Северная лягушка-путешественница на юге
[Команда «Субмарина»]


В Питер переезжают по любви, в Москву — по работе. С севера на юг — по множеству причин. В моём случае — из-за учёбы и огромной любознательности. Итак, о двух годах жизни в Белгороде типичной якутянки из промышленного Мирного.

«Почему Белгород? Как тебя сюда занесло? Ну, ты смелая, с одной стороны необъятной на другую!» — именно такие вопросы и оценки приходилось слышать чаще всего от однокурсников на журфаке. Я сама не знала ответа. И, смеясь, говорила, что захотелось пожить без снега и суровой зимы. Как потом оказалось — вообще без зимы.

Первое время поражало всё. Например, люди с украинским говором (рядом — граница с этим государством), огромное количество пенсионеров. Как правило, это те, кто работал далеко за Уралом, а старость решил провести в спокойном городке с мягким климатом. Удивило также наличие дорог, регулярно ходящий транспорт по сравнению с моим Мирным (по крайней мере, к остановке ни разу не примёрзла). Дешёвые продукты: в месяц я могла потратить около 5 тысяч рублей, при этом хватало даже на развлечения. А приезжая на родину, входила в состояние «лучше я умру от голода, чем куплю сметану за 100 рублей». Удивляли также дома, у которых нет свай, а в окошко первого этажа спокойно можно заглянуть. Со временем ко всему привыкла, кроме жары, наверное. Потом уехала мама, я осталась одна в чужом городе и стала изучать его со всех сторон.

Главным лицом города я всегда считала людей — какие люди, такой и город. Там, в Белгороде, всё оказалось сложнее. Люди на первый взгляд были угрюмыми и неприветливыми, а стоило мне сообщить, откуда я родом, начиналась тирада о северянах и повышении цен на всё из-за «богатых приезжих». Белгородцы считают, что в их городе и вправду всё очень дорого: и коммуналка, и продукты, и остальное. Они жалуются буквально на всё.

Я думала, может, и правда зарплаты не соответствуют ценам. Со временем заметила, что мне каждый день хамят в автобусе, могут спокойно накричать, что я тут встала в проходе и мешаю. Даже был случай, когда в троллейбусе ко мне нагло пристал мужчина. Буквально все наблюдали, слушали на протяжении минут 30, а заступились только двое парней.

Рассказала это подруге Рите. И она, выслушав, погрузилась в монолог. Из этой речи было ясно, что зарплаты нормальные, в городе многое делают для народа: строят социально значимые объекты, жилые комплексы, детские площадки, устраивают бесплатные мероприятия. Она утверждала, что из города можно спокойно за умеренную плату доехать до соседнего (это огромный плюс всей европейской части нашей страны). Также часто ремонтируют дороги, везде есть пешеходные переходы, на которых всегда пропускают автомобилисты. На каждом углу — банальные мусорки, а дворники активно работают как в центре, так и на окраине. Отсюда и цены на жильё выше по сравнению даже с соседним Курском или Орлом, но люди не видят плюсов. По привычке, свойственной многим белгородцам, продолжают говорить, что всё — тлен, а северяне — главная проблема.

Несмотря на описанное выше, и в Белго­роде нашлось немало людей, с которыми у меня сложились тёплые дружеские отношения. Это мои однокурсники, ставшие хорошими друзьями, преподаватели, бариста в кофейнях, гардеробщицы в 17 корпусе, да в конце концов те парни из троллейбуса. Именно такие люди часто выручали, помогали с переездами, провожали до дома по ночам, успокаивали, когда я в слезах выбегала, например, с зачёта по психологии. Так что белгородец белгородцу рознь.

Теперь о внешнем облике города. Белгород красив и комфортен. Из всех мест, где мне приходилось когда-либо бывать, он самый чистый. А дороги! Им вообще можно петь дифирамбы: ни ухабин, ни дыр, даже на окраине в самом старом дворе — и то асфальт. Да и вообще во всей области с дорогами всё очень хорошо. Помню, как ехали в Курск и едва пересекли отметку с указателем «Курская область», автобус резко подпрыгнул и упал в ямку. Всё познаётся в сравнении.

Белгород — от слова «белый». Если смотреть с высоты, то большинство зданий и правда белые или светлых цветов. Сами жители говорят, что их город очень зелёный. Конечно, растительность есть, но после моего города в тайге белгородская зелень кажется степью.

Раз уж написала о природе, то расскажу и про климат. Он невыносим для человека из холодных краёв. Лето жаркое и долгое, а зимы нет. Декабрь, январь и февраль идут дожди со снегом, это всё превращается в грязную кашу, которая замерзает плотной неровной коркой.

Подстроиться под погоду мне было сложно. Уже в феврале я ходила без шапки и в лёгком пальто, на что местные жители качали головой. Люди там мерзляки: на дворе минус 10, а они в натуральной шубе и меховой шапке! Причём как старшее поколение, так и студенты. А вот иностранцы из Африки и Латинской Америки одевались примерно так же, как я. С соседкой мы постоянно ругались из-за моих частых проветриваний комнат и лёгкой одежды. Многие пытались доказать, что у них в городе высокая влажность, поэтому кажется, что холоднее. Я бы, может, и поверила, если бы не прожила 17 лет в Якутии. В Мирном при температуре плюс два я всегда надевала шапку и перчатки да куртку потеплее. В Белгороде же в такую погоду ходила в плаще. Наверное, если бы я не обладала статусом моржа, белгородская погода пришлась бы по нраву, а так — увы!

Одной из причин моего переезда в Красноярск был именно климат. Оказалось, что жару ну никак не переношу, так что родители предложили не мучиться и уехать. Разницу между севером и югом два года ощущала на себе. Просто какие-то города созданы для тебя, а какие-то нет. Так оказалось, что на севере мне комфортнее.

Алёна ГУСАРОВА
Рисунок Анастасии БУЛАВИНОВОЙ
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 2)