Завлаб в Оксфорде

Наверное, немало студентов хотели бы учиться в Оксфорде или Гарварде, но вряд ли кто-нибудь из них рассчитывает, что со временем будет в этих центрах мировой науки преподавать. Тем не менее — случается и такое.

Выпускница нашего университета Лидия ВАСИЛЬЕВА не просто преподаёт в Оксфорде — ей присуждена медаль Британского общества клеточной биологии за раннюю карьеру в науке и впечатляющие результаты исследования механизмов, которые отвечают за регуляцию генов: какие гены закодированы в нашей ДНК, когда должны включаться и выключаться и как клетка эти процессы регулирует. Медаль Лидии вручат только в апреле 2016 года, а мы связались с нашей соотечественницей уже сейчас.

Справка:

Лидия училась в Красноярском госуниверситете в 1991-96 гг. по специальности «биология» при кафедре гидробиологии. Её родители — тоже учёные. Отец Ю.В. ВАСИЛЬЕВ — канд. физ.-мат. наук, мама Г.Л. ВАСИЛЬЕВА-ШЛЯПИНА — доктор искусствоведения, работает в СФУ.

— Лидия, уже 20 лет прошло со студенческой поры. Но, может, вспомните какие-то яркие впечатления от учёбы в Красноярске?

— У нас были замечательные педагоги, которые заложили фундамент и любовь к биологии на долгие годы. Прежде всего — Зоя Георгиевна ГОЛЬД, замечательный ментор, настоящий образец для подражания. Ещё — бесконечно увлечённые зоологией Сергей Михайлович ЧУПРОВ, Валентина Константиновна ДМИТРИЕНКО. Незабываемые воспоминания остались от летних практик, от вылазок в тайгу и от того, как мы с Чупровым ходили рано-рано птиц слушать: надо было уметь по голосу их определять. А лекции биохимика Надежды Митрофановны ТИТОВОЙ вдохновили меня заняться молекулярной биологией, что продолжаю по сей день.

Ещё не могу не назвать замечательного педагога Галину Романовну БАЛУЕВУ. Она настолько интересно и ярко читала лекции и вела занятия по биофизике, обладала таким удивительным талантом объяснять очень просто очень сложные понятия, что, помню, увлеклась биофизикой после её курса.

В общем, мне на моём пути посчастливилось общаться со многими удивительными женщинами-учёными, которые были для меня role models, и в первую очередь — моя мама.

— Последние курсы вы учились в Пущино. Что это вам дало?

— Да, два последних курса я проучилась в Институте белка́. Это был довольно интересный период, такая школа на выживание, я многому научилась в то время. Было много отличных лекций по молекулярке, которые создали основательную теоретическую базу фундаментальных знаний, много семинаров и научных дискуссий. В «Белке» я делала дипломную работу

— Вы сразу ставили цель — заниматься наукой за границей или сначала попробовали в Красноярске, но не получилось?

— Я всегда хотела заниматься наукой, с детства. И мне важно, чтобы у меня такая возможность была. А где — мне это всё равно. Было бы здорово, если бы в России, но, к сожалению, экспериментальная молекулярная биология требует дорогих реактивов, а в России научная база не финансируется нормально. Теоретическая биология на очень высоком уровне, в Институте белка, например, работают учёные мирового масштаба, но экспериментальные направления страдают.

— Как складывался ваш путь после университета?

— После магистратуры в «Белке» я поступила в аспирантуру в Финляндии (1999 г.), в Хельсинки, где исследовала молекулярные механизмы репликации РНК-вирусов. Защитив диссертацию в 2003 году, поехала в Гарвардскую медицинскую школу в США (Бостон) в качестве постдока. Здесь я исследовала механизмы, которые регулируют активацию и репрессию генов.

Я считаю, что очень полезно хотя бы на несколько лет съездить в другую страну, это меняет мировоззрение очень сильно, расширяет кругозор, и начинаешь понимать, что у всех людей разный бэкграунд и разные подходы, но когда они работают вместе, тогда получаются удивительные результаты. В США я встретила моего мужа, который тоже биолог.

После Гарварда я в разных странах искала профессорскую вакансию, которая позволила бы мне вести свои собственные исследования. По счастью, мы получили две такие позиции в Оксфорде, в Департаменте биохимии, где у меня сейчас своя лаборатория.

— Что для вас означает награда, которая вам присуждена?

— Медаль от Британского общества клеточной биологии выдаётся молодому учёному — женщине. Для меня это как свидетельство, что в наше время всё-таки можно быть хорошим учёным и мамой двоих детишек. Скажем, лет 20 назад таких возможностей для мам ещё не было.

— Скажите несколько слов о вашей семье и о том, что сейчас для вас родина.

— Семья, которая очень много для меня значит, это и мои родители, и моя семья в Англии, и моя сестра в Америке. Мы стараемся поддерживать связь по скайпу.

C дочерью Фреей

C дочерью Фреей

Моя доченька Фрея родилась в 2009 году, когда я только начала работать в Оксфорде. Это было удивительное ощущение огромного счастья, я очень рада, что мы решились завести детишек, хоть это и очень трудно совмещать при нашем напряжённом рабочем графике. Сашенька, наш младший, родился в 2012 году. Детей я стараюсь растить так, чтобы они знали русскую культуру, я считаю, что это важно для их самосознания. Они ходят в русскую школу по выходным, Фрея может писать и считать по-русски. А этим летом я привозила её в Красноярск, мы ходили на Столбы, и ей очень понравилась Сибирь. Дети у нас растут трёхъязычные, так как муж — датчанин. А родина для меня, конечно, Красноярск, и порой я очень скучаю.

Соб. инф.