Андрей МИНАКОВ: «Я мог стать врачом,
если бы не учитель физики…»


В его биографии прекрасно всё: родился и рос в селе. Среднюю школу в Ужурском районе окончил с серебряной медалью. Мать с отцом (она — фармацевт, он — прораб) на сына не давили, мнение своё не навязывали, в выборе профессии дали полную свободу. На инженерно-физический факультет Технического университета ему посоветовал поступить школьный учитель физики Владимир Степанович МАРЕЕВ. Сначала юноша сомневался. Будущая специальность выглядела как что-то неземное, нереальное — примерно так, как если бы ему, деревенскому парню, вдруг предложили учиться на космонавта. Всё решилось на собеседовании. В университет его взяли без экзаменов. Окончил вуз, женился. Опять же — супруга замечательная и дети — сын Егор и дочь Варя. И, что немаловажно, любимая работа и удивительно трудоспособный коллектив единомышленников.

О доценте кафедры теплофизики Института инженерной физики и радиоэлектроники СФУ, кандидате физико-математических наук Андрее Викторовиче Минакове наша газета писала не раз. И поводы всегда радостные — то учёный завоюет премию главы города, то получит грант Президента РФ, то премию банка, то выйдет в лидеры по количеству грантов и научных публикаций. Вот и на этот раз в общеуниверситетском рейтинге по итогам научной деятельности в 2017 году Минаков — на втором месте.

— Если честно, я и забыл совсем про этот рейтинг, — признаётся Андрей Викторович. — Скорее всего, на результат повлияли все научные публикации коллектива кафедры с моим участием. В этом году в солидных научных изданиях вышло в общей сложности 26 наших статей.

У кафедры большой объём хоздоговорных работ. Сотрудничаем, например, с РУСАЛом, с компанией «Силовые машины» из Санкт-Петербурга, с Красноярским заводом цветных металлов (по вопросам разработки реакторов для аффинажа драгоценных металлов). К тому же у нас много грантов. Я сейчас веду аспирантов, которые занимаются исследовательской работой и довольно активно публикуются — это Дмитрий ГУЗЕЙ, Дмитрий ПЛАТОНОВ, Максим ПРЯЖНИКОВ, Владимир ЖИГАРЕВ и другие. Публикационная активность в последнее время выросла не только у молодых, но и у очень опытных коллег, например, много статей у заведующего нашей кафедрой, кандидата технических наук, директора НОЦ «Теплофизика» Александра Анатольевича ДЕКТЕРЁВА (кстати, моего наставника) и у доктора физико-математических наук, профессора Игоря Николаевича ФЛЁРОВА. Темы очень актуальны, разработки кафедры важны для металлургии, нефтяной промышленности, тепло- и гидроэнергетики.

— Уже скоро восемь часов вечера, а вы на работе, и в соседней аудитории вас ждут магистранты. Такое ощущение, что не отдыхаете совсем…

— Последний раз был в отпуске года три назад. Усталость есть, вы правы. Но меня с детства научили терпению и труду. И потом — это же моя любимая работа! В 8 утра начинается «рабочая смена», и весь день расписан. Наша кафедра базируется в основном в Академгородке, в помещениях красноярского филиала Института теплофизики. Большую часть времени провожу именно там. Когда нет занятий — работаю в офисе за компьютером, провожу расчёты, пишу статьи и т.д. А если идут эксперименты, то мой дом — это лаборатория. Аспирантов у меня сейчас человек 5-6 — многовато, конечно, но это наше обоюдное желание. Раньше, когда ребята ещё были студентами, я вёл у них занятия, руководил дипломными проектами. Потом они сами изъявили желание поступить в аспирантуру, и логично, что пришли снова ко мне. Занимаюсь я и со студентами, поэтому времени свободного очень мало. Только в выходные могу немного расслабиться в семье, побыть с детьми.

— Если говорить о вашем научном интересе, то это исследование способов повышения эффективности теплообменных устройств и аппаратов, задачи гидродинамики, численное моделирование, эксперименты… Какие научные темы сейчас для вас на первом плане?

