5 признаков взрослого мужчины
Выпускник СФУ Роман ЛЕБЕДЕНКО о том, как важно уметь принимать решения и почему взрослеть нужно вовремя.


Ему 26 лет, он руководит IT-отделом в крупной компании, много работает и читает Джека ЛОНДОНА. Его история не о сказочном успехе, а о ежедневном труде и усилиях, которые понемногу дают плоды. Но, кажется, именно этого сейчас и не хватает: в эфемерных бликах красивой жизни, которыми каждый день пичкают социальные сети, катастрофически не достаёт настоящего, взрослого рассказа о становлении себя.

От семейного воспитания у Романа — любовь к чтению. Также в детстве увлёкся историей, делал серьёзные успехи в лёгкой атлетике и интересовался программированием. Компьютер появился дома в 2000 году, тогда это была ещё редкость, которую хотелось изучать и осваивать, а не просто использовать каждый день как источник игр и Интернета.

— В старших классах, не бросая школы, я пошёл в техникум на курсы программирования, получил начальное профессиональное образование. Именно программированием я ещё в 10-м классе заработал первые деньги, — рассказывает Роман.

— Поступление в СФУ прошло без проблем?

— Я выбирал между историей, профессиональным спортом и программированием, но случилось по-другому. До поступления жил в Канске, в Красноярске ориентировался плохо и просто не знал, где находится Политехнический институт. Приехал в главный корпус на Свободном, попал в приёмную комиссию матфака, там мне предложили подать заявление всё-таки у них, поставив политех как неприоритетное направление. Я подумал, что это хороший вариант, сдал вступительные экзамены и без проблем был зачислен в Институт математики.

— Матфак оказался правильным выбором?

— Учился очень тяжело, не мог совладать с математическими науками. Показательно: после первого курса в группе осталась только половина студентов. Я метался, думал перейти в ИКИТ на профильные факультеты программирования. С другой стороны, сложное обучение — это испытание, и оно уже началось, так что не хотелось сдаваться. Правда, на пересдачи ходил регулярно.

— Вы понимали, что это справедливо, или была обида на преподавателей?

— Если человек не может подтвердить свои знания, то он должен подучить ещё. Что ещё можно сказать? Это только моя вина, и моя задача исправить положение вещей, выучить и сдать. Простые правила, которым научил первый курс.

— Какой была жизнь в университете помимо учёбы?

— Я познакомился с Эдуардом ЛУКИНЫХ, Алёной ГОГОЛЕВОЙ, университетскими активистами. Мы попали в команду по организации общестуденческого праздника «Универсинале». Я много о нём слышал, он проводился впервые за год до моего поступления, и о нём до сих пор отзывались с восторгом. Так что очень хотелось сделать что-то подобное.

— Хотят многие, но часто не находят в себе смелости. Как бороться с робостью, которая мешает?

— Задать себе вопрос: что будет, если вы это не сделаете? Это как в общении с девушкой. Обычный ход мыслей: если я подойду к ней и поцелую, что будет? На этом месте страх останавливает почти всех. Проще решиться, если вы спросите: что будет, если я этого НЕ сделаю? Может быть, мы никогда не будем встречаться, не поженимся и не проживём счастливо жизнь, которая могла бы быть. Что будет, если я не подойду к своему работодателю с новым проектом? Я останусь на том же месте. Что будет, если не сделать что-то сейчас — я задаю этот вопрос всегда, когда сомневаюсь.

— Чего бы вы лишились, если б общественная жизнь университета прошла мимо?

— Огромного опыта, друзей, впечатлений. Мы много раз практически ночевали в колодцах университета, рисовали плакаты, склеивали их, репетировали сценки, ездили в разные концы города за оборудованием. Я не спал, не ел, переживал, как всё получится.

Особенно нервно было готовить площадку робототехники под Новый год. Мне нужно было привезти детей из Школы космонавтики Железногорска. В университете они разбежались кто куда, я их искал, организовывал, чтобы все поели и чтобы площадка открылась вовремя. Ребята показывали свои изобретения, которые ходили, говорили, танцевали. Всё прошло здорово, и я потом осознал, что это был вклад в будущее. Многие из школьников, приехавших тогда, поступили в университет и стали классными студентами.

— Это социальная площадка, безусловно, полезная. Но студентов в процессе организации мероприятий часто заносит: кажется, что творишь что-то грандиозное, а на самом деле получается пошловато.

— Тут я бы хотел поблагодарить Марию Николаевну НАЗАРОВУ, она тогда работала в Центре карьеры СФУ и направляла наши идеи в правильное русло. Давала советы и по текущим делам, и по жизни вообще. Конечно, студентов заносит. Например, однажды мы инсталлировали средневековую церковь, где парам предлагалось понарошку обвенчаться. Студенты были стилизованно одеты: длинные старинные платья, костюмы. Могла выйти плохая шутка с религией и чувствами, но мы, как мне кажется, нашли правильный тон, ведь всё меньше и меньше людей сегодня говорят о любви. Не слушают себя, своих ощущений, не знают, как выразить то, что на душе. С другой стороны, вовремя услышать, что тебя любят — это человеческая потребность. Мы создали атмосферу, и зазвучали сердечные признания, такие, что девушки плакали… Искренность — вот на чём была основана наша площадка.

