Учиться, учиться и учиться. У китайцев.

Этим летом я был участником международной школы в Пекине. Признаюсь, не сразу решился ехать, так как поездка в большей степени была самостоятельной: я первый раз в жизни лично оформлял визу, покупал билет на самолёт, ориентировался в одном из крупнейших городов мира. Всего от СФУ нас было трое: я, Илья РУМЯНЦЕВ и Ян ЛУКАШЕВИЧ, все студенты ИСИ. С нами не было ни руководителей, ни переводчиков, а только телефон с картой и надежда на то, что нас встретят студенты-волонтёры из Китая.

Артём

Артём

Мы прилетели ночью. Нас встретил гигантский, похожий на маленький город, аэропорт. Я ожидал увидеть огромные мониторы, километровые очереди и кучи бегающих людей, но аэропорт был практически пустой, так что мы полностью прониклись его масштабами. Всё новое, любопытное, но в голове всё равно одна мысль: «Хоть бы нас встретили, и мы поняли друг друга…».

Открытие

Связаться с китайскими студентами оказалось непросто, так как сотовая сеть у нас не работала, а wi-fi был очень нестабильным. Но спустя несколько часов мы всё-таки нашли друг друга, нас посадили в автобус, и мы отправились к нашему месту назначения: на территорию университета Beihang. Нам выдали брошюры с полезной информацией, футболки и бейджики, а затем заселили в отдельную гостиницу для иностранных гостей, которая выглядела не как общежитие, а как четырёхзвёздочный отель.

На церемонии открытия стали понятны масштабы летней школы: более 300 участников, абсолютно из разных уголков мира. Всё началось с концерта, который организовали китайские студенты, в их репертуаре были народные песни разных стран на китайском языке. До мурашек приятно было слышать нашу песню: «Ой, рябина кудрявая».

В конце всех участников разделили на 4 группы, и к каждой назначили 5 студентов из Китая, это были волонтёры, которые помогали нам по всем возникающим вопросам.

Университет Beihang

Глядя на карту университета, можно подумать, что площадь его небольшая, но это мнение обманчиво. Размеры зданий, кварталов, дорог, спортивных площадок в разы больше, чем в Красноярске. Из-за непривычного масштаба карт поначалу мы затрачивали примерно в 3 раза больше времени, чем планировали. Если говорить о цифрах, в университете Beihang учится более 30 тысяч студентов и около 2 тысяч иностранных. Университет ведёт подготовку по 189 программам, из них 61 студенческая и 128 аспирантских. На территории университета есть свой парк с озером, музеи, библиотеки, всевозможные спортивные площадки и бассейн, магазины, прачечные, почта, банк, общежития и множество корпусов. Здание столовой имеет 5 этажей и размером примерно с наш новый Конгресс-холл СФУ. Так как площадь университета достаточно большая, организован прокат велосипедов, причём взять и отдать его можно в разных местах, а для отслеживания велосипедов нужно установить программу на телефон.

Кампус

Кампус

Главный учебный корпус похож на наш главный корпус с колодцами на Свободном, 79, только китайский в несколько раз больше и современнее. Интересная особенность: на каждом этаже можно набрать питьевую воду разной температуры. Сразу хочу сказать, что, по моему мнению, Восточная Азия — одно из самых сложных для европейского человека пространств в плане навигации, языка и еды; но внутри этого корпуса я чувствовал себя как рыба в воде и находил нужные мне аудитории с первого раза благодаря указателям. Сейчас я учусь на 5 курсе в СФУ, но до сих пор не всё легко могу найти в родном вузе. И каждый день вижу, как кто-то ищет кабинет. Каждый год у нас увеличивается набор иностранных студентов, и указатели становятся необходимостью.

Обучение

Школы для иностранных студентов университет проводит с 2014 г. В этот раз было приглашено много преподавателей из разных вузов мира, и в результате каждый мог выбрать до трёх курсов из 58. Практически каждый мог найти интересную для себя тему, будь она инженерная или гуманитарная. Что касается меня, то я выбрал электромагнитную совместимость и курс о причинах разрушения материалов (похоже на сопромат).

Все занятия проходили на англо-китайском языке, но преподаватели очень старались, чтобы это был именно английский. Большая часть была для меня понятна. В конце по каждому курсу был экзамен в виде отчёта и презентация. Свои результаты экзаменов я узнаю в октябре и получу сертификат. В большинстве вузов эти курсы засчитываются как изученные предметы и идут в диплом, у нас пока такого нет.

О языковом барьере

Цифры до десяти на пальцах

Цифры до десяти на пальцах

Я уже говорил, что в Китае европейцу очень сложно, особенно без знания китайского языка. Вы не можете ничего прочитать и даже повторить название станции метро на кассе, ведь нужно правильно запомнить все интонации. В меню кафе опять же всё в иероглифах, и сама еда совершенно другая, и столовые приборы другие. А чтобы воспользоваться автобусом или прокатом велосипедов, нужна специальная транспортная карта, которую ну очень трудно достать без знания языка. Для посещения бассейнов также нужна карта, а для этого — сдать экзамен и медкомиссию. Даже цифры на пальцах они показывают по-другому. Между нами и китайцами огромный языковой барьер.

