Твой разворот

Когда магистрант ИФиЯК Константин СТАРОСТИН предложил редакции УЖ новый эксперимент, никто и не думал, что в итоге получится отдельный газетный плацдарм. «Твой разворот» — серия разворотов, на которых будут представлены материалы студентов-журналистов, желающих попробовать себя в настоящем деле.

Каждый выпуск проекта будет посвящён определённой социальной проблеме, на которую мы предложим взглянуть трём разным авторам. Их тексты (без особой редакционной правки) отправятся прямиком к эксперту — известному журналисту города/страны, который оценит статьи профессиональным взглядом. Все рецензии также будут опубликованы. Поэтому учиться репортажной журналистике смогут не только студенты, принявшие участие в эксперименте, но и те, кто просто прочитает сначала текст, а уже затем — его экспертную оценку.

Сегодняшний разворот-проект посвящён студентам-инвалидам – людям, которых ежедневно мы видим в университете и про жизнь которых не знаем ничего. Три журналиста с разным профессиональным опытом выясняли, насколько сложно инвалидам учиться в университете, с какими проблемами они сталкиваются ежедневно, чем мотивируют себя и откуда берут силы на то, чтобы не сдаваться.

Тексты:
Лёша ЕЛИСТРАТОВ (1 курс), Юлия СТАСИШИНА (4 курс), Константин СТАРОСТИН (2 курс магистратуры)

Фото: Анна ОМЫШЕВА, а также из личных архивов героев

О чём не скажут на тренингах

Социальные сети пестрят всевозможными объявлениями о тренингах, на которых раскрываются секреты успеха. Ведут их, как правило, медийные личности. Говорят они (как мне кажется) об одном и том же: простые истины, которые и так известны. Я же в поисках мотивации отправилась по совершенно иному пути.

У Кристины КОВАЛЁВОЙ — ДЦП. Для меня как для человека, никогда не сталкивающегося с такими недугами, до встречи с Кристиной оставалось загадкой, как такие люди находят в себе силы учиться, радоваться, строить планы на будущее. Я бы, наверно, без сильной надобности даже из комнаты не выходила. Что мотивирует Кристину и таких, как она? Надежда, вера в себя, поддержка со стороны окружающих? С этими вопросами я и шла к девушке.

Учёба

Встретились мы в университете. Кристину невозможно не заметить: красивая блондинка с милой улыбкой и большими голубыми глазами. В первые секунды чувствую неловкость и даже немного вину: я-то здорова. Не знаю, нужна ли ей помощь, нет идей, с чего начать разговор. Её тёплый взгляд успокаивает меня.

Кристина учится на последнем курсе Торгово-экономического института на бухгалтера.

— Я горжусь, что здесь учусь. Даже не знаю, куда бы я поступила, если бы не сюда, — в интонации, во взгляде, в жестах — во всём проявляется эта гордость за себя: смогла, поступила.

В том, что учёба в университете действительно воодушевляет Кристину, сомневаться не приходится: она буквально загорается, когда говорит об этом. Девушка рассказывает, что особых трудностей при адаптации к университету у неё не возникло.

— В первое время было тяжело, но ведь это всегда так: пока освоишься, пока привыкнешь. Но и в школе, и в университете меня всегда поддерживали, помогали.

Как оказалось, Кристина, как и я сама, немного социофоб. Хотя, глядя на неё, этого и не скажешь. Держится со мной она очень уверенно и открыто.

— Я не люблю большого скопления людей. Общественные места для меня — это страшно так, что мама дорогая! Здесь же студенты такие безбашенные, ветер в голове. Мне с трудом даётся, например, перед аудиторией выступать, — смеётся Кристина.

Даже для меня, кого профессия обязывает уверенно держаться на публике, иногда тяжело преодолеть страх перед выступлениями. Что уж говорить о девушке, которая из-за своего заболевания с детства вынуждена сталкиваться с повышенным вниманием к себе.

Творчество

— В дальнейшем я планирую продолжить обучение в магистратуре. Хочу поступить на менеджмент — и разобраться в себе, найти то, что бы мне действительно понравилось. Я вообще творческий человек. А здесь же математика одна, цифры…А я литературу люблю, театр.