— После университета было сложно трудо­устроиться?

— Я работал с четвёртого курса в IT-компании: сначала программистом, потом руководителем проекта. Остался после университета там, поработал пару лет, набрался опыта, потом менял места работы. Сейчас занят в крупном многопрофильном холдинге. Он занимается продажей ГСМ оптом и в розницу и сельским хозяйством. Есть своя свиноводческая ферма и сеть мясных магазинов. И тут я руковожу отделом по разработке и автоматизации. У компании собственное программное обеспечение. Мы пишем программы, которые управляют автозаправочными станциями, программы для управления фермой. Чтобы было понятно: это полностью автоматизированное предприятие. Корм автоматически замешивается, поступает и распределяется по чашам каждому животному. Уборка тоже производится программным продуктом. Компьютерная техника запускает смывы, очистку, распределение температуры по ферме.

— Представила себе роботов.

— Почти так. Это датчики, которые отправляют импульс согласно заданным условиям на запуск тех или иных устройств.

— Университетская активность помогает в профессиональном труде? Правило — «что будет, если не…» работает?

— Мы не начали интервью вовремя, как договаривались, потому что я был на планёрке по введению нового направления бизнеса: решили попробовать себя в IT-разработке. Предложили нашему руководству новый проект и планируем не просто обеспечивать программами существующее производство, но и зарабатывать своими технологиями. Пока я не буду говорить, что это за вещь, если всё получится, многие узнают об этом.

— Какой вы начальник?

— IT— самая динамически развивающаяся сфера. Нужно угнаться за всеми веяниями, стараюсь дать своим сотрудникам свободу. Если интересно заниматься мобильными приложениями — пожалуйста, главное, чтобы это приносило пользу.

— Наверное, быть на волне, поспевать за тенденциями утомляет?

— Специалисты IT как киноманы: каждый четверг в прокат выходят новые фильмы, и в зале часто одни и те же лица. Это клуб по интересам, и у нас так же. Мы увлечены новой идеей, она заражает, и тогда не устаёшь, даже если засиживаешься на работе.

— Получается, вы трудоголик.

— Сегодня я приехал на работу к 12 часам дня, ещё не планирую уезжать (на часах 18.36 — прим. А.С.). С утра были тренировка в тренажёрном зале и урок английского языка. Он мне необходим для изучения иностранной литературы по IT, чтобы читать новое, не дожидаясь перевода.

— Наверное, это и есть успех — заниматься любимым делом?

— Успешен ли я? Смотря с кем сравнивать. В СФУ есть выпускники и даже студенты, добившиеся большего. У меня обычная история.

— Но вы независимы и рано повзрослели. Это бросается в глаза, потому что редко встречается. Некоторые педагоги отмечают, что студенты последнее время всё более инфантильны.

— Это тоже есть. Сейчас такое время, что ребятам не нужно много думать, за них это делают родители. И выросло поколение, которое разучилось делать выбор, управлять жизнью, а ведь это, как мускул, надо тренировать. Чем больше ты принимаешь решений, тем правильнее они становятся. Это тренировка характера, понимание жизненных закономерностей. Молодые ребята не научились отвечать за свои поступки, их устраивает такое состояние полудетства. Это не значит, что я идеальный пример, просто всегда знал, что родители работают, и у меня есть младшая сестра, которую им надо поднимать. Денег не брал после первого курса, сейчас помогаю своей
семье.

— Что в своём характере вы бы искоренили, если бы это было просто?

— Откладывание дел на потом. Некоторые незаконченные вещи накапливаются и гнетут, я бы хотел делать всё вовремя.

— Вы по-прежнему много читаете?

— Да, я фанат Бориса АКУНИНА и его серии про Эраста Фандорина. А сейчас читаю «Мартина Идена» Джека Лондона.

— Вам близок главный герой?

— Узнаю в нём себя. Как он развивается, самообразовывается и постепенно понимает, как должен жить. Ему ставят в пример мистера Батлера, который годами тяжело работал, деньги-то накопил, преуспел, но пропустил молодость и жизнь. И он готов был бы отдать все деньги за радость, но уже не умеет радоваться. И хотя формально — отличная история успеха, Мартин чувствует, что создан не для этих вещей. И я склонен с ним согласиться: деньги очень важны, но это не главное.

— А что главное?

— Самореализация и отношения между людьми. Честность. Сейчас я не женат, но последнее время семья всё больше для меня значит.

***

Ему 26 лет, он руководит IT-отделом в крупной компании, много работает и читает романы. Здравый смысл, отсутствие лени, умение принимать решения, смелость и самоирония — думаю, именно эти качества, которые приобретал Роман в семье и в университете, помогли ему вырасти из авантюрного студента во взрослого профессионала.

Александра СЛАВЕЦКАЯ