О Пекине

Это действительно огромный город, он в 50 раз больше Красноярска и в 8 раз больше Москвы. Но если посмотреть плотность населения, то она ниже московской в 4 раза и ниже Красноярской более чем в 2 раза! Эти цифры не дают мне покоя до сих пор, ведь всегда было мнение, что Китай — перенаселённая страна, а выходит, ситуация там лучше, чем у нас, по крайней мере в Пекине. За 28 дней в этом городе я ни разу не видел пробок, подобных нашим. Конечно, часто движение очень плотное, но скорость потока не снижалась ниже 20-30 км/ч. На этих широких дорогах множество многоуровневых развязок, в том числе отдельные и огороженные полосы для мопедов и велосипедов, интерактивные знаки (на фото внизу), которые показывают пробки подобно сервису «Яндекс».

Но главной особенностью, конечно, является манера вождения китайцев. Многие говорят, что там просто не существует правил, потому что на пешеходном переходе машина никогда не остановится и не пропустит человека, нужно подождать, пока накопится много людей, закончится их терпение, и тогда пешеходы побеждают и переходят дорогу.

Везде, где можно проехать и не задавить кого-нибудь, автомобили едут, и неважно, какой сигнал светофора. Поначалу от этого сходишь с ума и возмущаешься, но потом я привык и даже считаю правильным найти баланс между безопасным вождением и правилами. Например, в Красноярске ночью светофоры отключаются не все, и часто на пустой дороге ты вынужден стоять по несколько минут. Таких примеров много, но суть их в том, что от правил можно отступать, если это безопасно и не мешает окружающим. И я не хочу сказать, что там идеальное движение, просто китайцы развиваются с другого направления.

Внимания заслуживает и пекинское метро. Мне сказали, что карта метро обновляется практически каждый месяц, добавляются станции, открываются новые ветки. И здесь тоже не без особенностей: в Пекине входят в вагон по краям, а выходят в центре, и всё это одновременно. А стоимость билета зависит от дальности.

Кстати, длина сетей в Пекине в два раза больше московской, а пассажиропоток выше в 1,3 раза. Получается, загруженность московского метро сильнее.

А на поверхности город удивляет своими высотками, достопримечательностями, множеством парков и храмов. Когда я собирался в Пекин, то считал, что за две недели обойду все основные места, и потом будет скучно, а в действительности за месяц не успел посетить даже то основное, что планировал. Всё это из-за больших масштабов города: каждый день в среднем мы проходили около 15 км, а наш рекорд был почти 40 км.

К минусам города в первую очередь стоит отнести экологию. Ситуация у них похожа на ту, когда у нас горят леса, только там так почти всегда. Увидеть солнце или облака можно только пару раз в течение месяца. Сейчас государство начинает делать большие скидки на электроавтомобили, их производит и местный автопром. Кстати, увидеть машину Tesla можно так же часто, как, например, у нас Camry. Большинство велосипедов и мопедов тоже работают на электричестве.

Ещё один минус для меня как для туриста — что вход практически в любой простой парк, храм, площадь платный. После Красноярска это как минимум непривычно; у нас, например, недавно сделали свободный вход в Центральном парке.

О людях

Самое сложное для меня ответить на вопрос: какие они, китайцы? Они другие во всём — на дорогах, в культуре , в языке, в архитектуре. В целом они общительные, эмоциональные, всегда готовы помочь, хоть и на бесполезном для меня китайском. Меня порадовало отношение к русским; был случай, что у меня разрядился телефон, а нужно было срочно отправить сообщение; когда я нашёл двух англоговорящих китайцев и попросил их о помощи, они скромно согласились и начали доставать телефон. Но когда узнали, что я из России, они кардинально переменились, словно встретили друга, которого не видели год: говорили, что мы братские народы и соседи, что они очень ценят и уважают русских. Не думаю, что такая реакция была бы на людей из Европы или Америки. В магазине или в кафе европейцы для них все — ходячие кошельки, но поняв, что мы русские, везде отношение к нам меняли в лучшую сторону. Надеюсь, это было искренне.

Артём ИЗОХВАТОВ, студент ИСИ

Ян ЛУКАШЕВИЧ, магистрант ИСИ:

— Я сейчас работаю над магистерской диссертацией, она будет посвящена большепролётным управляемым пространственным деревометаллическим конструкциям. В летней школе выбрал три курса: по методу конечных элементов (это то, на чём основаны все программы, просчитывающие конструкции); по усталости металла и по экономике Китая.

Но наибольшее впечатление в этой поездке на меня произвело общение со студентами из других стран — из Австралии, Канады, Америки, Мексики… Во-первых, поразил уровень их подготовки. Например, один марокканец говорил на четырёх языках — испанском, английском, арабском и французском. Познакомился с канадцем, который знал 5 языков, в том числе русский, который с нуля самостоятельно выучил. Для них это нормально. А мы столько лет учим-учим один английский… Я, правда, довольно свободно на нём разговариваю, но не так, как иностранные студенты. В результате возникла идея не только подтянуть язык, но и защититься на английском. А вторая идея: попробовать поступить в аспирантуру в зарубежный вуз и затем, возможно, найти там работу. Я не первый раз за границей, был на Мальте, в Испании, в Китае — третий раз. Но нынче как-то увидел в этом перспективу. Ведь мы большей частью настроены на то, что здесь выучимся и здесь же будем искать работу. А почему? Мир велик!