— Теплофизика — это очень широкая наука, которая затрагивает процессы переноса тепла, гидроаэродинамику, свойства веществ и др. В этом году наш коллектив завершил двухлетнюю работу по двум грантам РФФИ совместно с Красноярским краевым фондом поддержки научной и научно-технической деятельности. Один из грантов связан с исследованиями нестационарных процессов в переходных режимах работы гидротурбин. Мы исследовали причины возникновения пульсаций давления в проточном тракте турбин, разрабатываем способы снижения негативных воздействий от этих пульсаций. Завершена большая экспериментальная работа, подготовлены практические рекомендации по снижению интенсивности пульсационных процессов в переходных режимах работы ГЭС. Особенно эти результаты актуальны для высоконапорных гидроэлектростанций — Саяно-Шушенской и Красноярской.

Второй грант РФФИ совсем из другой области науки, посвящён изучению влияния магнитного поля на течение и теплообмен магнитных наножидкостей или жидкостей с ферромагнитными наночастицами. Мы исследовали способы управления движением и теплообменом этих жидкостей под действием постоянных магнитных полей. Эта работа преследовала две цели. Первая, традиционная для теплофизики, — интенсификация процессов теплообмена для разработки систем охлаждения радиоэлектронной аппаратуры и оборудования.

Вторая цель тоже достаточно интересна — это медицинские приложения, связанные с вопросами диагностики и лечения, в том числе онкологических заболеваний, и точечной доставки лекарств в поражённые органы.

На практике это выглядит так: наночастицы вводятся в кровоток и дальше под действием магнитного поля концентрируются в месте поражения. Подобные исследования сейчас широко проводят за рубежом. Ведутся они и в нашей стране. Например, активно в этом направлении работает коллектив доктора биологических наук, профессора кафедры медицинской биологии СФУ Татьяны Николаевны ЗАМАЙ. Обнаруженные нами механизмы и закономерности процессов переноса и теплообмена наночастиц в жидкостях под действием внешних магнитных полей и разработанные способы управления ими могут быть использованы при создании новых медицинских технологий. Хотелось бы в будущем продолжить эту актуальную тему и наладить сотрудничество с коллегами в области медицины.

— Результатом работы по обоим грантам довольны?

— Вполне! С точки зрения науки открыты интересные механизмы, которые позволят существенно интенсифицировать процессы теплообмена; объяснены обнаруженные ранее в работах других авторов явления, связанные с механизмами повышения коэффициентов теплоотдачи в наножидкостях; разработаны рекомендации по поводу управления этими процессами. Мы планируем дальше продолжать обе темы.

Кроме того, в новом году нам предстоит очень серьёзная работа по гранту РНФ, направленному на исследования возможностей применения наносуспензий в технологиях разработки и эксплуатации нефтяных и газовых скважин. Эту работу мы проводим совместно с кафедрой бурения нефтяных газовых скважин ИНиГ СФУ. Речь об изучении способов интенсификации извлечения нефти при помощи наносуспензий. В лабораторных экспериментах установлено, что эти суспензии позволяют значительно — на десятки процентов! — повысить коэффициент извлечения нефти. Грант только стартовал, но первые результаты уже очень оптимистичные. Эта тема тоже требует серьёзного изучения.

— Андрей Викторович, мы встречаемся в канун Нового года, что загадаете, когда пробьют куранты?

— Чтобы всё было хорошо и в семье, и на работе. Ну и хотел бы успешно защитить докторскую, где, в частности, будет отражён итог исследований свойств наносуспензий.

— И ещё один вопрос: если бы не тот совет школьного учителя физики — какую профессию выбрали бы?

— Помимо физики в школе мне очень нравилась химия, так что, скорее всего, стал бы врачом. Но я не жалею, что жизнь сложилась именно так, а не по-другому, и чувствую себя счастливым.

Вера КИРИЧЕНКО