«Музыкантов пока не проверяют на мельдоний»


Пианист-виртуоз народный артист России Денис МАЦУЕВ на прошлой неделе в большом зале Красноярской краевой филармонии открывал творческий сезон. Несмотря на плотный график, музыкант согласился дать эксклюзивное интервью нашей газете.

— Денис, как вы расставляете приоритеты и чем не поступились бы никогда ни ради какой выгоды?

— Для меня самое главное — человеческие отношения и человеческая доброта. И я никогда в жизни не пойду на какие-то вещи, не связанные со словом «сибиряк», ведь меня с детства родители воспитывали: не обижай и помогай. Поэтому отдавать я люблю больше, чем получать.

— Вы очень много гастролируете по России, а могли бы, наверное, большие гонорары получать где-то за границей… Зачем вам это?

— Если ты думаешь только о гонораре, то тогда лучше вообще на сцену не выходить. Понятно, что ты должен получать за свою работу какое-то вознаграждение, но для меня деньги в первую очередь возможность помогать другим. Поэтому в сезоне даю огромное количество благотворительных концертов, абсолютно бесплатных, либо сбор от выступлений перечисляю на нужды талантливых детей, на помощь кому-то с операцией и т.д. Не хотел бы о таком распространяться — это должно быть внутри тебя.

И ещё: когда я выступаю в России — получаю то, что, может быть, на Западе получить не смогу.

Фото Никиты Ларионова

Фото Никиты Ларионова

Я имею в виду степень ответственности. Потому что эта публика знает и помнит меня ещё совсем юным. Понимаю, что большинство интеллигенции живёт не в самых лучших условиях, поэтому и приезжаю обязательно как минимум в 40 городов нашей страны в год. И гастролирую по стране не только ради концертов: мы отыскиваем в регионах талантливых детей, чтобы пополнить большую музыкальную семью (проект «Новые имена — регионам России» — прим. автора). Впоследствии следим за этими звёздочками, помогаем им, потому что это они — наше достояние, наше будущее, а вовсе не полезные ископаемые.

— Что вы думаете о состоянии культуры вообще и русской в частности?

— О России в позитивном ключе судят в основном через призму культуры: через литературу, живопись, музыку, театр. Бессмертные произведения ДОСТОЕВСКОГО, ПУШКИНА, РАХМАНИНОВА, ЧАЙКОВСКОГО — это наша гордость. У нас много происходит позитивного в культуре в последнее время, но тем не менее считаю, этого недостаточно, потому что основной акцент надо делать на регионы, в которых уникальная культура и живут потрясающе культурные люди, которых нужно одухотворять. Молодое поколение хотелось бы приучить ходить на концерты, выставки, читать литературу.

Мечтаю, чтобы в общеобразовательных школах вместе с цифрой и буквой была нота.

Сейчас я заряжен идеей — каким-то образом донести до людей, принимающих решения об образовательных стандартах, что музыку нужно преподавать наравне с математикой, литературой, русским языком — но не просто как что-то дополнительное или раздражающее детей. Нужен специальный доступный курс музыки, что очень важно, потому что музыка расширяет кругозор ребёнка, она необходима любому, независимо от того, будет он потом музыкантом или нет.

Самое главное, за последние 15-20 лет во многих городах России, в том числе и в Красноярске, родилась новая публика, которая приучена ходить на концерты классической музыки. Такого нет ни в Вене, ни в Париже, ни в Нью-Йорке, ни в Лондоне. Это наша гордость, безусловно. Причём это широкая публика, а не только музыканты или студенты музыкальных учебных заведений. Приходят в концертные залы люди, не имеющие вообще никакого отношения к музыке. Не скрою, я тоже приложил к этому большие усилия и не собираюсь на этом останавливаться.

— Западные политики уже не один десяток лет всему миру пытаются представить Россию, как агрессора... Чувствуете ли вы настороженное отношение публики к себе во время зарубежных гастролей? Музыка ведь часто является заложницей политики…

— Я думаю, мы, музыканты — счастливые люди, потому что обладаем самым гениальным языком, не требующим перевода. Талант и музыка не имеют национальности. Я играю 250 концертов в год от Америки до Японии. Например, завтра вечером уже буду исполнять Второй концерт ПРОКОФЬЕВА в Вене, и не важно, кто сидит в зале — Папа Римский, президенты или инженеры, врачи, учителя. Я выкладываюсь всегда одинаково. Музыка в данной ситуации является удивительным терапевтом. На фоне всех негативных новостей, которые льются из западных СМИ, концертный зал — это тот оазис, где человек может отвлечься, а публика зарядиться и вылечиться. Это редчайший эффект для всех! Заполненный зал Карнеги-холл: люди слушают Рахманинова, СТРАВИНСКОГО, Прокофьева и не думают, из какой страны музыкант и какие у него политические пристрастия.

Правда, до спорта уже добрались, пытаются и в сферу культуры привнести политику, но хотя бы на допинг нас ещё не проверяют... В последнее время родилась такая шутка: «Что-то Мацуев с ГЕРГИЕВЫМ играют очень много концертов, по 300 в год. Надо их на мельдоний проверить!» (смеётся). Думаю, что в конце концов всё успокоится. Помню, я и знаменитый дирижёр Зубин Мета выступали в Израиле; слушали нас и евреи, и арабы. То есть концертный зал — это место, где все замолкают, когда нет претензий друг к другу именно на те два часа, пока звучит классическая музыка. Это дорогого стоит. Хотя, с другой стороны, там тоже есть политика, потому что израильский оркестр никогда не станет играть ВАГНЕРА, ведь ещё живы люди, которые помнят, с чем ассоциируется имя композитора...

— Читателями нашей газеты будут студенты СФУ, что бы вы им хотели пожелать?

— Всегда очень тяжело сознавать, что люди молодые, умные, образованные уезжают за рубеж. Главное молодому поколению понимать, что Россия — это великая страна с богатой историей. Я бы сказал, страна с несчастной историей — потому что очень сложно представить, когда здесь было хорошо. Но у нас есть шанс не уезжать отсюда, а сделать эту страну лучше. Я вот вынужден гастролировать, но если б была моя воля, то жил бы в Иркутске, на Байкале. Считаю, что задача номер один на государственном уровне — создать достойные условия в регионах. Мой родной Иркутск и Красноярск — это же кладезь природных богатств, так почему нельзя сделать так, чтобы люди здесь жили достойно?

— Знаете ли вы английский и могли бы произнести свою любимую фразу?

— Я всегда говорю: Everything gonna be alright! Это мой девиз. Вот и сейчас готов повторить: Всё будет хорошо!

Вера КИРИЧЕНКО