Китайская грамота

Об этой профессии, как правило, много не пишут и не говорят. Человек, избравший её, либо вовсе остаётся в тени, либо по долгу службы постоянно обязан находиться в пределах метра от своего босса. Нашей редакции повезло — один из выпускников Учебного военного центра Военно-инженерного института СФУ (цикл ЛОВД — лингвистическое обеспечение военной деятельности) сделал читателям газеты новогодний подарок — согласился на это интервью.

Вот уже третий год работает в Министерстве обороны РФ старший лейтенант Марк ПРИХОДЬКО.

— Не могу сказать, что я мечтал стать военным переводчиком с самого детства, но интерес к военному делу был всегда, ведь я родился в семье офицера, — признаётся Марк. — После того как прошли выпускные экзамены в школе, мой выбор пал на китайский язык, потому что очень нравилось его звучание. Вот так и получилось, что стал учиться на военного переводчика.

Поначалу, хотя и было очень интересно, я не понимал до конца, что значит эта профессия. Да и на момент выпуска из УВЦ было примерно такое же чувство. Только со временем ощутил, как мне повезло и как это интересно! Теперь могу по-настоящему гордиться тем, что делаю. И понимаю, как это важно — донести объективно иностранную речь. Зачастую приходится переводить военачальников высокого уровня, людей, которые оказывают большое влияние на ход нашей истории…

В Министерство обороны Марка Приходько «сосватал» в 2013 году присутствовавший на государственном экзамене в СФУ полковник Ю.Г. ЯКОВЦЕВ, кстати, китаевед.

— Госэкзамен состоял из нескольких частей, — вспоминает Марк. — Я вытянул билет. В части, которая касалась языковой подготовки по китайскому языку, необходимо было рассказать о структуре народно-освободительной армии Китая. Видимо, чем-то зацепил полковника: то ли бойкостью ответа, то ли эрудицией, то ли произношением — не знаю. Но Яковцев (тогда ещё я не знал, что это мой будущий начальник), выслушав внимательно все ответы, сказал, что я подхожу для работы военным переводчиком. Признаюсь, восторг испытал нереальный! Так и попал на службу в Москву.

— Что требуется от военного переводчика: произношение, знание истории изучаемых стран, обычаев, психологии местных народов?

— Эта профессия требует не только максимум концентрации и внимания в изучении языка, знания всех нюансов его употребления, лингво- и этнокультуры, географии его распространения, но и знания военно-прикладных дисциплин, понимания военной и политической обстановки в стране изучаемого языка и в мире. К тому же нужна хорошая физическая подготовка, крепкая переводческая память и знание специальной терминологии. Требуется и высокое чувство ответственности, дисциплинированность, неугасающий интерес к своей работе.

Далее, как сказала ещё во время учёбы в университете один из моих любимых преподавателей — Екатерина Владимировна ЕРЁМИНА, необходимо обладать рядом навыков, выходящих за пределы профессиональной компетенции, таких как, например, общительность, умение находить подход к разным людям и прочее. И должен сказать, что университет многому научил. Добрым словом теперь вспоминаю начальника нашего цикла Алексея Михайловича МАНДРАНОВА, преподавателей английского Максима Александровича ИВАНОВА и Викторию Викторовну ВАГИЗОВУ. Отличные педагоги, скучаю по ним. Направила на верный путь и научный руководитель моей дипломной работы Оксана Валерьевна МАГИРОВСКАЯ.

— В чём секрет успеха в профессии? Врождённая предрасположенность к иностранным языкам или мотивация, интерес или «терпение и труд всё перетрут»?…

— Способности к освоению языков заложены в каждом из нас, но сам процесс освоения, безусловно, очень трудоёмкий, и чем старше человек, тем тяжелее ему это даётся. У меня была мотивация и большой интерес, ведь я с первого курса общался с китайскими студентами. Мы с ними даже играли в одной команде в настольный теннис. И здесь интерес заключался в том, чтобы научиться контактировать с ними на их языке. До сих пор с некоторыми из этих ребят периодически вижусь, общаюсь. В какой-то момент решил для себя: если пришёл учиться на переводчика, значит, должен делать это хорошо. Вот и старался. А когда интересно — ты посвящаешь языку много времени и начинаешь понимать, что растерять это было бы преступлением против себя. Поэтому всё-таки интерес к языку — на первом месте.

— Прочитала высказывание Д. МЕДВЕДЕВА на вашей страничке в соцсетях: у того, кто выучил китайский язык, «открывается новая жизнь, потому что это совершенно другое мировоззрение»…

— Новое мировоззрение открывается — точно. Но я думаю, так обстоит дело не только с китайским языком, но и со всеми другими.

— Марк, запомнилась ли вам самая первая служебная командировка?

— Это было на аэродроме Жуковский в Подмосковье, где проходил авиасалон МАКС-2013. В авиасалоне принимали участие разные страны, в том числе прилетела пилотажная группа «Первое августа» от КНР. Лётчики показывали фигуры пилотажа, а я с группой других переводчиков должен был помогать им работать на аэродроме. Это было очень непросто, ведь каждый китаец имеет свою особенность произношения, да и лётные термины обладают своей спецификой. В общем, понял, что нужно учиться ещё долго. Признаться честно, каждый раз приезжаю из командировок с подобным чувством.