Все, кто любит литературу, для меня, студентки журфака, уже не чужие люди. Кристина, как и я, любимое произведение может перечитывать несколько раз: «Бывает такое, что себя находишь в произведении и будто проживаешь с героем жизнь».

У Кристины очень красивая, правильная речь и приятный голос. «Ей бы на радио работать», — думаю я. Странно, почему девушка выбрала тогда такую далёкую от литературы профессию бухгалтера.

— Просто мне нужна сидячая работа. А вообще я рисовать люблю. Сейчас завязала с этим, времени нет, а в будущем, конечно, хотела бы вернуться к этому своему увлечению. Может, если получится, в рекламную сферу пойду, как раньше хотела.

Путешествия

Кристина родилась и выросла в Красноярске. Однако хотела бы жить в небольшом городке с красивой природой.

— Я не ощущаю, что это мой город, что мне здесь комфортно. Мне путешествовать нравится. Летом, как получу диплом, хочу уехать на месяц куда-нибудь. У меня много знакомых в Омске, Томске, Новосибирске. Может, к ним поеду. Я такой человек — люблю разнообразие. Если посадить на одно место, меня это убьёт, — делится Кристина.

Настолько мне это близко и знакомо, что удивляюсь, как мы не были знакомы раньше.

— Ещё языки люблю очень. Сейчас занимаюсь английским усиленно. В будущем, может, работу удастся найти за границей. А так французский очень хочу выучить. Почему именно французский? Не знаю. Бывает такое: услышал, и как-то потянуло к нему сразу, понравилось.

У меня самой мой роман с испанским именно так и произошёл; настоящая любовь не поддаётся объяснению.

— Мне постоянно хочется чего-нибудь нового. Раньше увлекалась культурой Японии. Даже хотела язык изучать. Но подумала, что не смогу. А вот съездить туда, окунуться в их образ жизни, познакомиться с традициями, попробовать их кухню очень хочется. Сейчас учёба меня держит. А там, может, уеду куда-нибудь.

Спорт

Как любой девушке, Кристине хочется хорошо выглядеть. У неё красивая подтянутая фигура. Занятия спортом помогают ей ещё сильнее закалить свой характер. Казалось бы, куда сильней.

— Болезнь у меня проявляется сейчас только в походке. В целом я не ощущаю своего недостатка. Я хожу в бассейн, тренажёрный зал. Главное не дома сидеть — булочки кушать, а заниматься, следить за собой. Занимаюсь конным спортом. Во-первых, это полезно при моём заболевании, а во-вторых, мне нравится общение с лошадьми.

Как оказалось, даже в тренажёрку мы ходим в одну и ту же. Это точно «мой» человек.

***

Когда я проанализировала, что мотивирует Кристину не зацикливаться на своём недуге, принять себя такой, какая есть, то пришла к выводу, что желания, чувства, мечты зависят не от физического состояния — они порождаются характером. Мотивация — это то, что окружает тебя каждый день, то, что приносит тебе удовольствие быть собой.

Вечером после нашей встречи она мне написала сообщение, что хотела бы продолжить общаться, просто так, без записи. Кажется, у меня теперь есть напарница по спортзалу.

Юлия СТАСИШИНА

Непреступные грани общения

Однажды, на занятии по теории и практике эффективного речевого общения преподаватель ИФиЯК Алевтина Николаевна СПЕРАНСКАЯ спросила, как часто мы общаемся с инвалидами. И была одна фраза, которая меня зацепила: «Видели бы вы свои лица при виде инвалидов…». В этой фразе я сразу узнал себя. И думаю, не я один.

В тот день я серьёзно задумался. С людьми, имеющими инвалидность, я сталкивался один, может, два раза, — кажется, они просили оказать им помощь. А проходя мимо, я прячу рассеянность и стеснение, я боюсь. Это стыдно признавать, ведь я собираюсь стать журналистом. Волей судьбы мне подвернулся случай перешагнуть через это препятствие и наконец открыть не ведомую до этого коммуникацию. Моим героем стала студентка 4 курса отделения иностранных языков, англо-китайского направления Мария ФОКИНА, с рождения передвигающаяся с помощью инвалидной коляски.

