Цифры и факты про Конгресс-холл СФУ

Знакомимся: директор Конгресс-холла </br>Жанна Александровна ЛЕЩЕНКО

Знакомимся: директор Конгресс-холла
Жанна Александровна ЛЕЩЕНКО

>> общая площадь здания — 13122,78 м2;

>> четыре этажа;

>> гардероб для посетителей на 1000 номерков;

>> зрительный зал на 684 места (660 мест — зал, 24 места — зрительные ложи; оборудован видеоконференцсистемой и синхропереводом на 300 человек);

10 помещений для коворкингов и офисов;

>> кафе на 100 посадочных мест, бар и мини-кофейня;

>> зимний сад;

>> конференц-зал для переговоров (вместимость 70 человек);

>> бизнес-зал для переговоров (общая вместимость 30 человек).

Тёплому залу нужен холодный контраст

— А что у вас есть?

— У нас мороз. У нас Енисей. Лёд.

Вот так слово «лёд» прозвучало почти сразу, определив дизайнерское решение будущего (а теперь уже изготовленного и установленного в ночь на 24 декабря 2015 года) занавеса концертного зала нового Конгресс-холла СФУ.

Фирма «ДОКА-Санкт-Петербург» из северной столицы специализируется на полном комплексе театральных технологий — механика, сценическое освещение, электроакустика, видео, включая «одежду сцены», т.е. изготовление антрактного и фонового занавесов, падуг, кулис. Заказ от СФУ фирма получила осенью 2015 г. Разумеется, от классического бархатного занавеса инновационный вуз отказался. Второй путь— усложнить «классику» вышивками, аппликациями, дополнительными эффектами — тоже был отвергнут. Требовалось что-то совершенно особое и отличное от других. Это нечто должно было содержать определённый посыл — про Сибирь, про университет, про нас.

Главный архитектор СФУ Ирина КРЫЛОВА: «Особая сибирская культура, красноярская история хотя и имеют место быть, но не являются сразу узнаваемыми, считываемыми. Зато у нас есть природа, есть Енисей. Это и должно стать нашим посылом. Например, итальянцы свои экстерьеры берут полностью из природы и строят из природного материала, египтяне так же сделали. Мы тоже хотели найти идентичность с сибирской природой. В оформлении зала все цвета взяты из окружающего нас мира. Когда стоишь на берегу Красноярского моря, там тот же цвет — серебристый снег, голубоватый лёд, прозрачное небо. В нашем зале только зелёной хвои не хватает, а так — и кора деревьев, и камень скалистых берегов — цвет Столбов. Потолок — слегка перламутр, как иней. Но если бы были только холодные цвета — мы бы замёрзли. Поэтому — оранжевые кресла, тёплый свет…»

Коммерческий директор фирмы-исполнителя Гюльнара ГАФУРОВА подтверждает: у нас очень органичный, современный, по-театральному тёплый зал с великолепными мягкими креслами, в которых так уютно. Но именно из-за теплоты зала сцена должна быть… холодная. В нашем случае получилось — просто лёд.

Гюльнара лично приехала наблюдать, как эксклюзивный занавес впишется в предназначенное ему пространство, и рассказала об уникальности проделанной работы.

— Занавес выполнен по многослойной технике. Это достаточно сложное изделие, мне известно, что по данной технологии в России подобный делался только для новой сцены Мариинского театра. Теперь у вас — второй. Занавес выполнен из нескольких слоёв — вуаль, сетка, бархат и подклад. Используется фотопечать, но она не видна в готовом занавесе и сверху полностью покрыта специальной краской. Краска также нанесена на нижние слои, благодаря чему создаётся эффект 3D. Выполненный в такой технике занавес может выглядеть по-разному, в зависимости от того, какое и как используется сценическое освещение выносного софита. Здесь будет важна работа режиссёра и художника по свету. Условно говоря, можно получить не один занавес, а несколько с помощью подсветки. Кстати, образ льда — не единственный, у кого-то композиция вызывает ассоциации с космосом.

Если бы у нас была возможность рассмотреть занавес под лупой, то мы бы увидели, что каждый сантиметр вуали расписан вручную. Полотно состоит из полутораметровых полос, сшитых так мастерски, что визуально это незаметно. Затем все слои простёганы вместе (наподобие одеяла), и в этом тоже мастерство — чтобы не перетянуть, создать единое целое.

Свои рекомендации по исполнению занавеса давал известный сценограф и художник Вячеслав ОКУНЕВ. Именно он посоветовал использовать вместо чёрного синий бархат и порекомендовал вкрапление «кристаллов», которые создают блики, когда свет падает под определённым углом. Они вшиты внутри, под вуалью, закрыты живописью; эту замаскированную тайну ещё надо прочитать.

Зал на 684 места

Зал на 684 места

Кстати, несмотря на то что образное решение — лёд — было найдено практически сразу, потребовалось пройти определённый путь, чтобы сделать окончательный выбор. За фотографиями льда в том числе обращались в специальный банк, печатали пробники на ткани. Рассмотрели десяток вариантов, наконец, выбрали три финишных и изготовили полноценные макеты. Последний, финальный, макет оказался очень удачным и его утвердили.

— Работать над вашим занавесом было и сложно, и просто, — признаётся Гюльнара Гафурова. — Видимо, сама энергетика зала, людей, которые выступали в роли заказчиков, настолько не перегружена, что на этапе выбора и согласования всё складывалось достаточно легко. Как водится, без трудностей и «сюрпризов» не обошлось, но всё было преодолено, и результат достигнут. В ваш занавес, кроме материалов и работы людей, вложена ещё, как мне кажется, душа.


Справка

Занавес состоит из двух полотен. Размер одной части — 9,2 (ширина) на 8,6 (высота) метров. Ткани подобраны трудновоспламеняемые. В росписи использованы специаль­ные cценические декорационные краски — стойкие, не выгорающие. Общий вес изделия — порядка 250 кг (это не так много; в саратовском ТЮЗе, например, занавес весит почти тонну). Изделие не подлежит химчистке, отпариванию. Прослужит 10-15 лет. Над ним в течение полутора месяцев трудились 15 специалистов (дизайнеры, технологи, художник, мастера-печатники, швеи и др.), не считая подсобных рабочих.

Соб. инф.