года, а общение с ним было не просто постоянным — необходимым. В торжественный момент открытия барельефа от имени всех сотрудников и студентов заведующий кафедрой Александр АНУШЕНКОВ пообещал: «Будем достойно хранить память о Наиле Хайбулловиче Загирове».

Страницы его биографии, «прочитанные» доцентом кафедры ШПС Вячеславом ЕРМОЛАЕВЫМ, легли в основу своеобразного слайд-фильма о человеке с удивительной судьбой. Родился 20 ноября 1925 года, жили небогато, но — было пионерское детство и комсомольская юность. В 1943 году, с отличием окончив школу, поступил в Астраханское пехотное училище. Но за две недели до присвоения звания всех курсантов рядовыми отправили на фронт.

Загиров попал в отдельную роту автоматчиков танковых десантников в 69-ю мотомеханизированную бригаду. И сразу — Курская битва, два танковых десанта: это когда 6-8 человек на танке после артиллеристов, которые «пробили коридор», уходят на 30-40 км вглубь территории, захватывают важный перекрёсток и ждут прихода своих, затрудняя снабжение вражеских войск. По существу — смертники. Два десанта закончились удачно — он остался жив и в строю. Но третий, при форсировании Днепра, оказался последним: получив тяжёлое ранение, 18-летие встретил в госпитале на перевязке, когда хирург сказал: ну, парень, с днём рождения тебя! А мы, рассказывал Загиров, не знали — день ли, ночь, потому что Воронеж был разбомблён, битого кирпича было много, вот и заложены были в госпитале окна. В палате же только лежачие и несколько лампочек на потолке.

А дальше была вся жизнь, яркая, плодотворная и не всегда предсказуемая. Каким он запомнился тем, кто знал его?

Валерий КРАВЦОВ, бывший ректор ГУЦМиЗ, советник золоторудной компании «Амикан»:

— Он очень долго не рассказывал про свой суперсекретный спецфак в Московском институте цветных металлов и золота, по окончании которого защитил первую в СССР диссертацию, дав научное направление по технологии разработки жильных месторождений урана. И совершенно небывалый случай в истории нашей страны — его, студента 4 курса, избирают секретарём парткома такого неординарного института! В Красноярске же Наиль Хайбуллович оказался в другой среде, она требовала в основном прикладной науки. Делая всё возможное, он оставался сторонником теоретических исследований: наука, говорил, делается в тиши кабинета. Я, надо сказать, больше экспериментатор, так вот если даже эксперимент заканчивался красиво и успешно, слышал его неизменное: не можешь работать головой — работай руками.

Василий ИВАНЦОВ, доцент кафедры шахтного и подземного строительства:

— Афористичность — его конёк. Обращаясь к студентам и преподавателям, он утверждал, что нет такого срока, который бы не наступил. В любом деле, говорил, всегда должна быть преемственность: только личность воспитывает личность. Поэтому не всегда шуткой воспринималось его пожелание: «Если вас ругают — не выдавайте нас, но если хвалят, говорите — это же школа Цветмета!». Его высказывания всегда были предельно категорическими: в поисках виноватых — начните с себя.

А ещё, думаю, будет логично, если апрельскую научную конференцию студентов и молодых учёных перенесём на 20-23 ноября и назовём её «Загировские чтения».

Сергей ВОХМИН, заведующий кафедрой шахтного и подземного строительства:

— А какой был великолепный рассказчик! Двадцать лет назад, в конце сентября, решили поехать за брусникой — километров 500 до Коммунара пролетели незаметно. Встретили нас хорошо, но огорчили: уникальный случай в природе — брусника опала. Значит, надо искать... А горы такие, что на машине страшно спускаться. Прошли мы не один километр по горам, по долам и наконец нашли место ягодное... Взяли в руки специальные совки — гребём-собираем, а Наиль Хайбуллович упрямо, без всяких приспособлений — по ягодке, по ягодке. В результате — у него ведро, но отборной. И у нас, в конце концов, получилось столько же, но пока мы перебирали, он сидел в сторонке, курил и посмеивался: «Убедились: не всё хорошо получается, что быстро делается». Вот это жизненное кредо.

Вячеслав КОРОСТОВЕНКО, профессор, заведующий кафедрой техносферной безопасности горно-металлургического производства:

— Здесь собралось много людей, которые благодарны Загирову за то, что он, возглавляя аттестационную комиссию, помогал всем нам в подготовке к защите диссертаций и документов на представление учёных званий. Более 200 человек получили его положительное заключение — это очень ответственная миссия.

Владимир МАКАРОВ, директор ИГДГиГ:

— Я рад, что пришлось работать с ним, чувствовать его поддержку — это была настоящая профессиональная школа, в которой его авторитет и активная жизненная позиция просто вдохновляли.

Любовь ГАБЕРБУШ