— Чем ещё увлекаетесь в жизни помимо любимой работы? Сколько уделяете времени своему физическому развитию — тренажёры, а может, китайские виды борьбы?

— В нашей профессии нужно быть готовым работать на суше, на море и в воздухе по 10-12 часов, а то и больше, не всегда имея возможность полноценно поесть и поспать. Нетренированному человеку это сложно. Я предпочитаю плавать, благо бассейн есть и на

работе, и под домом, где живу; в командировки для этого беру все необходимые принадлежности. Есть ещё пристрастия — картинг и верховая езда. Занятия, к сожалению, не регулярны и в силу рабочего режима больше рассчитаны на то, чтобы разнообразить рутину и держать себя в тонусе. А ещё люблю в тире пострелять, я же всё-таки военный переводчик, и слово «военный» стоит впереди, поэтому про оружие забывать не стоит.

— Где уже удалось побывать и что повидать? Чего хотели бы добиться, ведь карьера только начинается...

— Успел побывать в разных странах Азии, в том числе в Китае. В США, в некоторых арабских и европейских странах. Сейчас весь в работе, часто летаю в командировки, на личную жизнь времени почти не остаётся, но то, что я делаю — очень-очень интересно. У меня есть мечта, но это пока секрет, когда она исполнится, надеюсь, в СФУ обязательно об этом узнают.

— А есть желание выучить ещё какие-либо языки?

— Поскольку работа у меня нелёгкая и требует времени, то стараюсь совершенствовать китайский и английский, но если появится возможность, с удовольствием попробовал бы поучить испанский, корейский и вполне даже может быть арабский.

— Какие знания местных обычаев вы учитываете в своей работе? Слышала, что в Афганистане нельзя сидеть нога на ногу — это всё равно что в России показать кукиш. Не снял перчатки — может быть истолковано как неуважение. Подарки дарить — тоже искусство…

— Про обычаи скажу, что в Китае, например, не принято дарить часы, они ассоциируются со скорой смертью. А в арабских странах мужчина не должен ходить в шортах и майке, нужно надевать брюки и рубашку с рукавом даже в 40-градусную жару (хотя бы по локоть закатанную). В Сингапуре за выплюнутую на асфальт жвачку можно сесть в тюрьму и т.д. Должен сказать, что пока не приходилось влипать в истории из-за незнания подобных вещей, ведь в военной среде везде в мире действует примерно одинаковая система этических норм и установок.

— Не секрет, что некоторые идиомы и нюансы смыслов практически не поддаются переводу…

— Бывали и у меня подобные ситуации. Вот как, например, перевести выражения «кулебяка с мясом» или «только цементирующая жестокость спасёт нацию…»? Каждый начальник имеет свои любимые афоризмы, и каждый раз бывает непросто. Или же как объяснить китайцам русскую шутку: «кто в армии служил, тот в цирке не смеётся»?

— Читала, что военными переводчиками были народный артист СССР В. ЭТУШ, писатель А. СТРУГАЦКИЙ, композитор А. ЭШПАЙ. А есть у вас кумиры в этой профессии?

— Конечно! Мне бы хотелось быть похожим на таких мэтров перевода, как Алексей Николаевич СПЕШНЕВ или Виктор Михайлович СУХОДРЕВ (личный переводчик БРЕЖНЕВА, ХРУЩЁВА и ГОРБАЧЁВА — прим. автора). Что касается работы с китайским языком, то авторитет для меня — Игорь Васильевич КОЧЕРГИН, известный российский китаевед; а ещё — Олег Маркович ГОТЛИБ, профессор Иркутского государственного лингвистического университета (он преподавал у нас немного, к сожалению, скончался в этом году).

— Одна из главных заповедей военного переводчика?

— Она общеизвестна: не засмеяться до того, как шутка будет переведена на другой язык. И юмор обязательно переводится дословно.

— Марк, впереди Новый год, что пожелаете всем студентам и курсантам, кто мечтает стать военным переводчиком?

— Не терять времени попусту. Постоянно углублять знания, каждый день изучать язык, читать больше интересных книг и заниматься спортом. И ещё желаю хорошего переводческого чутья и цепкой переводческой памяти!

Вера КИРИЧЕНКО
А знаете ли вы, откуда пошло выражение «Последнее китайское предупреждение»? Марк разъяснил это так.

В середине ХХ века у Китая были напряжённые отношения с Тайванем, который претендовал на независимость и находился под покровительством США; поэтому американские самолёты летали там, а китайцы не признавали этого и каждый раз, когда нарушалась граница их территориальных вод или воздушного пространства (по мнению китайцев), они предупреждали о том, что требуют это прекратить, иначе… Но никто никак не реагировал. В итоге таких предупреждений было несколько тысяч, отсюда и выражение.

«С Новым годом!» от преподавателя кафедры восточных языков ИФиЯК Чжан Юй

«С Новым годом!» от преподавателя кафедры восточных языков ИФиЯК Чжан Юй