Мы свободны. Только люди об этом забывают

Мы сидели возле магазинчика U-store в Пирамиде. Длинные, вьющиеся русые волосы спускались на махровый палантин светло-серого цвета. Глядя на Марию, чувствуешь её особую энергетику: «человек Солнца». От таких людей веет добром и светом.

— Мария…— начинаю я.

— Нет-нет, просто Маша. Всё-таки я не такая старая, да и полное имя напоминает мне время, когда я проходила практику в школе, тогда старшеклассники называли меня Марией Васильевной, хотя я сама два года как выпустилась. Это было настолько дико, что с тех пор с трудом переношу полное имя, смерть ушам. Просто Маша. Это сближает людей, сокращает дистанцию и настраивает на дружеский лад.

Мимо стремительно то в одну, то в другую сторону проходили толпы студентов и преподавателей, обращая внимание на стоящую подле нас чёрную коляску с красным рюкзаком, висящим на спинке. А тем временем Маша рассказывает о себе.

— Языки стала изучать сразу после начальной школы. Моя старшая сестра увлекалась творчеством Scooter и занималась любительским переводом песен. Мне хотелось понимать не хуже, чем она. Ещё мне хотелось коснуться грани другой культуры, познать другое мышление, другое видение мира. Тогда я и решила, кем хочу быть, хотя все надо мной смеялись, мол, кто в таком возрасте знает, кем он хочет быть. А я знала.

После школы она пошла в колледж и получила профессию преподавателя английского языка, но на этом останавливаться не собиралась и вопреки протестам матери поехала поступать в СФУ.

Маше доставляет удовольствие написание стихов и рассказов, поэтические переводы. Недавно она заняла второе место в конкурсе поэтических переводов СФУ. Живое общение, прогулки на свежем воздухе, чтение литературы вдохновляют её.

— Поэзией начала заниматься ещё в 5 классе, именно тогда я выиграла свой первый конкурс и получила денежный приз. С тех пор и пишу. Здесь даже пыталась влиться в поэтическую тусовку, но что-то как-то не пошло.

«Я желаю счастья всякой двери, закрывшейся за мной» (Б. Гребенщиков)

— Недавно я посетила концерт Б. ГРЕБЕНЩИКОВА и группы «Аквариум». Всё-таки не зря они 45 лет поют вместе… Энергетика у него потрясающая.

Вопрос о том, какие у неё отношения с одногруппниками, вызвал непродолжительную паузу, после которой Маша с улыбкой на лице, уводя в сторону взгляд, ответила: «Ну, я могу сказать, что коммуникация налажена… С кем-то общаюсь, с кем-то нет. Это нормально. Иногда ты среди них чужой, потому что у тебя другие интересы, иногда — потому что ты два года откатала на стажировках в Китае, и теперь у тебя совершенно другое мировоззрение, а иногда…»

После этого мы отправились к Маше в общежитие. Она заранее предупреждала, что это будет нелёгкое путешествие, и что я не подозреваю, на какие трудности подписываюсь. Я попросил охранников открыть нам заднюю дверь — это, кажется, единственный удобный выход для «колясочника». Охранник, человек уже с седой головой и очень добрыми глазами, спросил у Маши, привезу ли я её обратно. Мне показалось, что вот с ним коммуникация у Маши налажена очень хорошо.

Мы оказались на улице и тут же оценили все метеорологические прелести расположения кампуса. Сильный ветер подхватил нас, и мы отправились по дороге с глубокой снежной колеёй, местами перемежающейся выбоинами и трещинами.

Это, конечно, тяжёлое испытание — такое каждодневное восхождение и спуск во благо знаний. Но ещё большее испытание — видеть те самые лица. Лица рассеянности, стеснения и боязни. Управляя коляской, я словно увидел себя в зеркале.

Спускаясь вниз по склону, Маша попросила меня в газете поблагодарить всех людей, которые когда-либо помогали ей на этом сложном пути.

— На самом деле не всегда всё так весело и радужно, как я пытаюсь представить. Иногда складывались ситуации, когда люди спасали мне жизнь. Это ведь зима, снег. Очень тяжёлая проходимость. Конечно, коляска достаточно лёгкая, да и я утяжелять её не собираюсь. Полнеть ради этого точно не стоит, — засмеявшись, закончила свою фразу Маша.

