Бортовой журнал,
или Как мы прокладывали лыжню в журналистику

Школа спортивной журналистики «Медиазима» — это проект Штаба Универсиады-2019 СФУ, который в этом году был реализован в третий раз.

Под кураторством Управления по информационной политике и взаимодействию с внешними партнёрами СФУ «Медиазима» зазвучала по-новому: участники смогли примерить на себя роль спортивных журналистов не только в теории, но и на практике. Они стали стажёрами управления на время XXII чемпионата мира по лыжному ориентированию. И чего только за «8 дней счастья», как сами называли соревновательные деньки, ребята не переделали: наполняли раздел, посвящённый чемпионату на сайте СФУ, вели канал в Telegram, встречались со спортсменами для интервью и даже сняли репортаж. Главными уроками чемпионата медиазимовщики решили поделиться с нами.

Наша команда: две Ани, два Саши, две Насти, Женька и я. Мы — настоящая редакция, хотя журналистами в полном смысле слова назвать нас сложно: где-то учились, что-то писали. И вот стоим на пороге первого серьёзного испытания, и голова кружится от возможности попробовать себя в деле. Нам самим интересно, что из этого выйдет.

Маршрут, который за дни ­чемпионата стал родным: от конечной остановки повернуть направо, дойти до парковки Конгресс-холла СФУ, где уже поджидает автобус до «Академии биатлона». Приятный мужской голос, приветствующий гостей XXII чемпионата мира по лыжному ориентированию, еле успевает рассказать правила поведения на стадионе, как мы на месте. Из автобуса выходим уже не студентами — журналистами. Через КПП направляемся прямиком в пресс-центр. «На дело» идём в ногу, чеканя шаг по гальке, а коленки-то у всех дрожат: в первый раз спортивные журналисты, в первый раз лицом к лицу с лыжным ориентированием.

В пресс-центре становится жутко неловко, последний раз испытывали такое чувство лет пятнадцать назад, когда с неадекватным по размерам букетом шли в первый класс и боялись отцепиться от маминой юбки, потому что всё вокруг новое и неизвестное. Теперь в ряду других журналистов почувствовали себя первоклашками. К слову, профессионалов вокруг много: налево — оператор с «Афонтово» складывает ветрозащиту для микрофона в отдельный пакетик, направо — корреспонденты с КГТРК смеются и совсем не волнуются. Смотрим на них и перенимаем опыт: они хватают пирожки, значит, и нам можно; они собираются выходить, значит, нам тоже пора доставать свои бумажки с вопросами и бежать на стадион. Примета: если операторы уходят, значит, намечается что-то интересное.

Микст-зона — святое место для спортивного журналиста. Там и только там можно пообщаться со спортсменами, притом у тебя есть лишь пара минут, чтобы выяснить всё, что нужно для материала. И тут все старшие коллеги резко стали страшными конкурентами. Нас с нашими диктофонами и вежливостью быстро унесло на периферию происходящего, и герои смешанной эстафеты оказались отгорожены от нас неприступными спинами операторов, что было чревато невыполнением редакционного задания и провалом. Не желая подставлять команду, начинаем активнее работать локтями и «не прогибаться под изменчивый мир». Так мы выучили первый урок: журналист, будь в меру наглым. Впоследствии наш гордый диктофон всегда был в первых рядах. Наверное, так и матереют журналисты.

Анна Павлова и Любовь Полежаева пишут стендап

Анна Павлова и Любовь Полежаева пишут стендап

Урок второй: журналист, готовься к интервью заранее и имей вопросы «про запас». По началу в голову назойливо лезет банальное «как вы оцениваете своё выступление», но со временем становится интересно многое. Отмечаем для себя, что аппетит приходит во время еды. В первый день мы не задали ни одного вопроса — то ли не успели, то ли растерялись, но к концу чемпионата казалось, что вопросы задаём только мы.

Ещё в самом начале мы поняли, что нужно испытывать страсть к тому, что ты делаешь, но почувствовать эту страсть смогли, только когда вид спорта приобрёл человеческое лицо. С каждой гонкой «средняя дистанция», «женский спринт», «контрольный пункт» переставали быть просто словами, изо дня в день в них концентрировались слёзы радости, досада от совершённых на трассе ошибок, поцелуи семьи после гонки. Освещая результаты российской сборной, мы, кажется, эмоциональнее самих спортсменов переживали проигрыши в одну секунду или сломанные палки. И каждый раз болельщики хотят знать, что пошло не так, и мы понимаем, что спросить об этом надо, но как подобрать слова, когда родная трасса не помогает, а ставит подножку, или когда спортсмен упустил золото из-за досаднейшей ошибки?

Досадно ошибались и мы. Всем известно, что скандинавские имена и фамилии сложны для транскрипции, но нам казалось, что мы точно выяснили их написание. Каково же было наше разочарование, когда мы по всем пунктам оказались не правы. Два дня мы корили себя: что же мы за журналисты такие?! Вот он — опыт! От ошибок, как известно, никто не застрахован, но урок третий: журналист, проверяй и перепроверяй.

Сколько этих уроков было — не сосчитать! Теперь я — Люба, две Ани, два Саши, две Насти и Женька знаем наверняка, что журналист видит и слышит чуть больше, чем рядовой болельщик не только потому, что в руках у него заветная аккредитация — ключ от всех дверей, но и потому, что положение обязывает вывернуть рычажок внимательности на полную катушку. Только так можно выяснить, что Эрик Рост, ставший героем красноярского мирового первенства, взял у судьбы реванш: во время чемпионата мира-2015 он узнал, что потерял отца, и не смог сконцентрироваться на соревнованиях. Только так можно среди тысяч болельщиков отыскать того, кто сам всю жизнь посвятил этому виду спорта и сейчас тихонько ностальгирует на трибунах, вспоминая, как в далёком 2000 году выступал на первом для Красноярска чемпионате мира.

Журналист, люби то, что делаешь — последний и главный урок, который мы усвоили во время работы. Ведь только полюбив спорт, мы можем вызвать интерес к нему у читателей и зрителей. Надеемся, мы смогли.

Любовь ПОЛЕЖАЕВА