«Боящийся несовершенен в любви» (1 Иоанна 4:18)

— Верю в добро, верю в людей, верю в Бога, притом неважно, как его назовут. Не причисляю себя ни к какой из конфессий, но активно интересуюсь даосизмом, в православных церквях тоже бываю.

Мы добрались до общежития, Маша поздоровалась с женщинами на пропускном пункте и попросила пропустить меня, на что одна из вахтёров ответила: «Маша, только давай не как в прошлый раз…». Видимо, Мария способна заговорить собеседника допоздна. И ещё эта женщина начала отчитывать Машу за отсутствие шапки.

— Ты чего без головёшки, на улице зима ведь.

А Маша своим звонким голосом: «Зачем мне шапка, у меня вон сколько своей шевелюры».

— Ух, храбрый заяц!

Мы шли по длинному коридору общежития, мимо магазина, который находится в 30 метрах от Машиной квартиры.

— Живу я неплохо, в этом плане СФУ постарался, тут комфортно, очень даже.

Находящаяся под углом раковина, мотивационный плакат на холодильнике и фотография на столе, на которой изображена Маша в компании людей разных этносов.

— Это наша группа в Китае, самая дружная. Впервые я лепила снеговика в Китае, вот такая вот сибирячка в 23 года. Белоруссия, Россия, Узбекистан, Казахстан, ещё какой-то там «стан» и одна кореяночка. Мы до сих пор поддерживаем отношения.

Пройдя в комнату, которую можно с уверенностью назвать «типичной студенческой», с множеством книг, тетрадей и учебников, с компьютером, принтером и другими вещами, я увидел, что большая часть полок книжного шкафа пустует, Маша сказала, что уже перевезла часть книг домой, ведь учиться осталось полгода.

Замечаю среди оставшихся яркую книгу с надписью «Snuff» — ПЕЛЕВИН.

— Вопреки всеобщим восхвалениям «Generation P» далеко не самая лучшая. Вот «Snuff» лучше, хотите взять почитать?

Я взял книгу и, не успев её раскрыть, услышал: «Эта книга с историей, откройте». Открыл и увидел, что она надписана: «Брату Зауру с теплом от Яши :)». И рядом: «Маше, неизвестно ещё какой для меня, но от души. От Заура».

— Заур чеченец, мы познакомились с ним в поезде Иркутск-Красноярск. Он ехал в Москву к Патриарху по каким-то важным делам о сохранении древнего сооружения. У него взорвали дом во время войны в Чечне, сейчас он дружит с буддистами и даосами, хотя сам убеждённый мусульманин. Он прошёл путь в Иерусалим пешком, без паспорта как паломник. Очень интересный человек, рада, что судьба свела нас в том поезде.

* * *

А я рад, что судьба свела меня с Марией, она открыла для меня новую грань общения, которую раньше я боялся переступить. Очевидно, что мир мой изменился. Правда, что с этим делать, я пока не понял.

Лёша ЕЛИСТРАТОВ

Модель вопреки


Студентке ТЭИ Василине ИГНАТЬЕВОЙ я предложил самой выбрать место встречи. Девушка предложила увидеться у фонтана с журавлями, рядом с городским кафе: «Только вам потом придётся проводить меня». В этот момент я понял, что меня ждёт встреча в первую очередь
с девушкой, а уже потом с инвалидом.

Сила слова

Я знал, что Василина разговаривает с трудом; у девушки ДЦП. Встречу мы обсуждали по переписке.

— Вы как будете выглядеть? — спросила она.

— Зайду в ушанке. А вы?

— В белом пуховике.

Я пришёл чуть пораньше, ждал на улице. Внимательно смотрел на всех, кто заходит в кафе. У некоторых даже спрашивал имена, чтобы не пропустить Василину. А в назначенное время пришла СМС-ка: «Я уже тут». В ответ написал: «Стою у входа». Через минуту из кафе выбежала девушка в белом пуховике. Когда она заходила, я даже и не подумал, что это моя героиня. Стильная укладка, макияж и небольшой клатч в руке.

Мы прошли в кафе. Предложил присесть за столик в самом углу, где не было посетителей — подумал, вдруг девушке будет неловко общаться при посторонних.

— Держи, — Василина протянула мне лист в файле. На нём — напечатанная биография. Пробегаю глазами: родилась в 1993 году в Красноярске, закончила курсы английского языка для начинающих, информатику в проектах и задачах, компьютерную графику, работала в трудовом отряде для подростков с ограниченными возможностями, получила Пимашковскую премию за написанную книгу, занимается танцами — контемпорари, училась в модельной школе. Целый лист достижений. Мелким шрифтом.

— Расскажи, на кого учишься сейчас?

— Заканчиваю ТЭИ, буду бухгалтером. Сейчас есть сложности — не знаю, куда идти дальше, кем работать, — отвечает Василина. Когда не может выговорить какое-либо слово, достаёт телефон и пишет его. Писать тоже проблематично. На выручку приходит Т9 (автозамена).

— Почему именно ТЭИ?

— Потому что только там были специальные группы для таких людей, как я. Нас сначала было 14 человек, а сейчас всего 7. Но даже в университете мне не хватает общения, не с кем поговорить. А дома общаюсь с мамой и друзьями. Мне тяжело говорить, но я не могу без этого.

Василине сложно даются некоторые слова. Она несколько раз начинает заново. Прямо над столиком, за которым сидим мы, громко работает плазма. Крутят клип группы «ЛЕНИНГРАД». Речь сливается со словами песни «Экспонат» и становится совсем неразборчивой. Я предлагаю прогуляться.

Как только мы выходим из кафе, девушка улыбается и просит, чтобы я взял её за руку:

— Так спокойнее.

На каблуках

— Я сначала в магазины с записками ходила, там думали, что я глухонемая, смотрели косо, — я уже начинаю хорошо разбирать речь девушки. — А со временем перестала стесняться и начала разговаривать с продавцами. Потому что важно быть самостоятельной. Я начала это делать с 16-ти лет, надоело ощущать на себе сочувствие. Сейчас стараюсь обходиться без телефона. И говорю уже со всеми. И не обращаю внимания на взгляды в мою сторону. Иду гордо везде и всегда. Что-нибудь нужно — я сразу говорю!

На самом деле Василина смущается часто. Например, когда я предложил проводить её до дома. Когда спрашивал про любимого питомца. Когда искал её в социальных сетях, чтобы добавить в друзья и продолжить интервью в Интернете.

Когда попросил о фотосессии для этого материала, девушка сказала: «Вы сначала мои фотографии посмотрите, вдруг подойдут». Посмотрел. Это были профессиональные снимки настоящей модели. В разных позах, костюмах и макияже.

— В школе моделей мне было сложно смотреть на девушек, которые легко ходят на каблуках. А я ведь ни разу не надевала их! Хотя об этом мечтала.

Мечта исполнилась на первом показе — Василина купила себе каблуки 6,5 сантиметров. В тот момент девушка занималась с индивидуальным тренером по дефиле, он исправлял ошибки при ходьбе, помогал готовиться к выступлению.

Принять себя и не стесняться — к этому Василина пришла сама. Поэтому записалась в школу моделей, продолжает часто общаться с журналистами, публикует своё творчество и участвует в разных проектах. Не все это понимают. Некоторые одногруппники смотрят с удивлением.

— Даже бойкоты мне иногда устраивают. А мне всё равно! Я — бойкая! Всегда найду с кем общаться, потому что по-настоящему хочу этого.

Василина скинула мне свои статьи, некоторые из них публиковались в «Городских новостях».

«Жизнь дарит что-то и моментально забирает. Она уничтожает всё и возвращает вновь. И она никогда не спросит у тебя разрешения: можно ли сейчас это сделать как-то иначе? И она никогда не пожалеет тебя, когда ты будешь мучиться от душевной боли. Нет, она не бесчувственна и не жестока. Она лишь то, что делает нас сильнее».

Я дочитал и ответил СМС-кой: «Спасибо за всё!».

Василина промолчала.

Константин СТАРОСТИН
Попробовать свои силы в репортажном творчестве, аналитике может каждый желающий студент-журналист. Для этого необходимо добавиться в друзья к куратору проекта Константину Старостину Вконтакте vk.com/starkostik. В заявочном сообщении указать: «Твой разворот».

Пишите. Просто пишите

Тексты студентов-журналистов рецензирует Илья СУРАЕВ

ДОСЬЕ

Директор по развитию медиагруппы «Прима» (в которую входят телеканалы «Прима» и «12 канал для мужчин и умных женщин», «Авторитетное радио»), автор фестиваля «Зелёный», ярмарки «Белая», куратор сайта для оптимистов «Город Прима».

Окончил факультет филологии и журналистики КГУ в 2005 году. Умудрился поработать и пресс-секретарём завода холодильников, и папарацци в жёлтой прессе, и редактором глянцевого журнала, и вольным блогером. Последние 9 лет в медиагруппе «Прима» успел побывать и главным редактором программы «Детали», и руководителем «Новостей Прима». На данный момент занимается поиском новых форм работы СМИ в внеэфирных форматах и развитием бренда «Прима» в сети.

Когда меня просят поучаствовать в оценке каких-то текстов или журналистских проектов, это всегда стресс. Я честно называю вещи, которые мне не нравятся, и это жутко обижает авторов этих самых текстов и журналистских проектов. Пришёл, мол, какой-то выскочка бородатый и разнёс их работу. Потом я жалею о сказанном, высыпаю на себя вагон пепла, извиняюсь, что был резок в оценках…

Прочитал только что тексты ребят из СФУ, и камень с души упал! Брызгать слюной и после извиняться не придётся! Работы хорошие. Местами очень хорошие.

Но так как внутреннего критика не вытравить, то попытаюсь сформулировать некоторые замечания в форме трёх советов.

>> Когда к нам в редакцию приходят стажёры, я первым делом говорю им: «Убейте в себе журналиста!». Что это значит? Человек, который считает, что он пришёл в профессию «глаголом жечь сердца людей», нести какую-то высокую миссию и заниматься творчеством ради творчества, просто не выдержит технологии работы в большом СМИ. Всё проще: надо уметь переводить разговорный язык в письменный и любить рассказывать истории. Что меня порадовало во всех трёх текстах — мне рассказали три истории. Но вирус «журналистики ради журналистики» всё же поселился в представленных текстах. Например, я нежно люблю Бориса Борисовича Гребенщикова, но цитата в одном из текстов — это красота ради красоты. Как и неуместные, на мой вкус, строчки из «Нового завета». Ребята, будьте проще! Экономьте время ваших читателей! Кого вы пытаетесь удивить «красивостями» в ваших материалах? Описание внешности героини хорошая идея? Нет. Для этого нужна просто фотография, а не лишний абзац текста.

>> Делайте тексты проще, лаконичнее. Чем меньше у вас пустых прилагательных, тем лучше («тёплый взгляд», «небольшой клатч» и так далее…). Будьте осторожны с любыми эмоционально-выразительными средствами языка. В 99% случаев они превращаются просто в журналистские клише. Больше фактов (во всех трёх текстах мне показалось маловато фактажа). Думайте над тем, как работают в ваших текстах детали. Упоминание песни группы «Ленинград» в одном из текстов помогло нам понять героиню? Максимально чётко обозначило локацию, на которой происходит интервью? Сомневаюсь. Кстати, в своё время Раиса Терентьевна САКОВА читала нам прекрасную лекцию о силе детали в художественном тексте.

>> Ваши материалы должны быть мультиформатными. Писать текст в чистом жанре интервью или исключительно репортажа — архаизм (хотя, возможно, вам будут давать такие задания, я не знаю). Журналист в 2016 году — это не просто автор, который сдаёт редактору голый текст. Изначально надо думать, как иллюстративный материал и инструменты вёрстки помогут вам раскрыть тему.

Все три автора воспользовались классическими скелетообразующими приёмами — заголовочный комплекс, разбивка текста на части, пара выносок на поля. И всё! Кто мешает вставлять в тело материала СМС-переписки, опросы одногруппников, список книг на полке у героини, эмоциональный монолог на отдельной плашке, распорядок дня? Синтез жанров в рамках одного материала — это не просто постмодернизм и дань моде. Это замечательный инструментарий, работающий на основную идею материала, если воспользоваться им с умом.

На прощание самый главный совет от меня: забудьте все советы, которые я дал выше. Просто пишите, делайте, ничего не бойтесь, не будьте равнодушными и задавайте свои правила игры. И у вас всё получится.